Морская коллекция

«ИТАЛЬЯНСКИЙ СЛЕД» ПО ВСЕМУ МИРУ

21.01.2014

«ИТАЛЬЯНСКИЙ СЛЕД» ПО ВСЕМУ МИРУМы уже видели, как итальянские конструкторы последовательно и достаточно целеустремлённо улучшали качества своих лёгких крейсеров — «кондотьеров». Однако, при всех достоинствах дошедшей до приличного уровня защиты, вооружение их оставалось одним и тем же — восемь 152-мм орудий, которые, к тому же, никак нельзя было назвать скорострельными. Даже «на бумаге» они уступали конкурентам последних генераций из других стран. Например, англичанам, с их двенадцатью 6-дюймовками, не говоря уже о пятнадцатиорудийных японцах и американцах. Если встреча с последними представлялась маловероятной в силу условий политики и географии, то Британия оставалась в числе наиболее вероятных противников. Ещё более вероятным и традиционным «супостатом» являлась Франция, как раз приступившая к постройке новых сильных лёгких крейсеров типа «Ла Галисоньер». Находившиеся в строю «кондотьери» потенциально проигрывали единоборство столь грозным противникам.

Поэтому адмиралы из Суперма-рины — руководства ВМС Италии — затребовали у своих конструкторов создания нового проекта. Надо сказать, что уже на уровне требований восторжествовал здравый смысл.
 
К тому времени (к середине 30-х годов) из опыта эксплуатации своих супербыстроходных по табличным данным кораблей итальянцы уже выяснили, что их «скороходы» на службе показывают результаты, весьма далёкие от первоначальных рекордов. Поэтому к новому типу в отношении максимального хода не предъявлялось особых претензий: справедливо считалось, что 31 узла, но стабильно достижимого, хватит для решения подавляющего большинства задач.
 
А освободившийся в результате «урезания» мощности механической установки тоннаж уместнее пустить на защиту и вооружение.
 
С последним итальянцы так же не переборщили, решив ограничиться только 10 орудиями (нижние башни должны были стать трёхорудийными, возвышенные оставались «спарками»). И, что главное, наконец-то удалось отказаться от установки стволов в одной люльке, столь сильно снижавшей точность стрельбы на ранних «кондотьери». Теперь пушки располагались на солидном расстоянии друг от друга, и их снаряды не мешали в полёте друг другу, «сдувая» соседа воздушной струёй. Заряжание могло производиться при практически любых углах возвышения, используемых в бою, а вес снаряда и дальность ведения огня увеличились. Так конструкторы решали поставленную им моряками задачу: новые крейсера должны были не тушеваться в бою с самыми крупными лёгкими и даже тяжёлыми единицами противника из того же класса.
 
Улучшилось и зенитное вооружение, представленное восемью «сотками» всё той же системы Минизини, то есть, оно тоже теперь соответствовало сложившемуся «международному стандарту». Претерпела неудобства только корабельная авиация, да и то весьма своеобразно. Из-за полной перепланировки расположения надстроек и труб места для катапульты в средней части корпуса не осталось. Пришлось установить две, по бокам от труб: солидно, но тяжеловато. Зато в теории «новички» могли брать сразу 4 гидросамолёта, хотя на практике ограничивались только двумя — по одному на каждой из катапульт.
 
Куда как более рациональной стала и механическая установка, отчасти из-за немного возросшей ширины (вследствие умеренной скорости уже не требовалось «вытягивать» корпус в длину), отчасти из-за менее габаритных котлов, которые удалось разместить в два ряда. Результатом стало сокращение протяжённости турбинных и котельных отделений в полтора раза по сравнению с предшественниками. Всё это благотворно сказалось на возможностях защиты. Стянутые к середине корпуса механизмы и погреба удалось прикрыть солидной бронёй с боков и сверху.
 
Кстати, броневой пояс «кондотьери» теперь уже пятого поколения заслуживает отдельного упоминания. Такой конструкции не применялось ни ранее, ни впоследствии ни в одной из стран мира Итальянцы остались верны разнесённой защите: наружный борт имел толщину 30 мм и вполне нормальную, почти плоскую форму. Он предназначался, прежде всего, для «обезглавливания» неприятельских снарядов, бронебойные наконечники которых разбивались или полностью деформировались при встрече с первой преградой. А вот внутренние плиты солидной 100-мм толщины изгибались в форме дуги, примыкая к наружному поясу вверху и внизу и отходя от него в средней части. В сечении конструкция напоминала своего рода чечевицу или линзу. В форме столь же хитрой «двухслойки» выполнялись и замыкающие пояс по концам траверзы. Сложно сказать, чем именно вызвано появление столь необычной системы, однако она обеспечивала совсем неплохое прикрытие от снарядов всех типов. Но вот проблемы при изготовлении изогнутых плит в столь значительном количестве, несомненно, существовали.
 
Как ни странно, но урезание двигательной установки пошло крейсерам только на пользу. На испытаниях они всё равно заметно превысили проектную мощность и скорость. «Гарибальди» (народный герой Италии и Аргентины, по мнению соратников Муссолини, тоже попадал в когорту «кондотьеров») без проблем превысил 33,5 узла, а его «напарник» со звучным именем «Луиджи ди Савойя дука дельи Абруцци» развил ещё на узел больше.
 
С учётом того, что изменённая форма корпуса с более полными оконечностями обеспечивала им вполне приличную мореходность, можно сказать, что последние итальянские лёгкие крейсера получились действительно удачными. Поэтому неудивительно, что Супермарина хотела продолжения. Которое и последовало в лице любопытного проекта. В последнюю предвоенную программу развития флота попали шесть единиц, по конструктивным параметрам близким к «Гарибальди». Половина из них предназначалась для действий в старом добром крейсерском духе. Эти единицы предполагалось базировать в портах Красного моря, а операционной зоной являлся бы Индийский океан. Понимая всю слабость (точнее, полное отсутствие) базирования, конструкторы ввели дополнительную дизельную установку мощностью 15 тыс. л.с., вращавшую третий, центральный, вал. Считалось, что такая мера позволит расширить область крейсерства до берегов Австралии! Попутно в проект внесли другие полезные изменения — утолщение брони палубы до 45 мм, новые 90-мм зенитки и так далее. Если бы задумки удалось осуществить, итальянцы получили бы один из самых интересных и удачных крейсеров для грядущей войны. Но помешала именно сама война. Заказ был выдан, головной корабль даже получил название — «Костанцо Чиано» (любопытно, что обычно в справочниках фигурирует ничем не подтверждённое имя «Венеция» — свидетельство своеобразной дезинформации), но начавшиеся боевые действия не позволили даже осуществить закладку.
 
А вот обоим «кондотьерам» серии Е повоевать пришлось. И «Гарибальди», и «Абруцци» поучаствовали во всех «полугенеральных» сражениях итальянского флота. Если вспомнить о судьбе остальных крейсеров Муссолини, то почти без последствий. Хотя каждый получил по британской торпеде («Гарибальди» — от подводной лодки, «Абруцци» — с самолёта-торпедоносца), оба пережили неприятность довольно спокойно и сами добрались до баз. При капитуляции Италии они благополучно добрались до Мальты и, спустя некоторое время, вошли в состав сил союзников. Их даже отправили в Атлантический океан ловить суда-блокадопрорыватели бывшего «друга» — гитлеровской Германии. Правда, успехов на этом поприще крейсера не имели, но зато при разделе итальянского флота законно остались в его рядах. «Абруции» прослужил свои законные 20 лет до 1961 года, а «Гарибальди» ждала куда более интересная судьба. Он стал одним из первых ракетных кораблей, но это уже далёкая послевоенная история, к которой мы ещё вернёмся.
 
Между тем, история развития итальянских крейсеров всё же имела совершенно нетривиальное продолжение. Несомненные успехи в кораблестроении, последовавшие к концу 30-х годов, привлекли внимание зарубежных заказчиков. Первым из них стало далёкое королевство Сиам. В 1938 году последовал заказ двух единиц по специальному проекту. Хотели покупатели многого: одновременно небольшой (4300 т), но при том бронированный и достаточно сильный по артиллерии корабль. (Предполагалось иметь 6 шестидюймовок.) Ответственность триестской фирмы «Кантьери Руинти дель Адриатико» — СRDА была тем более велика, что эти два крейсера стали бы крупнейшими боевыми судами далёкого королевства.
 
И конструкторы со своей задачей практически полностью справились, хотя, конечно, не в столь небольшом водоизмещении, которое подросло до 5500 т. Спасли идею не столь высокие требования к максимальной скорости: 30 узлов удалось получить при использовании энергетической установки всего в 45 000 л.с. — почти втрое меньше, чем у последних «кондотьеров». Зато «Таксин» и «Наресуан» (так назвали будущие крейсера будущие же их владельцы) имели вполне нормальное для таких размеров бронирование и искомые 6 орудий, которые установили по оригинальной схеме: две двухорудийные башни в корме и одна в носу. Интересно, что с артиллерией и системами управления огнём итальянцы не поскупились: и 152-мм орудия, и приборы принадлежали к последним маркам, принятым в собственном флоте. Плюс к тому таиландские корабли получили и пару торпедных аппаратов, и пару гидросамолётов с катапультой. Подкачала разве что зенитная артиллерия, представленная старыми короткоствольными 76-мм армстронговскими пушками. Однако такой выбор понятен: такие же «пукалки» уже имели на вооружении сиамские миноносцы и другие боевые суда.
 
«ИТАЛЬЯНСКИЙ СЛЕД» ПО ВСЕМУ МИРУ
 
208. Лёгкий крейсер «Этна» (Таиланд, проект 1942 г.)
 
Строился фирмой «Кантьери Руинти дель Адриатико» в Триесте. Водоизмещение стандартное 5900 т, длина максимальная
 
153,80 м, ширина 14,51 м, осадка 5,95 м. Мощность двухваль-ной паротурбинной установки 40 000 л.с., скорость 28 узлов. Бронирование: борт 60 мм, палуба 35-20 мм, башни 20 мм, боевая рубка 60 мм. Вооружение: шесть 135/45-мм орудий, десять 65/64-мм зенитных пушек, десять 20-мм автоматов. Строилось 2 единицы, бывшие «Таксин» и «Наресуан». Готовы более чем наполовину к сентябрю 1943 г. Захвачены немцами, затоплены на мелководье в Триесте в 1944 г., после войны подняты и сданы на слом.
 
209. Лёгкий крейсер «Тре Кронор» (Швеция, 1947 г.)
 
Строился фирмой «Гётаверкен» в Гётеборге. Водоизмещение стандартное 7400 т, полное 9200 т, длина максимальная 179,98 м, ширина 16,45 м, осадка 5,95 м. Мощность двухваль-ной паротурбинной установки 90 000 л.с. (при форсировке — свыше 100 000 л.с.), скорость 33 узла. Бронирование: борт 70 — 80 + 20 мм, дополнительная защита погребов 20 — 50 мм, палуба 20+ 30 + 30 мм, башни 125 — 50 мм, барбеты 100 мм, боевая рубка 25 мм.
 
Вооружение: семь 152/53-мм орудий, двадцать семь 40-мм автоматов, два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата, до 160 мин. Всего в 1947 году построено 2 единицы: «Тре Кронор» и «Гёта Лейон». Первый исключён из списков в 1958 г., второй — в 1970 г., в 1971 г. продан Чили как «Альмиланте Латорре», сдан на слом в 1986 г.
 
210. Лёгкий крейсер «Таксин» (Таиланд, проект 1939 г.)
 
Строился фирмой «Кантьери Руинти дель Адриатико» в Триесте. Водоизмещение стандартное 5500 т, длина максимальная
 
153,80 м, ширина 14,47 м, осадка 5,25 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 45 000 л.с., скорость 30 узлов. Бронирование: борт 60 мм, палуба 30 мм, башни 25 мм. Вооружение: шесть 152/55-мм орудий, шесть 76/40-мм зенитных пушек, восемь 13,2-мм пулемётов, два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата, 1 — 2 гидросамолёта. В 1939 году заложены 2 единицы, «Таксин» и «Наресуан», оба спущены на воду в 1941 — 1942 годах, а в августе 1942 года реквизированы Италией.
 
Но таиландцам не повезло. Италия вступила в войну и в начале 1942 года конфисковала «сиамских близнецов», уже спущенных на воду. Задачи для них нашлись легко: экспедиционные силы в Северной Африке испытывали недостаток снабжения. Англичане то и дело пускали на дно суда из подвозивших его конвоев. Поэтому переименованные в «Этну» и «Везувио» «мирные трофеи» решили оборудовать в качестве кораблей ПВО, а заодно использовать для перевозки особо ценных грузов. (Благо позволял объем помещений — в таиландских ВМС универсальные донельзя крейсера предполагалось применять и в качестве учебных.)
 
Новый проект составили быстро: изменениям подверглось в основном то, что находилось над верхней палубой. Что касается корпуса, то конструкторы только привели защиту в соответствие с «общеитальянскими» взглядами, добавив дополнительные продольные противоосколочные переборки внутрь от пояса. Интересно, что хотя энергетическая установка не подверглась никаким изменениям, её мощность чудесным образом снизилась на одну десятую, а проектная скорость упала до 28 узлов.
 
Впрочем, для конвойного крейсера ПВО этого было бы достаточно. Зато вооружение теперь соответствовало бы назначению, насколько позволяли возможности Италии. Место шестидюймовых башен заняли спаренные 135-мм установки, модифицированные таким образом, чтобы могли вести огонь по самолётам. По бортам располагались 65-миллиметровые зенитки, как раз более или менее доведённые до кондиции, а на надстройках — 20-мм автоматы. Не забыли и идею перевозки особо ценных грузов: для них предназначались приличные трюмы в довольно обширных оконечностях. Предусматривалась и переброска людей, однако и так сильно возросший (почти до 6 сотен человек) экипаж оставлял для «гостей» совсем немного места в скромных надстройках и кубриках в корпусе.
 
Так или иначе, но «на выходе» получался интересный и необычный универсальный корабль. Но, как и для большинства военных проектов, здесь приходится добавить печальное «бы». К моменту капитуляции Италии перед союзниками оба «вулкана» всё ещё находились примерно на полпути к готовности. Далее их постигла типичная для не сумевших сбежать к англичанам на Мальту кораблей судьба: захват немцами (которые даже не предполагали довести работы до конца), затопление при наступлении союзников с последующим подъёмом уже после войны — только для того, чтобы сдать на слом.
 
Судьбу так и не состоявшихся «таиландских итальянцев» можно было бы счесть безнадёжно печальной, если бы не одно неожиданное обстоятельство: их проект оказался востребованным совсем в другом конце света. Дело в том, что с началом Второй мировой войны Швеция, оставшаяся единственной нейтральной страной в Северной Европе, всерьёз задумалась о наращивании военноморских сил. Конечно, её скромные возможности не позволяли надеяться создать что-то, способное противостоять могущественному «Ройял Нейви» или менее значительному, но куда более близкому Кригсмарине, однако создать определённые сложности потенциальному агрессору шведы хотели. Одним из важных элементов нового флота должны были стать два крейсера. Создавать проект самим, с нуля, потомкам викингов было не с руки прежде всего потому, что процедуры потребовали бы слишком много драгоценного времени, которого просто в распоряжении не имелось. Ввиду того, что противниками в «мировой рубке» оказались главные и традиционные поставщики идей и проектов, Англия и Германия, пришлось обратиться к почти нейтральной (для Швеции — даже не «почти») Италии. Тем более, что сотрудничество с инженерами с Апеннин продолжалось уже несколько лет, и довольно успешно. Шведы получили довольно современные (а главное — дешёвые!) миноносцы и подводные лодки. Теперь настала очередь крейсеров.
 
Триестская СRDА, не имея возможности полноценно вести своё строительство, с большой радостью предложила «сиамский» проект. Но шведов слишком многое в нём не устраивало: слишком малая скорость, недостаточная защита, не ахти какая огневая мощь. Началась всесторонняя перекройка чертежей и спецификаций, занявшая почти 2 года. В итоге как раз к капитуляции Италии заказчик получил свой вариант, немного напоминавший «таиландцев» только внешним видом, в частности, расположением артиллерии. Последняя оказалась несомненной «изюминкой» новых кораблей. Дело в том, что шведская фирма «Бофорс» к тому времени стала одним из безусловных мировых лидеров в артиллерийской технике, намного превзойдя в этом отношении итальянцев. К тому же имелся уже почти готовый материал. Речь идёт о заказанных голландцами орудиях для своих так и не состоявшихся крейсеров. За то время, пока шло согласование остальных элементов проекта, специалисты по вооружению их основательно доработали и переработали. Теперь 152-миллиметровки могли вести огонь в автоматическом режиме, давая до 15 выстрелов в минуту, при вполне «зенитном» угле возвышения — до 70 градусов. Поначалу предполагалось установить по 3 орудия в каждой из башен, но автоматика требовала изрядно места и веса, поэтому кормовые башни остались двухорудийными и в итоге «шведы» поимели самую экзотическую, никем и никогда не использовавшуюся схему расположения артиллерии. Которой, впрочем, нельзя отказать в разумности: в нос могло стрелять почти столько же орудий, что и в корму. А что касается плотности огня, то 7 автоматических пушек позволяли посылать в противника заметно больше снарядов, чем 10 орудий «Гарибальди», во всяком случае, в теории (или в схватке на малых дистанциях).
 
Хитрые манипуляции с вооружением позволили достичь больших успехов на остальных «фронтах». Получившие наименования основных государственных символов (королевские три короны — «Тре Кронор» и готский лев — «Гёта Лейон») крейсера имели практически такую же защиту, как куда более крупные «Гарибальди», так же состоявшую из тонкого внешнего борта и толстого внутреннего пояса. Но, в отличие от итальянских «кондотьеров», предусматривалось сразу две броневых палубы, закрывавших «коробку» сверху и снизу. В целом, на бронирование затратили почти 30% водоизмещения — показатель, который не грех иметь и линейным кораблям! Отсутствие специального зенитного калибра являлось незначительной платой: во-первых, по самолётам могли стрелять и шестидюймовки, а во-вторых, крейсера имели неплохой набор отличных 40-мм автоматов производства всё того же «Бофорса».
 
Эти относительно небольшие крейсера шведы строили 4 года, но зато полностью обошлись своими силами, применив немало собственных «изюминок», таких, как котлы высокого давления и турбины системы Лаваля производства одноимённой фирмы. Как сам проект, так и его реализация в лице «Тре Кронор» и «Гёта Лейон» заслуживают высокой оценки, но время классических крейсеров подходило к концу. Что не помешало шведам провести пару модернизаций и держать своих красавцев в строю довольно долго, конечно, по меркам новых ракетных времён. Первым из игры выбыл «Тре Кронор», выведенный в резерв в 1958 году, простоявший затем у стенки 6 лет, исключённый из списков в 1964 году, а ещё через 5 лет разобранный на лом. «Гёта Лейон» прожил гораздо дольше. В том же 1958 году он только завершил солидную модернизацию и добросовестно служил в отечественном флоте до 1970 года. Предполагалось и его отправить на слом, но неожиданно на корабль нашёлся покупатель. Крейсер прошёл еще один ремонт и отправился на другой конец света, в Чили, где под традиционным именем «Альмиранте Латорре» прослужил ещё 15 лет. Только в 1986 году от 40-летнего ветерана решили отказаться и новые хозяева. «Лейон» — «Латорре» проделал ещё один рейс через половину земного шара — последний. В 1986 году он пошёл «на иголки» на тайваньских сталеплавильных заводах.
 
Так незаметно исчезли последние «итальянские следы» в развитии традиционных артиллерийских крейсеров. Можно отметить, что влияние Италии в этой области оказалось довольно весомым, а результаты его — вполне удачными, особенно если вспомнить ещё и советские корабли этого класса, имевшие немало хорошо узнаваемых «средиземноморских» черт. Вплоть до последних образцов, о которых мы вскоре расскажем. А итальянские конструкторы к концу 30-х годов излечили практически все «детские болезни», свойственные их первым детищам из класса крейсеров: недостаточную защиту и живучесть, пресловутую «лёгкость конструкции», и вышли в число признанных лидеров в кораблестроении.




Рекомендуем почитать
  • ЗАОКЕАНСКИЕ ТЯЖЕЛОВЕСЫ

    ЗАОКЕАНСКИЕ ТЯЖЕЛОВЕСЫОдним из наиболее любопытных фактов из истории кораблестроения Соединенных Штатов Америки является тот, что их первый броненосный крейсер по сути своей не являлся ни отечественной разработкой, ни крейсером Чувствительный рост главных латиноамериканских флотов, прежде всего бразильского, в конце 80-х годов XIX века привел к довольно странной ситуации Самая сильная в экономическом отношении держава мира уступала (хотя и формально) по военно-морской мощи весьма отсталым и малонаселенным соседям (пусть и отдаленным) Положение представлялось американским политикам совершенно нетерпимым, и августовский 1886 года акт Конгресса утвердил постройку двух хорошо бронированных и сильно вооруженных боевых судов Одним из них стал обыкновенный броненосец «Техас», а вторым — классифицированный в качестве броненосного крейсера «Мэн», получивший обозначение ACR1 (Armoured cruiser 1 — броненосный крейсер № 1) На самом деле, он представлял собой несколько измененный бразильский «Риахуэло», построенный в Англиии и считавшийся хорошим вариантом «броненосца для бедных» (Подходящий выбор для одной из двух самых богатых стран мира) Толстенный 12-дюймовый броневой пояс из гарвеевской стали и 17-узловая скорость этого 6680-тонного корабля явно свидетельствовали о его «линейном» предназначении Четыре десятидюймовки в двух расположенных по диагонали прилично бронированных 203-мм плитами башнях также напоминали «старших братьев» Зато вспомогательный калибр оказался весьма скромным — шесть 152/30-мм орудий да полтора десятка малокалиберных скорострелок.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.