ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-38

ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-38

В 1936 году на заводе № 37 под руководством нового главного конструктора Н.А. Астрова разработали плавающий танк Т-38. Тогда же началось его серийное производство.

По основным показателям Т-38 был близок к танку Т-37, однако замена дифференциала (не обеспечивавшего устойчивое прямолинейное движение и приводившее к большим потерям мощности при повороте) многодисковыми бортовыми фрикционами и отбор мощности на гребной винт через специальный редуктор существенно повысили маневренные качества танка.

Тем не менее, почти сразу же после поступления Т-38 в войска от военных пошли рекламации. В ходе летних маневров 1937 года выяснилось, что в боевом отношении новая машина ничем не отличается от Т-37А и, по сути, осталась такой же танкеткой с вращающейся башней, что и ее предшественница. Малое водоизмещение не позволяло Т-38 перевозить на броне через водные преграды даже двоих пехотинцев. Перегрузка в 120 – 150 кг приводила при маневрировании на плаву к захлестыванию водой люка командира, в результате чего танк тонул. Для повышения запаса плавучести Т-38, по рекомендации АБТУ, в строевых частях пытались использовать поплавки, снятые со списанных Т-37. Но это мало помогало. При движении на суше танк также вел себя не лучшим образом. Вызывала нарекания и его проходимость вне дорог – следствие недостаточной удельной мощности, а низкая эффективность системы охлаждения приводила к быстрому перегреву и выходу из строя двигателя.

По итогам летних маневров 1937 года танк объявили небоеспособным, его производство приостановили, а на завод № 37 прибыла комиссия НКВД. В результате проведенного разбирательства КБ завода № 37 получило задание доработать машину. Ее усовершенствованному варианту присвоили обозначение Т-38М.

ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-38

ПЛАВАЮЩИЙ ТАНК Т-38

Танк Т-38 ныне музейный экспонат
Танк Т-38 ныне музейный экспонат

Весной 1938 года изготовили два образца модернизированного танка – Т-38М-1 и Т-38М-2. От предшественника они отличались двигателем ГАЗ М-1 мощностью 50 л.с. и трансмиссией от тягача «Комсомолец» (кроме бортовых передач). От «Комсомольца» заимствовались также ведущие колеса и тележки подвески. Помимо этого, у Т-38М-1 ленивец опустили на грунт. Улучшили охлаждение двигателя, деревянные надгусеничные полки заменили металлическими, внедрили новые гусеницы с более высокими гребнями и усиленными пальцами. По аналогии с Т-37, машина получила дублированное управление.

Внешне оба образца были похожи, но Т-38М-1 имел борт, увеличенный на 100 мм по сравнению с Т-38, а Т-38М-2 – только на 75 мм. В итоге, водоизмещение первого возросло на 600 кг, а второго – на 450 кг. Испытания танков проводились по новой методике, специально разработанной АБТУ, и подтвердили принципиальную правильность основных изменений конструкции. Однако вновь проявились многочисленные мелкие недостатки. Дошло до того, что Н.А. Астрова на два месяца отстранили от работы, но затем опять вернули в КБ. В январе 1939 года Т-38М приняли на вооружение. Впрочем, это был своего рода синтезированный вариант: корпус Т-38М-1 с радиостанцией, ходовая часть – от Т-38М-2, башня улучшенной конструкции. АБТУ потребовало усилить вооружение, и к лету 1939 года разработали опытный образец сварной конической башни с крупнокалиберным пулеметом ДК. Правда, на танк она не устанавливалась и не испытывалась. Да и самих танков Т-38М в 1939 году выпустили только 15 единиц. Все они использовались как учебные, поскольку имели двойное управление. В 1939 году работы по модернизации Т-38 прекратили, поскольку с конца 1938-го на заводе № 37 уже разрабатывали новый плавающий танк Т-40.

Восстановление в Финляндии Т-38, подбитого в ходе «зимней войны» 1939 - 1940 гг.
Восстановление в Финляндии Т-38, подбитого в ходе «зимней войны» 1939 – 1940 гг.

На базе агрегатов Т-38 в 1936 году построили два опытных образца самоходной артиллерийской установки СУ-45 с пушкой калибра 45 мм.

Первый образец имел открытый сверху корпус. Спереди орудие и экипаж были защищены броневым щитом, с боков – откидными броневыми листами. Для защиты от атмосферных осадков предусматривался брезентовый тент. Орудие устанавливалось на коробке лафета и закреплялось в передней части корпуса. Боекомплект пушки состоял из 100 выстрелов. В передней части машины размещался пулемет ДТ с сошкой для стрельбы по наземным и воздушным целям.

В кормовой части САУ, отделенной броневой перегородкой, находился двигатель ГАЗ-А с алюминиевой головкой. С целью повышения компактности силового отделения двигатель располагался поперек корпуса. Системы двигателя, коробка передач и агрегаты трансмиссии (ведущие колеса, бортовые передачи, фрикционы и тормоза) были в основном заимствованы у танка Т-38. Ходовая часть была также унифицирована с танком Т-38, за исключением направляющих колес, взятых от Т-37.

Масса машины составляла 4,2 тонны, экипаж – три человека, броня – 9 мм. Максимальная скорость – 45 км/ч.

СУ-45 получилась слишком тяжелой, вследствие чего ее тягово-динамические качества оказались низкими, а надежность недостаточной.

Второй образец имел массу 3,4 т, экипаж – два человека. Механик-водитель, он же наводчик, располагался слева, заряжающий – справа. Боекомплект – 51 выстрел и 1100 патронов. Машина защищалась 8-мм броней.

В 1936 году на московском заводе «Компрессор» на опытном экземпляре Т-38 смонтировали аппаратуру для дымопуска и огнеметания. В конце года машина успешно прошла полигонные испытания, и было принято решение переработать чертежи для установки химического оборудования применительно к серийному Т-38. Однако танк ХТ-38 серийно не изготавливался.

В 1939 году в НИИ № 20 была разработана телемеханическая группа танков, включавшая телетанк ТТ-38, вооруженный пулеметом ДТ и огнеметом КС-61Т (боекомплект 1512 патронов и 45 литров огневой смеси), и танк управления ТУ-38 с аналогичным вооружением. Телетанк мог нести также и подрывной заряд, а огнемет давать 15-16 односекундных выстрелов на дальность 28 метров.

В 1936 и 1937 годах на заводе № 37 было выпущено 1228 танков Т-38 (из них 165 с радиостанцией), затем последовал годичный перерыв, а в 1939 году цеха покинули еще 112 машин. Однако еще в 1935 году Т-38 начали выпускать на Горьковском автомобильном заводе, изготовив 36 танков этого типа. Последнее обстоятельство, видимо, и подтолкнуло «газовцев» на разработку своей амфибии – «в пику» москвичам.

В результате этого негласного соревнования появился «танк Молотова», или ТМ, созданный на базе Т-37. Его разработкой руководил главный инженер ГАЗа В.Данилов. Танк был длиннее, чем Т-37: вместо двух тележек опорных катков с каждого борта установили три. Масса машины составляла 4,5 тонны. Коническая башня с пулеметом ДТ располагалась справа, место механика-водителя – слева. Движение на плаву осуществлялось с помощью гребного винта. К основным особенностям ТМ можно отнести наличие двух двигателей ГАЗ-М1, установленных параллельно: использование в качестве бортовых фрикционов нормальных дисковых сцеплений от ГАЗ-АА в сочетании с дисковыми тормозами от ГАЗ-ААА и блокировку двигателей через передние концы коленчатых валов. Еще одним важным новшеством стало использование в качестве органа управления рулевого колеса.

В 1937 году удалось изготовить два танка ТМ – один отправили в Кубинку в НИИ БТ Полигон, другой оставили для испытаний на заводе. На плаву он превосходил Т-37А, однако перед Т-38 иных значимых преимуществ не имел и серийно не выпускался.

Для замены же танков-амфибий Т-37А и Т-38 предназначался легкий плавающий танк Т-40, спроектированный под руководством Н.А. Астрова. Он был принят на вооружение 19 декабря 1939 года и считается лучшим отечественным плавающим танком предвоенного периода.

ЭКСПЛУАТАЦИЯ И БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

С 1933 по 1939 год в части Красной Армии поступило около 4000 плавающих танков Т-37А и Т-38. Факт наличия столь большого числа танков-амфибий у Советского Союза накануне Второй мировой войны служит ныне одним из аргументов в защиту «теории» о немецком превентивном ударе. То есть СССР, якобы, готовился к агрессии, а Германия вынуждена была защищаться. Многочисленные же танки-амфибии требовались для форсирования водных преград при движении советских войск на запад. Подобная точка зрения не имеет ничего общего с действительностью. Во-первых, в Красной Армии не существовало никаких специализированных амфибийных частей, которые можно было бы рассматривать в качестве частей первого броска при захвате плацдармов на берегах рек. Во-вторых, отсутствовали и какие-либо самоходные плавсредства, предназначенные для обеспечения переправы пехотных подразделений. Сами же плавающие танки для этой цели не годились. И Т-37А, и Т-38, по принятой тогда классификации, относились к малым танкам и отличались от танкеток лишь наличием вращающейся башни. В задачи же танкеток и малых танков входила, главным образом, непосредственная поддержка пехоты, а также разведка и боевое охранение.

Никаких других задач перед советскими танками-амфибиями не ставилось.

В середине 1930-х годов они поступали в механизированные, а затем и в танковые соединения. В частности, в 1937 году в штат механизированного корпуса входило 67 танков Т-37. В двух боевых эскадронах механизированного полка кавалерийской дивизии имелось до 30 Т-37 и Т-38. В основном же они поступали в танкетные, а затем в танковые батальоны стрелковых дивизий.

К сентябрю 1939 года, например, таких батальонов было 80, в каждом насчитывалось по одной танковой роте из 22 единиц Т-37/38.

Боевые машины этого типа состояли и на вооружении воздушно-десантных войск. В 1935 году в Экспериментальном институте НКТП под руководством П.И. Гроховского была разработана универсальная подвеска ПГ-12, предназначенная для транспортировки по воздуху и посадочного десантирования пяти основных образцов боевой техники, в том числе и танка Т-37А. Подвеска имела специальные быстроразъемные узлы, позволяющие отделить танк от самолета с помощью специальной ручки с места штурмана без выхода экипажа. Впервые доставка танков Т-37А по воздуху бомбардировщиками ТБ-3 была продемонстрирована в ходе Киевских маневров 1935 года. Судя по кинокадрам, когда танки, отделившись от самолета, сразу начинали движение, их экипажи во время полета находились в машинах.

В дополнение к подвеске ПГ-12 и ее усовершенствованному варианту ПГ-12М в ВАММ имени Сталина была разработана подвеска ТВД-2. В конце 1936 года в ходе испытаний в НИИ ВВС с этой подвески был осуществлен сброс танка Т-37А на воду на Медвежьих озерах под Москвой. Однако удачно приводнившийся танк затонул из-за незагерметизированных смотровых щелей.

Накануне Великой Отечественной войны в штат воздушно-десантного корпуса входил танковый полк, на вооружении которого должны были состоять 50 единиц Т-38.

Боевое крещение советские танки-амфибии получили в ходе вооруженных конфликтов на Дальнем Востоке.

Правда, использовались они там в весьма ограниченном количестве. Так, в частях и соединениях Красной Армии, участвовавших в боевых действиях в районе реки Халхин-Гол, танки Т-37А (8 единиц) имелись только в составе стрелково-пулеметного батальона 11-й танковой бригады (тбр) и 14 единиц в танковом батальоне 82 стрелковой дивизии (сд). Судя по отчетам, они оказались малопригодными и в наступлении, и в обороне. В ходе боев с мая по август 1939 года 17 из них были потеряны.

В составе стрелковых и кавалерийских частей Красной Армии (к тому времени в танковых бригадах западных военных округов танков-амфибий уже не было) Т-37А и Т-38 приняли участие в «освободительном походе» в Западную Украину и Белоруссию в сентябре 1939 года.

Т-38 преодолевает препятствие на маневрах финской армии
Т-38 преодолевает препятствие на маневрах финской армии

К началу боевых действий с Финляндией, 30 ноября 1939 года в частях Ленинградского военного округа насчитывалось 435 Т-37 и Т-38, которые довольно активно участвовали в боях. Так, например, 11 декабря на Карельский перешеек прибыл 18-й отдельный танковый батальон (отб) в составе 54 Т-38. Батальон был придан 136-й сд. Танки использовались в качестве передвижных огневых точек на флангах и в промежутках между боевыми порядками атакующих пехотных подразделений. Кроме того, на танки Т-38 была возложена охрана командного пункта дивизии, а также вывоз с поля боя раненых и доставка боеприпасов.

В составе 70-й сд действовал 361-й тб (десять Т-26 и 20 Т-38). 2 декабря взвод Т-38 послали в разведку к станции Ино. В ходе решения задачи танкисты встретили до батальона финской пехоты с артиллерией, пытавшейся зайти в наш тыл. Танки приняли ночной бой, длившийся до утра, и сорвали атаку противника. Артогнем противника было подбито три Т-38.

К началу войны танковые войска 9-й армии состояли из 177 отдельной разведывательной бригады (орб) 122-й сд и орб 163-й сд. В двух этих частях насчитывалось 29 Т-37 и два Т-38. Вначале они использовались, главным образом, для разведки, а затем были распределены между стрелковыми полками. За 15 дней боев почти все танки вышли из строя, подорвавшись на минах. Воевали Т-37 и Т-38 и на Мурманском направлении. Причем на второстепенных участках фронта для поддержки пехоты, помимо этих танков, применялись и танкетки Т-27, и даже полубронированные тягачи «Комсомолец».

В целом же, в условиях специфического карельского театра военных действий и наличия у финских войск сильной противотанковой обороны, маломощные, слабобронированные и легковооруженные плавающие танки показали себя неважно. Почти везде они несли высокие потери, часто выходили из строя по техническим причинам. В качестве трофеев финны захватили 29 Т-37 и 13 Т-38.

Т-38 на маневрах финской армии
Т-38 на маневрах финской армии

В ходе формирования в 1940 -1941 годы механизированных корпусов, для укомплектования их материальной частью использовалась и вся техника танковых батальонов стрелковых дивизий, в том числе и плавающие танки. По штату в механизированном корпусе должно было находиться 17 боевых машин этого типа. В действительности такое положение соблюдалось далеко не всегда. В некоторых корпусах плавающих танков не было совсем, а в 40-й тд 22-го механизированного корпуса (мк) Киевского особого военного округа (КОВО), например, насчитывалось 19 легких танков Т-26 и 139 – Т-37!

По состоянию на 1 июня 1941 года в Красной Армии имелось 1129 Т-38 и 2331 Т-37. В приграничных военных округах, соответственно – 468 и 1081 танк. Но далеко не все эти машины пребывали в боевой готовности. По своему техническому состоянию к 1-й и 2-й категориям относились 292 Т-38 и 523 Т-37. Другими словами, только эти танки были технически исправны или, в крайнем случае, требовали мелкого ремонта. Основная их масса была потеряна в первый месяц Великой Отечественной войны, так и не вступив в бой с врагом. Причем, главным образом, танки бросили или подорвали свои же экипажи из-за поломок и неисправностей.

Лишь в считанных случаях, при грамотном использовании, этим слабым машинам удавалось оказать эффективную поддержку нашей пехоте. Один такой эпизод описал в своих воспоминаниях офицер-танкист Г. Пенежко, командовавший в первые дни войны ротой плавающих танков Т-37, которые он вполне справедливо именует то «танкетками», то «малютками».

«Наша рота танкеток давит небывало урожайную пшеницу. Мы выходим на правый фланг дивизии. Жарко. Парит полуденное солнце. Далеко слева – Перемышль. Город в дыму. Видны только шпили костелов.

Моя «малютка», во главе двух взводов танкеток, скребя днищем по кочкам лощины, резво несется к роще, по опушке которой только что поднимались черные фонтаны.

Нам удалось опередить немцев и занять западную опушку рощи. Но не успел еще левофланговый взвод старшего сержанта Зубова заглушить моторы, как на гребень в четырехстах метрах от нас выскочила группа немецких мотоциклистов. Я подал сигнал «В атаку!» Мой сигнал принят. На правом фланге взвод Зубова уже давит мотоциклы и теснит их ко мне. С ходу врезаюсь в группу мотоциклистов и поливаю ее пулеметными очередями. Верткие трехколесные машины рассыпаются во все стороны. Моя танкетка не может делать резких поворотов. Меня это злит, я ругаюсь и преследую противника по прямой на гребень; повторяю сигнал. Танкетки спешат ко мне, расстреливая на ходу не успевших скрыться за гребень мотоциклистов.

Оба взвода вслед за бегущим противником перемахнули гребень, и я увидел над зелеными волнами пшеницы цепь больших темных машин. Они тянули за собой пушки.

Едва успев дать красную ракету, я открываю почти в упор огонь по широкому стеклу встречной машины. Вздрогнув и перекосившись, она застыла на месте. Сизые пилотки убегающих немецких пехотинцев мелькают в пшенице. Дымят и пылают разбросанные по полю остовы гусеничных машин, от которых немцы не успели отцепить орудия. Мы носимся между горящими тягачами, забыв уже о мотоциклистах, скрывшихся в направлении хутора.

Вдруг над головой что-то резко и незнакомо просвистело, и я увидел показавшиеся со стороны хутора башни вражеских танков.

Выбросив сигнал «Делай, как я!», разворачиваю машину «влево 90» и, непрерывно маневрируя, спешу выйти из-под обстрела.

Машины выполняют мой приказ. Механики выжимают из своих «малюток» весь их запас скорости. Теперь уже ясно, что мы являемся целью немецких танков. Стреляя с хода, они забирают левее и идут нам наперерез. С обогнавшей меня танкетки покатилась сорванная снарядом башня, и машина, вздрогнув, остановилась».

Следует подчеркнуть, что приводимый отрывок является едва ли не единственным в отечественной мемуарной литературе описанием боя советских плавающих танков с немецкими войсками. Характерным в этом эпизоде является то, что, нанеся поражение подразделению мотоциклистов и разгромив колонну артиллерийских тягачей, танки Т-37 были вынуждены отступить, а если быть точным, – спасаться бегством перед танками противника, в бою с которыми у пулеметных машин не было никаких шансов уцелеть. Такая же картина наблюдалась и в отношении танков Т-38.

По этой причине в начале октября 1941 года один экземпляр танка Т-38, имевшийся в распоряжении Наркомата обороны, в опытном порядке был вооружен в ОКБ-15 20-мм пушкой «ШВАК-танковая» (впоследствии ТНШ-20). Под обозначением Т-38Ш его отправили на испытания на НИИ БТ Полигон. В ходе испытаний выяснилось, что башня Т-38 слишком мала для пушки ШВАК. Кроме того, орудие вышло из строя, и танк поместили для хранения на склад. Никакого перевооружения танков Т-38 орудием ТНШ-20 не производилось, как из-за малого количества этих машин, оставшихся в войсках, так и по причине развертывания массового производства легких танков Т-60.

Советские Т-38 на марше
Советские Т-38 на марше

Что же касается Т-37 и Т-38, то сведения о них в отчетах и журналах боевых действий более или менее часто попадаются до конца сентября 1941 года. Затем упоминания об этих машинах просто исчезают из сводок. Так, например, на 1 октября 1941 года в танковых частях Западного фронта имелось всего шесть Т-37 (в 107-й мотострелковой дивизии). Но уже к 16 октября в строю не осталось ни одной машины этого типа.

В 1942 году ни Т-37, ни Т-38 в боевых действиях на советско-германском фронте практически не участвовали. Большинство сохранившихся в строю Красной Армии плавающих танков использовались в тыловых военных округах для учебных целей. В частности, только в Забайкальском и Сибирском военных округах, а также на Дальневосточном фронте по состоянию на 1 июня 1941 года имелось 345 Т-38 и 707 Т-37. Судя по всему, эти танки продолжали эксплуатироваться вплоть до 1945 года.

Последний же пример боевого применения танка Т-38 относится, видимо, к 1944 году, когда один батальон этих машин совместно с батальоном плавающих автомобилей Ford GPA принял участие в форсировании реки Свирь.

До наших дней сохранились лишь два танка Т-37А: один – в Военноисторическом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке, а другой – в танковом музее в Аксвелл в Швеции. Что касается Т-38, то в «чистом» виде он не сохранился. В Центральном музее Вооруженных Сил в Москве можно увидеть танк Т-38Ш, единственный, вооруженный 20-миллиметровой пушкой. В финском танковом музее в Пароле экспонируется Т-38, основательно переделанный для учебных целей. Все остальные образцы относятся либо к макетам, либо к реставрированным машинам.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ ПЛАВАЮЩЕГО ТАНКА Т-38

Компоновка танка – классическая, с передним расположением трансмиссии – была аналогична компоновкам почти всех советских плавающих танков 1930-х годов. В средней части машины находилось отделение управления, совмещенное с боевым. Место механика-водителя размещалось справа. Его сиденье, регулировавшееся по высоте, положению вдоль оси танка и наклону спинки, крепилось к днищу корпуса. Сиденье командира – мотоциклетного типа, вращающееся и регулируемое по высоте – также крепилось к днищу.

Компоновка танка Т-38 (продольный разрез и план): 1 - двигатель со сцеплением и коробкой передач; 2 - коробка переключения гребного винта и водяной насос; 3 - водопровод откачиваемой и нагнетательной воды; 4 - главная передача; 5 - карданный вал; 6 - тормоз и бортовой фрикцион; 7 - тележка подвески; 8 - направляющее колесо; 9 - рычаги управления бортовыми фрикционами и тормозами; 10 - педаль сцепления; 11 - педаль акселератора; 12 - гребной винт; 13 - водяной руль; 14 - вентилятор; 15 - радиатор; 16 - бензобак; 17 - сиденье водителя; 18 - сиденье командира; 19 - инструментальный ящик; 20 - аккумулятор; 21 - ящик ЗИП пулемета; 22 - боекомплект пулемета; 23 - ручной огнетушитель; 24 - фара; 25 - крыло; 26 - спасательный пояс; 27 - пулемет
Компоновка танка Т-38 (продольный разрез и план): 1 – двигатель со сцеплением и коробкой передач; 2 – коробка переключения гребного винта и водяной насос; 3 – водопровод откачиваемой и нагнетательной воды; 4 – главная передача; 5 – карданный вал; 6 – тормоз и бортовой фрикцион; 7 – тележка подвески; 8 – направляющее колесо; 9 – рычаги управления бортовыми фрикционами и тормозами; 10 – педаль сцепления; 11 – педаль акселератора; 12 – гребной винт; 13 – водяной руль; 14 – вентилятор; 15 – радиатор; 16 – бензобак; 17 – сиденье водителя; 18 – сиденье командира; 19 – инструментальный ящик; 20 – аккумулятор; 21 – ящик ЗИП пулемета; 22 – боекомплект пулемета; 23 – ручной огнетушитель; 24 – фара; 25 – крыло; 26 – спасательный пояс; 27 – пулемет

Танк имел частично сварной, частично клепаный корпус длиной 3361 мм шириной 1760 и высотой (без башни) 950 мм. Дополнительных поплавков, как на Т-37А, не было. Башня цилиндрической формы высотой 580 мм и внутренним диаметром 824 мм была смещена к правому борту. В распоряжении механика-водителя имелись смотровые щели в откидном лобовом щитке и в правом борту корпуса, у командира – четыре смотровые щели в башне. Каждый член экипажа имел свой посадочный люк. Как и в случае с Т-37 А, Т-38 производился с двумя типами корпусов и башен. Их форма зависела от времени выпуска того или иного танка и от завода-поставщика – Ижорского или Подольского машиностроительного.

Вооружение состояло из 7,62-мм пулемета ДТ («Дегтярев танковый») образца 1929 года, смонтированного в шаровой установке, обеспечивавшей быстрое наведение на цель и фиксацию в любом положении. Основным отличием ДТ от пехотного образца являлось наличие выдвижного металлического приклада, что позволяло уменьшать или увеличивать его длину для удобства ведения огня, а после окончания стрельбы максимально сокращать размеры пулемета для более удобного размещения стрелка во время похода. Еще одним отличием было применение вместительного дискового магазина с трехрядным расположением патронов. Для наведения пулемета на цель использовался диоптрический прицел, регулировавшийся в горизонтальной и вертикальной плоскостях и в зависимости от дальности стрельбы устанавливавшийся на 400, 600, 800 и 1000 м, и мушка, укрепленная в окне шаровой установки.

Масса пулемета в боевом положении составляла 10,5 кг, боевая скорострельность – 80 – 125 выстр./мин, емкость магазина – 63 патрона. В случае повреждения танка и необходимости спешивания экипажа ДТ легко снимался с установки и мог использоваться с грунта, для чего пулемету придавались съемные сошки.

Двигатель ГАЗ-АА, 4-цилиндровый, карбюраторный, рядный, мощностью 40 л.с. при 2200 об./мин, в блоке с главным фрикционом и коробкой передач был установлен между сиденьями командира и механика-водителя с некоторым смещением назад и вправо относительно оси танка. Диаметр цилиндра 98,4 мм, ход поршня 108 мм. Рабочий объем 3280 см3.

Топливо – бензин второго сорта. Подача горючего осуществлялась с помощью насоса мембранного типа. Карбюратор – ГАЗ «Зенит».

Система охлаждения жидкостная, емкостью 22 литра. В нее входили радиатор и четырехлопастный вентилятор, установленный перед ним.

Трансмиссия включала однодисковый главный фрикцион сухого трения (автомобильное сцепление ГАЗ-АА), четырехскоростную коробку передач, карданный вал, главную передачу, бортовые фрикционы с ленточными тормозами и бортовые передачи.

Ходовая часть танка, применительно к каждому борту, состояла из двух тележек опорных катков. Опорные катки – обрезиненные, диаметром 400 мм. Подвеска – блокированная, на спаренных, горизонтально расположенных спиральных пружинах. С каждого борта имелись два обрезиненных поддерживающих катка диаметром 180 мм. Ведущее колесо переднего расположения, с литым зубчатым венцом без механической обработки. Зацепление цевочное. Направляющее колесо по размерам (за исключением подшипников и сальников) идентично опорным каткам. Натяжной механизм кривошипного типа. Гусеница мелкозвенчатая, с двухгребневыми литыми траками из марганцовистой стали. В каждой гусенице 86 траков шириной 200 мм, шаг трака 87 мм.

Для движения на плаву использовался трехлопастный гребной винт левого вращения. К коробке передач танка крепился редуктор отбора мощности, соединявшийся с валом гребного винта с помощью карданного вала. Число оборотов винта – 1565 в минуту при 2200 оборотах двигателя. Поворот танка при движении на плаву осуществлялся при помощи руля, на верхний конец вертикальной трубы которого был надет румпель, соединенный тягой с рычагом управления рулем.

Электрооборудование выполнялось по однопроводной схеме. Напряжение сети – 6 В.

Источники электропитания: аккумулятор типа 3-СТП-85 емкостью 85 А ч и генератор ГБФ-4105 завода АТЭ мощностью 80 Вт. Потребители: электростартер (для пуска двигателя, помимо электростартера, в танке был установлен специальный ножной пусковой механизм), система зажигания, оборудование внешнего и внутреннего освещения, звуковой сигнал.

В качестве средства внешней связи на части танков устанавливалась радиостанция 71-ТК-1 со штыревой антенной.

М.БАРЯТИНСКИЙ

Рекомендуем почитать

  • ТИСКИ С РЕДУКТОРОМТИСКИ С РЕДУКТОРОМ
    Это приспособление сослужит вам хорошую службу - облегчит сверление отверстий, поскольку в тисках с редуктором усилие сжатия в полтора раза больше, чем в обычных, что повышает надежность...
  • «ВЕЧНАЯ» НАДПИСЬ«ВЕЧНАЯ» НАДПИСЬ
    Иногда приходится печатать машинописный текст прямо на фотографиях, но со временем надписи стираются. Защитит их лак для волос, нанесенный тонким слоем из аэрозольного баллона. В....
Тут можете оценить работу автора: