Морская коллекция

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА К-21

31.05.2016

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА К-21В составе советского подводного флота, участвовавшего в морских сражениях Великой Отечественной войны, числились подводные крейсера типа «К», получившие у наших моряков ласковое название - «катюши». Это были крупные корабли, сопоставимые по водоизмещению с самыми большими подводными лодками Германии, Франции, США и Англии.

 

Идея создания мощной отечественной подводной лодки, предназначенной для действий в океане, на большом удалении от баз, зародилась у морского инженера Михаила Алексеевича Рудницкого в 1934 году.
 
15 апреля 1935 года проект подводного крейсера типа «К», первоначально он назывался КР (Крейсер Рудницкого), был утверждён Советом Труда и Обороны. По своим тактико-техническим данным крейсерские лодки типа «К» находились на уровне последних достижений мирового подводного кораблестроения, а по ряду показателей, в том числе по скорости и вооружению, превосходили иностранные образцы. Их надводное водоизмещение в полном грузу составляло 1720 т, подводное -2100 т, корпус имел длину около 100 м, высоту - 11,5 м. Но, несмотря на столь солидные размеры, лодки хорошо управлялись в подводном положении.
 
Два дизеля типа 9 ДКР мощностью по 4200 л. с. позволяли субмаринам развивать в надводном положении скорость хода 22 узла. Кроме того, на лодке имелся вспомогательный дизель мощностью 800 л. с. для зарядки аккумуляторных батарей и малого хода. Дальность плавания составляла 15 тыс. миль. Два гребных электродвигателя мощностью по 1200 л. с. обеспечивали подводную скорость до 10 узлов. Автономность плавания (возможность непрерывного нахождения в море без пополнения запасов) достигала 50 суток.
 
Главное оружие лодки - 10 торпедных аппаратов (6 - в носу и 4 - в корме) с общим запасом 24 торпеды калибра 533 мм. Они несли весьма мощный заряд, имели высокую скорость и большую дальность хода. Кроме торпед, в лодке находилось 20 мин заграждения.
 
Артиллерийское вооружение лодки состояло из двух 45-мм полуавтоматов и двух модернизированных 100-мм орудий с боезапасом в 400 выстрелов. Усовершенствование орудий заключалось в увеличении дальности стрельбы по морским и береговым целям, а также возможности ведения огня и по самолётам при угле возвышения 45°.
Следует упомянуть и о некоторых других элементах оборудования субмарины. Так, на лодке было два перископа большой светосилы, приспособленных, в частности, и для фотосъёмок. Коротковолновые радиостанции подводного крейсера обеспечивали устойчивую двустороннюю радиосвязь на большие расстояния. Достаточно сказать, что во время испытаний была установлена уверенная радиосвязь между лодками, одна из которых находилась в Финском заливе, а другая - на Дальнем Востоке.
 
При монтаже субмарины применялись самые передовые для того времени технологические приёмы. При сборке наружного корпуса крейсера широко использовалась электросварка. Это позволило существенно снизить вес, резко повысить живучесть лодки.
 
При проектировании лодок типа «К» рассматривалось и несколько необычных вариантов их использования. Так, одна из модификаций предусматривала ангар для самолёта-разведчика. К сожалению, воплотить этот проект в жизнь не удалось.
 
Только что построенные подводные крейсера К-1 и К-2 прибыли на Северный флот в августе 1940-го. Ещё четыре лодки - К-3, К-21, К-22 и К-23 - предназначались для Тихоокеанского флота. В мае - июне 1941 года они должны были перейти Беломорско-Балтийским каналом с Балтики на Север, а затем Северным морским путём - на Дальний Восток. Но начавшаяся война внесла свои коррективы. После перехода в исключительно сложных условиях Беломорско-Балтийского канала (гитлеровцы систематически бомбили всю трассу) крейсера были сведены в отдельный 1-й дивизион подводных лодок типа «К», входивших в состав бригады подводных лодок Северного флота.
 
К-1 - головная в серии подводных крейсеров - была заложена в декабре 1936 года, спущена на воду в апреле 1938-го и в мае 1940 года вошла в состав ВМФ.
 
В августе 1941 года под командованием М.П. Августиновича, сменившего пост начальника штаба бригады подлодок на командирский мостик подводного крейсера, К-1 отправилась в первый боевой поход. До декабря 1942 года она совершила 12 боевых выходов. После этого лодка стала на ремонт и в конце 1943 года под командованием М.Н. Хомякова вышла в 13-й боевой поход, из которого назад не вернулась...
 
К-2 прибыла на Север вместе с К-1 осенью 1940 года. Командовал кораблём В.П. Уткин. Боевые действия субмарина начала в августе 1941 года постановкой мин у берегов противника. Во втором боевом походе (сентябрь 1941 года), во время которого на борту находился командир дивизиона М.И. Гаджиев, был уничтожен фашистский транспорт.
 
Это произошло 11 сентября вблизи Варде, на виду у противника. В связи с тем, что торпедная атака из подводного положения оказалась невозможной, М.И. Гаджиев и В.П. Уткин решили всплыть. Дав полный ход дизелям, К-2 открыла огонь из 100-мм орудий. Артогнём командовал З.М. Арванов. За семь минут по врагу было выпущено 26 снарядов, в результате чего транспорт водоизмещением 6 тыс. т загорелся и начал тонуть. В это время лодку атаковал вражеский самолёт, и она срочно погрузилась. Переждав взрывы авиабомб, всплыли под перископ: транспорта на поверхности воды уже не было.
 
После этой удачной атаки на Северном флоте родилась традиция: завершать успешные походы холостыми выстрелами - по числу потопленных кораблей. Мысль об этом подал З.М. Арванов. Дело в том, что незадолго до похода К-2 её экипаж наблюдал возвращение английской подводной лодки «Тайгрис», одной из трёх английских субмарин, базировавшихся у нас на Севере. На её мачте были подняты два фашистских флага, что означало, как разъяснил советским морякам представитель английского морского командования, что потоплено два фашистских корабля. Поднимать ненавистные нам гитлеровские флаги советские моряки, конечно, не стали, но при возвращении в Полярное выстрелили из орудия. Их примеру последовали экипажи других кораблей.
 
К-3 пришла на Север осенью 1941 года. Командовал кораблём К.И. Малафеев. В первом же боевом походе, 3 декабря 1941 года лодка скрытно проникла в пролив Бустазунд, где обнаружила направлявшийся в Хаммерфест вражеский конвой - транспорт в охранении трёх противолодочных кораблей. К-3 атаковала транспорт четырёхторпедным залпом. Вслед за тем подводники услышали два взрыва: сработали торпеды. Надо было уходить. Но вражеские корабли обнаружили лодку, всплывшую на несколько секунд после залпа торпед. Глубинные бомбы начали рваться у самого корпуса. Погружаясь, К-3 неожиданно ударилась о подводную скалу, не обозначенную на карте, и на глубине легла на грунт. Командир субмарины предположил, что от сильного удара и близких разрывов глубинных бомб потекли топливные цистерны, и поднявшийся на поверхность соляр выдаёт противнику местонахождение лодки. Принимается решение - всплыть и под прикрытием артиллерийского огня попытаться оторваться от преследования противника.
 
Продув цистерны, К-3 быстро всплыла. Прямо на неё строем фронта шли противолодочные корабли, перекрыв выход в море из пролива. Командир скомандовал дать полный ход, но в эту минуту отказал правый двигатель, и подводный крейсер устремился в атаку под одним дизелем.
 
Противолодочный корабль «Фефер» развернулся и правым бортом открыл по лодке огонь из 85-мм орудия и двух 20-мм автоматов. Однако же на третьей минуте комендоры подводного крейсера подбили фашиста: над «Фефером» взметнулся столб огня и дыма - и вскоре он скрылся под водой. Остальные противолодочные корабли, круто повернув, бежали.
 
К-3 побеждала врага и в последующих походах.
 
К-21 пришла на Север осенью 1941 года. Командовал ею А.А. Жуков. В первом же боевом походе К-21 ночью поставила заграждение из 11 мин в проливе Бест-Сунн. Условия для постановки были очень трудными - длина пролива составляла 35 кабельтовых, а ширина всего лишь 7. Но задание было выполнено точно, и уже утром здесь подорвался и затонул вражеский транспорт.
 
Через несколько дней К-21 потопила ещё два корабля противника. Новый ф поход - и надводной торпедной атакой отправлен на дно другой вражеский транспорт водоизмещением 5 тыс. т, а артиллерийским огнём - противолодочный катер.
 
В феврале 1942 года подводный крейсер принял Герой Советского Союза Н.А. Лунин, под командованием которого был совершён ряд блестящих атак на корабли противника. Одна из них стала поистине легендарной.
 
В начале июля 1942 года гитлеровское командование отдало приказ о выходе из Альтен-фиорда в море эскадры в составе линейного корабля «Тирпиц» (новейшего и наиболее мощного корабля фашистского флота), трёх тяжёлых крейсеров (в том числе тяжёлого крейсера «Адмирал Шеер») и 12 эсминцев для того, чтобы перехватить и уничтожить союзный конвой PQ-17, вышедший в конце июня из Исландии в Мурманск.
 
PQ-17 состоял из 34 транспортов и 21 корабля охранения. Кроме них, проводку конвоя обеспечивали две сильные группы кораблей дальнего прикрытия из состава английского и американского флотов, включавшие авианосец, два линкора и эскадренные миноносцы.
 
На долготе острова Медвежий в охранение конвоя PQ-17 должны были вступить боевые корабли советского Северного флота. Однако после того как британскому адмиралтейству стало известно о выходе в море немецкой эскадры, оно приказало командующему силами охранения конвоя оставить его и следовать на соединение с группами кораблей дальнего прикрытия.
 
В результате транспортам пришлось прорываться в Мурманск самостоятельно. Нескончаемые атаки самолётов и подводных лодок фашистов вывели из строя много беззащитных судов. Предательский приказ британского адмиралтейства стал причиной гибели сотен моряков, потери свыше 120 тыс. т военного груза, в котором нуждалась наша страна; в том числе 3350 автомобилей, 430 танков, 210 самолётов.
 
Чтобы не допустить немецкую эскадру к конвою PQ-17, командование Северного флота заблаговременно послало в районы выходов из фиордов Северной Норвегии несколько подводных лодок. Среди них была и К-21. 5 июля 1942 года она обнаружила немецкую эскадру и начала маневрирование для выхода в торпедную атаку на «Тирпиц».
 
Это была сложная операция; корабли противника шли противолодочным зигзагом, всё время меняя курс. Пришлось атаковать «Тирпиц» кормовыми торпедными аппаратами, четырёхторпедным залпом. Раздалось два взрыва. Лодка погрузилась, ожидая атаки фашистских кораблей охранения. Но её не последовало. «Тирпиц» вместе с эскадрой был вынужден вернуться в фиорды Северной Норвегии и в военных действиях участия уже не принимал.
 
После этого похода К-21 ещё не раз ходила в торпедные атаки, ставила мины, высаживала десанты. В октябре 1942 года она была награждена орденом Красного Знамени. Боевой путь лодка закончила под командованием З.М. Арванова.
«Ваша лодка раздела фашистский корпус!»
 
К-22 пришла с Балтики на Север осенью 1941 года. Через две недели вышла в море. На её борту находился командир бригады подводных лодок капитан I ранга Н.И. Виноградов. Поставив несколько минных банок, лодка начала поиск кораблей противника в районе Хаммерфеста. Её артиллерия потопила вражеский транспорт, бот и нефтеналивную баржу. Позже, находясь в подводном положении, К-22 обнаружила стоящий на якоре транспорт и атаковала его торпедами. Лодка всплыла - и тут подводники увидели второй транспорт. Открыв артиллерийский огонь, К-22 потопила обоих, а заодно и появившийся вскоре сторожевой корабль. Как сообщила разведка, на одном из транспортов находилось более 30 тыс. полушубков, предназначенных для егерей действовавшего на Мурманском направлении немецкого горнострелкового корпуса «Норвегия».
 
- Молодцы! Хорошо воюете! - оценил действия командира субмарины командующий Северным флотом вице-адмирал А.Г. Головко. - Ваша лодка в буквальном смысле этого слова раздела немецко-фашистский корпус! По существу, было сорвано наступление корпуса основной группировки фашистов в Заполярье.
 
Среди многих подвигов К-22 - спасение ею экипажа подводной лодки Щ-421, которая, имея на своём счету 8 потопленных вражеских кораблей, в апреле 1942 года подорвалась на мине и дрейфовала, потеряв ход, в 8 милях к северу от мыса Норд-Кап.
 
Подводная лодка К-22 была удостоена гвардейского звания. В феврале 1943 года она вышла в свой восьмой поход совместно с К-3. На пятый день похода К-22 перестала отвечать на сигналы, с наступлением темноты не всплыла. Поиски её ни к чему не привели...
 
К-23 пришла на Северный флот с Балтики и в октябре 1941 года отправилась в свой первый боевой поход. Она поставила несколько минных заграждений в Варангер-фиорде, у входа в Бекфиорд, а на подступах к Киркенесу потопила два вражеских транспорта: один - артиллерией, другой - торпедами. В следующих походах К-23 пустила на дно ещё несколько транспортных судов и тральщик противника.
 
Подводная лодка К-21
 
Подводная лодка К-21:
 
1 - гюйсшток; 2 - гюйс; 3 - палубный ввод антенны; 4 - киповые планки; 5 - леерная стойка; 6 - кнехты; 7 - шпиль; 8 - леер; 9, 10 - бортовые шпигаты; 11 - 100-мм орудия; 12-45-мм полуавтоматы; 13 - тумба перископов; 14 - шпигаты тоннелей для подъёма лодки; 15 - сигнальная мачта; 16-флагшток; 17-вымпел; 18-минно-погрузочный люк; 19-шпигаты; 20 - фонарь кильватерного огня; 21 - талреп; 22 - кормовой флагшток; 23 - Краснознамённый военно-морской флаг; 24 - фонарь гакобортного огня; 25 - форштевень; 26 - волнорезы крышек торпедных аппаратов; 27 - становой якорь; 28 - носовые горизонтальные рули; 29 - палубные шпигаты; 30 - съёмные листы торпедно-погрузочных люков; 31 - спасательный буй; 32 - кранцы первых выстрелов; 33 - сирена; 34- площадка наблюдателя-сигнальщика; 35 - откидная площадка; 36 - фонари бортовых отличительных огней; 37 - прожектор; 38 - гребной вал; 39 - кронштейн гребного вала; 40 - гребной винт; 41 - ограждение кормовых горизонтальных рулей; 42 - кормовые горизонтальные рули; 43 - вертикальный руль; 44 - скоб-трап; 45 - дверь надстройки; 46 - герметический оптический нактоуз (ГОН); 47 - фонарь ходового огня; 48 - зенитный перископ; 49 - командирский перископ; 50 - трос подвески радиоантенны; 51 - радиоантенна; 52 - изоляторы радиоантенны; 53 - ограждение орудия; 54 - поворачивающаяся платформа 100-мм орудия; 55 - рубочный люк; 56 - трап; 57 - эмблема (звезда с цифрой, обозначающей число одержанных побед)
 
ПОДВОДНАЯ ЛОДКА К-21
 
ПОДВОДНАЯ ЛОДКА К-21
 
В мае 1942 года она вышла в море в очередной боевой поход с командиром дивизиона М.И. Гаджиевым на борту. 12 мая от неё была получена радиограмма: «Имею повреждения».
 
В тот день К-23 обнаружила и атаковала вражеский конвой из двух транспортных судов и пяти противолодочных кораблей. После атаки лодка подверглась длительному преследованию противника. Вероятно, как это не раз случалось, близкие разрывы глубинных бомб повредили топливные цистерны, и всплывший на поверхность моря соляр обозначил курс корабля. Это и побудило М.И. Гаджиева, командира лодки Л.С. Потапова и военкома Д.М. Галкина дать команду всплыть, вступить в артиллерийский бой с кораблями противника
 
и, воспользовавшись большой надводной скоростью, попытаться оторваться от преследования.
 
В этом бою К-23, видимо, получила новые повреждения и была вынуждена погрузиться при атаке самолёта противника. Но её по-прежнему выдавал маслянистый след соляра: фашистские противолодочные корабли и самолёт продолжали осыпать её глубинными бомбами. На базу К-23 не вернулась. Погиб весь её героический экипаж и командир дивизиона М.И. Гаджиев, прославленный североморский подводник, которому посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
 
Из шести подводных крейсеров, воевавших на Севере, К-22 был удостоен гвардейского звания, а К-21 - награждён орденом Красного Знамени и стал Краснознамённым. Эту подводную лодку, сохранившуюся до наших дней, решено поставить на пьедестал в Се-вероморске как мемориал, чтобы она всегда напоминала потомкам о боевых делах героев-подводников, воевавших за Родину не щадя своей жизни.
 
Не менее отважно воевали подводные крейсера и на Балтике. Начав боевые действия в 1944 году, в заключительный период войны, они внесли немалый вклад в победу над врагом. К-51, К-52, К-53 и К-56 входили во второй дивизион бригады подводных лодок КБФ.
 
В балтийских лодках типа «К» минные цистерны были переоборудованы для принятия дополнительного запаса дизельного топлива, что повысило автономность плавания. На некоторых из них взамен шумопеленгаторов «Марс» установили гидролокаторы «Дракон», а торпеды оборудовали приборами МО-3, которые позволяли давать торпедный залп «веером». Ни один из балтийских подвод-ных крейсеров не возвращался из похода, не потопив вражеского судна.
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР бригада подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота была награждена орденом Красного Знамени.
 
В заключение напомним, что за время Великой Отечественной войны советские подводники уничтожили 87 боевых кораблей и 322 транспорта противника. Их общее водоизмещение составило почти один миллион тонн.
 
Е. ЖОЛКОВСКИЙ, бывший штурман Краснознамённой подводной лодки К-52




Рекомендуем почитать
  • ЗАОКЕАНСКИЕ ТЯЖЕЛОВЕСЫ

    ЗАОКЕАНСКИЕ ТЯЖЕЛОВЕСЫОдним из наиболее любопытных фактов из истории кораблестроения Соединенных Штатов Америки является тот, что их первый броненосный крейсер по сути своей не являлся ни отечественной разработкой, ни крейсером Чувствительный рост главных латиноамериканских флотов, прежде всего бразильского, в конце 80-х годов XIX века привел к довольно странной ситуации Самая сильная в экономическом отношении держава мира уступала (хотя и формально) по военно-морской мощи весьма отсталым и малонаселенным соседям (пусть и отдаленным) Положение представлялось американским политикам совершенно нетерпимым, и августовский 1886 года акт Конгресса утвердил постройку двух хорошо бронированных и сильно вооруженных боевых судов Одним из них стал обыкновенный броненосец «Техас», а вторым — классифицированный в качестве броненосного крейсера «Мэн», получивший обозначение ACR1 (Armoured cruiser 1 — броненосный крейсер № 1) На самом деле, он представлял собой несколько измененный бразильский «Риахуэло», построенный в Англиии и считавшийся хорошим вариантом «броненосца для бедных» (Подходящий выбор для одной из двух самых богатых стран мира) Толстенный 12-дюймовый броневой пояс из гарвеевской стали и 17-узловая скорость этого 6680-тонного корабля явно свидетельствовали о его «линейном» предназначении Четыре десятидюймовки в двух расположенных по диагонали прилично бронированных 203-мм плитами башнях также напоминали «старших братьев» Зато вспомогательный калибр оказался весьма скромным — шесть 152/30-мм орудий да полтора десятка малокалиберных скорострелок.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.