Морская коллекция

ТОРЖЕСТВО ПОСРЕДСТВЕННОСТИ, ИЛИ ТОНКИЙ РАСЧЁТ?

13.11.2015

Спуск на воду английской подводной лодки «Юнити» (тип «U»)«Серые» годы производства в Британии больших патрульных лодок и борьбы с их недостатками к началу 30-х годов прошлого века начали расцвечиваться более яркими, но порой весьма неожиданными красками. Появились новые подклассы субмарин, к которым предъявлялись и несколько иные требования, главное из которых, в соответствии с веяниями времени, определяемыми прежде всего экономикой, заключалось в принципе: «подешевле, пусть и без блеска».

 
Однако, прежде чем окончательно следовать такому принципу, как раз тогда Адмиралтейство предприняло ещё одну попытку создать претенциозную лодку, способную «действовать вместе с флотом». Так появился проект «подводных речек» (единицы этой серии получили имена британских рек, начиная, естественно, с «великой» для Англии Темзы). Для максимального увеличения скорости на поверхности пришлось пожертвовать очень многим. Для начала - вооружением: «темзы» имели всего по шесть торпедных аппаратов в носу и одно орудие - и это при надводном водоизмещении более 2000 т. Не особо хорошо обстояли дела и с живучестью. Хотя толщина обшивки прочного корпуса достигала 19 мм, а цистерны «обнимали» его в средней части едва ли не по всей поверхности, делая тип лодок, как считали сами англичане, «почти двухкорпусным», конструкция в целом оказалась недостаточно прочной. Глубина погружения изначально ограничивалась более чем скромными для того времени 90 м, а в реальности испытания проводили при погружении только до 60 м. Всё ради скорости: большую часть корпуса, как в «детские годы» субмарин, занимали двигатели. К тому времени британцам удалось наконец-таки добиться стабильной работы своих дизелей, но для достижения запланированных 22 узлов пришлось изрядно усложнить всю систему, использовав режим наддува. Для этого в состав механической установки включили ещё пару вспомогательных дизелей общей мощностью 800 л.с., осуществлявших турбонаддув, чтобы «добавить» к 8000 л.с. главных двигателей дополнительные 2000 л.с. К тому же 10-цилиндровые монстры с диаметром поршней более полуметра на полной мощности изрядно шумели, что становилось уже не просто неудобством. Лодки не могли сохранять на большом ходу своё главное преимущество -скрытность, даже в условиях плохой видимости: в темноте или тумане. А вожделенные узлы, хотя и достигались, но только в условиях хорошей погоды.
 
Впрочем, было бы несправедливым считать «речки» явной неудачей. Эти субмарины имели очень большую дальность плавания под дизелями на малых скоростях. Что и понятно: на больших оборотах двигатели «пожирали» солярку в больших количествах. При 8-узловом ходе «темзы» могли пройти до 10 000 миль, а на 5 узлах - почти вдвое больше, став самыми дальними среди британских довоенных подлодок. Причём они подтвердили свои способности на практике. Сама головная «Темз» сразу после вступления в строй провела «забег» из Портсмута до Венеции протяжённостью около 3000 миль, не сделав ни одной остановки и развив среднюю скорость в 17 узлов. Отличный результат, говорящий прежде всего о том, что «детские болезни» британских дизелей ушли в прошлое. А перед самой Второй мировой эта же лодка исполнила вдоль берегов Африки полный круг. Тут, конечно, без остановок не обошлось («кругоафриканское» путешествие заняло почти три месяца), но топливом лодка на протяжении всех 12 500 миль не дозаправлялась.
 
А вот дальность под водой выглядела крайне скромно. Как и в начале века, на полной скорости под электромоторами лодка не могла даже уйти за горизонт. Заряда аккумуляторов хватало только на 10 миль 10-узлового «экстрима». Правда, снизив скорость втрое, пройти можно было в девять раз больше. Впрочем, примерно такими же характеристиками подводного плавания обладали в межвоенное время почти все субмарины. Всё упиралось в ёмкость свинцовых аккумуляторов, близких к максимуму своих возможностей. Наращивать же дальность и скорость хода под электромоторами за счёт увеличения числа «батареек» было нерационально: внутренняя компоновка подводных кораблей была и без того очень тесной (и, в принципе, устоявшейся).
 
Но все эти недостатки были вполне предсказуемыми и понятными как для конструкторов, так и для заказчиков. Досадно было то, что изрядно дорогие (по полмиллиона фунтов стерлингов) «флотские» лодки, на создание которых (если считать с типа «G») империя ухлопала миллионы, на что можно было бы построить эскадру линкоров или несколько флотилий эсминцев, теперь, когда удалось преодолеть большинство столь проблемных «ступенек», вновь оказалась у подножья «лестницы». В 1930-е годы во всех крупных морских странах строились или рассматривались проекты линкоров, скорость которых существенно превышала те самые 22 узла «рек». И в самой Британии был утверждён проект постройки пяти 28-узловых единиц типа «Кинг Джордж V». За такими кораблями лодки-«реки» уже не могли угнаться. Пришлось срочно урезать программу их постройки: вместо 20 единиц со стапелей сошли только три.
 
THAMES
 
THAMES
 
Подводная лодка «Темз» - головная субмарина типа «Ривер» (реки)
 
Подводная лодка «Темз» - головная субмарина типа «Ривер» (реки)
 
Подводная лодка «Темз» - головная субмарина типа «Ривер» (реки)
 
Тем не менее, в реалиях вскоре разразившейся войны им, конечно же, нашлось место, и даже «в первых рядах». Большая дальность и хорошая обитаемость делали «Темз» и её «сестричек» весьма ценными как раз для океанского патрулирования. Командиры пытались использовать и их якобы большую надводную скорость, но успех оказался не слишком впечатляющим. Правда, в мае 1940 года в ходе Норвежской кампании «Северну» «Темз» удалось догнать и остановить предупредительным выстрелом небольшой пароход «Монарк», захваченный немцами, а затем потопить его. Десятью днями позже в том же районе однотипный псевдо-скороход «Клайд» опозорился при погоне за вспомогательным крейсером «Виддер», имевшим ход не более 14 узлов. Британская лодка выпустила несколько десятков снарядов из своей четырёхдюймовки, но дистанция была слишком большой, а погода достаточно свежей. И «немец» спокойно ушёл от формально на 8 узлов более скоростной субмарины. Фиаско «флотских» лодок этим эпизодом как бы получило подтверждение с подписью и печатью. И печальная судьба «Темз», погибшей на мине тем же летом 1940-го примерно в том же районе, стала лишь небольшим довеском к этой печальной повести. Хотя две оставшиеся единицы мини-серии впоследствии действовали более успешно. После неудачи с «Вид-дером» «Клайд» сумел торпедировать и повредить там же, у берегов Норвегии, линейный корабль «Гнейзенау», а «Северн» потопил свою итальянскую «коллегу» «Бьянки». А ближе к концу войны, в 1944 году, эти «скоро- и дальноходы» отправились на Дальний Восток, где их возможности требовались в наибольшей мере.
 
Однако вернёмся в 1930-е годы. Перед Адмиралтейством по-прежнему стояла всё та же задача: определиться с перспективой развития своих подводных сил. Возможная война, возможные противники и союзники в ней, как и возможные задачи, и театры боевых действий Королевского флота, пока «скрывались в тумане». Поэтому наиболее разумным представлялось продолжение строительства патрульных субмарин как наиболее универсальных: пригодных и для охоты за неприятельскими кораблями, и их торговыми судами, и для борьбы с вражескими себе аналогичными.
 
KLYDE
 
KLYDE
 
Подводная лодка «Клайд» (тип «Ривер»), Англия, 1935 г.
 
Подводная лодка «Клайд» (тип «Ривер»), Англия, 1935 г.
 
Строилась фирмой «Виккерс-Армстронг». Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение надводное стандартное/надводное полное/подводное - 1850/2200/2725 т. Размеры: длина - 105,16 м, ширина - 8,61 м, осадка - 4,76 м. Глубина погружения - до 90 м. Двигатель: два дизеля мощностью 10 000 л.с. и два электромотора мощностью 2500 л.с. Скорость надводная/подводная - 22/10 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов в носу (12 торпед), одно 102-мм орудие, два пулемёта. Экипаж - 61 человек. В 1932 - 1935 гг. построено три единицы: «Темз», «Клайд» и «Северн». «Темз» погибла на мине у норвежского побережья в 1940 г., две другие сданы на слом в 1946 г.
 
Однако, «первая волна» британских патрульных субмарин имела немало существенных дефектов: протекающие топливные цистерны, «кормившие море» топливом и демаскирующие саму лодку; изрядные проблемы с дизелями, из которых хотели выжать слишком многое в ущерб надёжности. Всё это выявилось уже в первые годы эксплуатации типов «О», «Р» и «R» и дало хорошую пищу для размышлений. Проявившиеся недостатки привели Адмиралтейство к вполне разумному выводу: для подводных кораблей главным качеством является надёжность, и если для ёё достижения приходится пожертвовать характеристиками, то это следует сделать. Другими важными и необходимыми качествами стали простота конструкции и низкая стоимость. Именно они позволяли в условиях военной опасности или уже начавшейся войны быстро нарастить подводные силы.
 
Требовала внимания и забота о возможностях спасения экипажа в случае аварий или боевых повреждений. Подводники всегда чувствовали себя заложниками в «стальных гробах», поэтому даже ограниченные средства для эвакуации давали хоть какое-то чувство уверенности. К сожалению, специальные камеры безопасности, прочные настолько, чтобы противостоять давлению на больших глубинах, занимали бы слишком много места. Имелись и другие способы, в основном связанные с использованием индивидуальных кислородных аппаратов, но они требовали от членов экипажа большого умения и выдержки. В общем, конструкторам было, чем заняться.
 
Проект первых «скромных» патрульных лодок, в котором учитывались многие из отмеченных подходов, появился ещё в 1929 году. И в том же году был выдан заказ на пару единиц новой серии «S», имевших водоизмещение всего 640 т в «стандарте». (После принятия Вашингтонского морского соглашения с целью удобства сравнения и учёта был принят специальный норматив «стандартного водоизмещения» - масса корабля, снаряжённого для боевых действий, но без запасов топлива и некоторых других необходимых грузов. Реальное водоизмещение было всегда больше -так, для лодок типа «S» первой серии оно составляло 730 т). Причина столь резкого изменения, помимо постоянных требований экономии в годы кризиса, заключалась ещё и в смещении приоритетов. Если большие «патрульные» лодки предназначались прежде всего для действий на Дальнем Востоке, то теперь считалось, что опасность возникновения войны смещается в Европу. Соответственно, требования к дальности и автономности в «родных» водах могли быть куда как менее жёсткими. Первоначально «эски» предназначались для замены устаревших единиц типа «Н», но в итоге их ждала более почётная судьба: новый тип в конце концов стал самым многочисленным среди субмарин Королевского флота всех времён. И вряд ли этот рекорд будет преодолён в будущем.
 
SWORDFISH
 
SWORDFISH
 
Подводная лодка «Суордфиш» (тип «S», серия I), Англия, 1932 г.
 
Подводная лодка «Суордфиш» (тип «S», серия I), Англия, 1932 г.
 
Строилась на госверфи в Чатэме. Тип конструкции - полуторакорпусный. Водоизмещение надводное стандартное/надводное полное/подводное - 640/730/930 т. Размеры: длина - 61,72 м, ширина - 7,31 м, осадка - 3,52 м. Глубина погружения - до 75 м. Двигатель: два дизеля мощностью 1550 л.с. и два электромотора мощностью 1300 л.с. Скорость надводная/подводная - 13,75/10 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов в носу (12 торпед), одно 76-мм орудие, один пулемёт. Экипаж -38 человек. В 1932 - 1933 гг. построено четыре единицы: «Суордфиш», «Сихорс», «Старфиш» и «Стэрджен». Все участвовали в войне, три первые погибли в 1939 - 1041 гг. «Стэрджен» передана ВМС Нидерландов, использовалась в качестве учебной, сдана на слом в 1947 г.
 
Стоит заметить, что изначально ничто не предвещало такого результата. Далеко не выдающиеся характеристики (они были не лучше, чем у типа «L», а кое в чём им даже уступали): не очень «могучее» вооружение; проверенная «скромная» полуторакорпусная конструкция... Даже проблемы оставались те же: из-за применения при сборке заклёпок внешние цистерны подтекали, поэтому ёмкости для топлива благоразумно разместили внутри прочного корпуса (что никак не способствовало «простору» внутри него). Не поражала и живучесть - разделение на шесть отсеков являлось разве что необходимым минимумом.
 
Что до новшеств, то и они выглядели не слишком удачными. Очередная попытка создать прогрессивную орудийную установку, пригодную для ведения зенитного огня и способную быстро «прятаться» перед погружением, оказалась опрометчивой. Красивая, но объёмная конструкция перед рубкой повышала сопротивление при движении, а возможность стрельбы по самолётам так и осталась недостижимой мечтой. В итоге новшество применили только на первой паре, а потом и на ней его убрали и заменили стандартной установкой на тумбе. А вот сама трёхдюймовка пришлась по вкусу. При угле возвышения в 40 градусов она действительно могла стрелять по самолётам, когда те приближались на небольшой скорости и досягаемой высоте. Восьмикилограммовый снаряд и дальность стрельбы свыше 10 км вполне подходили и для поражения небольших судов и целей на берегу.
 
Ну, а для больших кораблей и судов предназначались торпеды. Теперь англичане предпочитали иметь максимальное число аппаратов в носовом залпе, что было вполне разумным с точки зрения тактики, но противоречило прочности корпуса, который в носу имел овальную форму. Отсюда достаточно скромная глубина погружения, к тому же ограниченная всего 60-ю метрами в «безопасном» варианте. Крайне малой оставалась и дальность при движении под водой. На максимальной 10-узловой скорости лодка могла пройти не более 10 миль, а 4-узловым «черепашьим» ходом - чуть более сотни. Да и время погружения, около полутора минут при изначально полностью пустых балластных цистернах, отнюдь не впечатляло. В общем, типичный «серый середняк».
 
STARFISH, 1937 г.
 
STARFISH, 1937 г.
 
Субмарина «Старфиш» (тип «S»)
 
Субмарина «Старфиш» (тип «S»)
 
Однако стоили «эски» всего примерно по 230 тыс. фунтов (ещё примерно десятая часть этой суммы тратилась каждый год на эксплуатацию), что подвигло на заказ ещё одной пары в следующем году. И это стало только началом. После первых результатов испытаний Адмиралтейство расщедрилось на восемь лодок второй серии «S» (подтип «Шарк»). Изменения в конструкции были незначительными: корпус чуть удлинили, что привело к росту водоизмещения в 30 т. Немного увеличилась и мощность дизелей, которые могли теперь обеспечить максимальный ход в 15 узлов. В остальном изменения были минимальными, что стало основной притягательной силой для бурного роста числа единиц этого типа уже в военные годы.
 
Но и первым сериям типа «S» пришлось активно повоевать. Надо заметить, не особо успешно. Из первой четвёрки пережила войну только «Стэрджен», притом во многом за счёт того, что в 1943-м её передали флоту Нидерландов (находившемуся в то время «в изгнании» в той же Британии), где она под именем «Зеехунд» служила в основном в качестве учебной. Правда, до этого лодка сумела отличиться, причём как с положительной, так и с отрицательной стороны. 20 ноября 1939 года «Стэрджен» потопила торпедой небольшой германский вспомогательный противолодочный траулер «V-209»; факт, вряд ли заслуживающий упоминания, если бы это потопление не стало первой успешной атакой британской подлодки во Второй мировой. А вот двумя месяцами ранее она же по ошибке едва не утопила трёхторпедным залпом «прародительницу» всех «S», «Суордфиш», но, к счастью, торпеды прошли мимо.
 
Впрочем, для «Суордфиш» такое везение оказалось недолгим. В ноябре следующего года она затонула после подрыва на мине. К тому времени на дне упокоились и две оставшихся субмарины первой серии, причём погибли они с небольшим интервалом в одних и тех же водах, в Гельголандской бухте. Это даже заставило Адмиралтейство прекратить патрулирование в столь опасном месте.
 
TRITON
 
TRITON
 
Подводная лодка «Тритон» (тип «Т», серия I), Англия, 1938 г.
 
Подводная лодка «Тритон» (тип «Т», серия I), Англия, 1938 г.
 
Строилась на госверфи в Чатэме. Тип конструкции - двухкорпусный. Водоизмещение надводное стандартное/надводное полное/подводное - 1090/1325/1575 т. Размеры: длина - 83,82 м, ширина -8,09 м, осадка - 4,83 м. Глубина погружения - до 75 м. Двигатель: два дизеля мощностью 2500 л.с. и два электромотора мощностью 1450 л.с. Скорость надводная/подводная - 15,25/8,75 уз. Вооружение: десять 533-мм торпедных аппаратов (восемь в носу и два в середине корпуса, 16 торпед), одно 102-мм орудие, три пулемёта. Экипаж - 56 чел. В 1938 - 1941 гг. построено 15 единиц. В середине войны, после 1942 г., уцелевшие единицы модернизировались с установкой дополнительного торпедного аппарата в корме и 20-мм зенитного автомата. «Тетис» затонул в июне 1939 г. при испытаниях, поднят, полностью перестроен и в 1940 г. вновь введён в строй под новым наименованием «Тан-дерболт». Он и «Трупер» в 1942 г. перестроены в носители человеко-торпед «Чэриот» (по 2 шт.) с сохранением торпедного вооружения. Все участвовали в войне, девять погибли, остальные сданы на слом в 1946 - 1947 гг.
 
Изрядно пострадали в начале войны и представительницы второй серии «эсок»: пять из восьми в начале 1941 года также уже находились на дне Северного моря. Из оставшихся трёх одна, «Санфиш», предназначалась для передачи СССР по программе ленд-лиза, но стала могилой для своего экипажа и командира - выдающегося подводника И. И. Фисановича ещё до начала службы в нашем флоте.
 
На переходе из Шотландии в июле 1944 года «В-1», как теперь именовалось это приобретение, заметив приближающийся самолёт, предпочла попытаться уйти под воду, хотя англичане строго инструктировали наших моряков в том, что необходимо оставаться на поверхности и подавать сигналы фальшфейерами. Но, видимо, здесь сработал инстинкт настоящего подводника: воздушный враг - самый страшный. И британский «Либерейтор», на котором сочли «В-1» «немкой», сбросил бомбы и, к огромному сожалению, попал. Немного извиняет англичан то, что по не совсем понятным причинам бывший «Санфиш» значительно отклонился от рекомендованного «безопасного» маршрута. И только две «эски» дожили до конца войны, чтобы тут же, в 1945 году быть сданными на слом. Впрочем, имелись и успехи: практически все единицы потопили по одному или понескольку транспортов. А «Сэлмон» добилась выдающегося результата: её полный залп в «счастливое 13-е» декабря 1939 года дуплетом поразил сразу два германских крейсера, «Лейпциг» и «Нюрнберг».
 
Что касается более крупных патрульных субмарин, предназначенных в перспективе для замены неудачных типов «О», «Р» и «R», то разработка соответствующего проекта потребовала заметно больше времени. Здесь вмешивался ещё один фактор: Лондонское соглашение по ограничению морских вооружений установило лимит водоизмещения не только отдельной единицы, но и общий, на все субмарины каждой из основных держав-участниц. Для Британии это означало необходимость «ужать» размеры своих «патрульных» лодок до стандартного надводного водоизмещения (которое и служило для «вашингтонско-лондонских» расчётов) - около 1100 т вместо 1475 т в предшествующих проектах, чтобы иметь возможность построить как можно больше единиц. Поэтому головную лодку нового поколения, названную «Тритон», удалось завершить проектированием и заказать только в 1935 году. Зато она вышла весьма удачной по большинству параметров, начиная с вооружения. «Тритон» имел максимальное число торпед в залпе среди не только британских «коллег», но и всех иностранных -помимо восьми носовых, имелась ещё пара аппаратов в средней части корпуса, которые также могли стрелять по носу. Итого целых десять труб могли дать единый залп по врагу.
 
THANDERBOLT бывший THETIS
 
THANDERBOLT бывший THETIS
 
Субмарина Трбэй (тип «Т», 1-я серия) после модернизации 1944 года. Установлен дополнительный торпедный аппарат в корме и 20-мм автомат на площадке позади рубки
 
Субмарина Трбэй (тип «Т», 1-я серия) после модернизации 1944 года. Установлен дополнительный торпедный аппарат в корме и 20-мм автомат на площадке позади рубки
 
Сам прочный корпус на типе «Т» по-прежнему был клёпаным, и, чтобы не рисковать с утечкой топлива, пришлось опять поместить цистерны внутри него. А внешний лёгкий корпус имел интересную форму, ставшую характерной для «англичанок». Нос сильно возвышался из воды за счёт здоровенного обтекаемого «набалдашника», скрывавшего многочисленные торпедные аппараты. Затем палуба уходила вниз и сужалась, с тем чтобы перед настройкой вновь «раздуться» (там располагались средние аппараты). За рубкой палуба снова понижалась, образуя изящную кормовую оконечность. Всё это придавало субмаринам изрядно агрессивный вид, любимый, в частности, журналистами и военными обозревателями. Четырёхдюймовое орудие снова разместили в кольцевом щите, чтобы защитить его прислугу от брызг и ветра. А вот разделение на отсеки ограничивалось шестью переборками. Они, как и полудюймовая (12,7 мм) обшивка прочного корпуса были достаточно прочными, но не столь тяжёлыми (на ранних патрульных типах переборки были в полтора раза толще), обеспечив тем самым затребованную экономию в весе.
 
Хорошие идеи и характеристики проекта типа «Т» сильно омрачились трагическим случаем с одной из головных единиц: «Тетис» затонула ещё в ходе испытаний в 1939 году, унеся на дно ровно сотню жизней. 99 из них принадлежали членам экипажа и приёмной комиссии, а сотым стал водолаз, погибший в ходе тщетно предпринятых усилий по спасению лодки и людей. Хотя катастрофа произошла совсем рядом с Ливерпулем, сделать ничего так и не удалось. Расследование установило причину: в одном из торпедных аппаратов были открыты обе крышки - передняя, предназначенная для заполнения водой и выпуска «рыбки», и задняя, через которую торпеду подавали в аппарат. Быстрое поступление воды через «дыру» диаметром более полуметра (калибр 533 мм) создало почти мгновенный дифферент. Не помогли и водонепроницаемые переборки.
 
По причинам этой катастрофы и первых опытов эксплуатации инженерам предложили внести в проект более сотни изменений, чтобы подобное не повторилось в будущем. Например, здоровенный бульбообразный нос сильно мешал удерживать субмарину на нужной глубине в позиционном положении, а после всплытия изрядно тормозил её. На части лодок пошли на невыгодный шаг, убрав два внешних торпедных аппарата, чтобы заузить носовую оконечность (впрочем, эти аппараты всё равно не могли перезаряжаться). Любопытно, что по опыту боевых действий выявился недостаток, связанный с вполне сознательным отказом от возможности стрельбы в корму. Если цели удавалось проскочить прицел, то её просто нечем было «угостить». Поэтому в 1942 году приступили к модернизации уцелевших единиц, оставляя в корме лишь один торпедный аппарат. Заодно на специальной площадке позади рубки монтировали 20-мм автоматическую пушку «Эрликон», достаточно эффективное оружие против зазевавшихся или чересчур «навязчивых» самолётов противника (немцы к тому времени уже активно применяли зенитки на своих лодках).
 
UNITY
 
UNITY
 
Подводная лодка «Юнити» (тип «U», серия I), Англия, 1938 г.
 
Подводная лодка «Юнити» (тип «U», серия I), Англия, 1938 г.
 
Строилась фирмой «Виккерс-Армстронг». Тип конструкции - однокорпусный. Водоизмещение надводное стандартное/надводное полное/подводное - 540/630/730 т. Размеры: длина - 58,22 м, ширина - 4,88 м, осадка - 4,39 м. Глубина погружения - до 60 м. Двигатель: два дизеля мощностью 615 л.с. и два электромотора мощностью 825 л.с. Скорость надводная/подводная - 12,5/8,5 уз. Вооружение: шесть 533-мм торпедных аппаратов в носу (10 торпед), одно 76-мм орудие. Экипаж -27 человек. В 1938 г. построено три единицы: «Ундина», «Юнити» и «Урсула». Первые две погибли в войну («Ундина» затоплена экипажем после всплытия после обработки глубинными бомбами, «Юнити» таранена своим транспортом), «Урсула» в 1944 г. передана СССР, возвращена в 1949 г. и сдана на слом
 
Представительницы типа «Т» успели отличиться в боях, хотя и понесли тяжёлые потери. Девять из 15 единиц погибли в войну. Десятая, «Таку», довела число жертв до ровного десятка, хотя и продемонстрировала изрядную живучесть, уцелев после взрыва мины. Но сильно повреждённую субмарину не стали восстанавливать: шёл уже 1944 год, и победа уже явно ожидалась. «Триумфу» повезло ещё больше: он не только не погиб в аналогичной ситуации, но и дошёл до базы и был отремонтирован, как и «Трибун», претерпевший разрывы нескольких глубинных бомб буквально непосредственно на своём корпусе.
 
Что касается своих атак, то для головной лодки они начались с настоящей трагедии. «Тритон» избрал в качестве цели собственную «старшую родственницу», бывшую «австралийку» «Оксли». С той лихорадочно сигналили: «Свои!», не заметив даже, что сигнальный прожектор неисправен. Торпеда отправила «Оксли» на дно; спастись удалось только командиру и одному матросу. Однако в тяжёлые дни германского вторжения в Норвегию в апреле 1940 года «Тритон» полностью искупил свою невольную вину. Шеститорпедный залп, с приличной дистанции в два с лишним километра по немецкому конвою с войсками, оказался результативным. Три торпеды пустили на дно столько же транспортов, с находившимися на них почти 1000-ю солдатами Вермахта - наибольшие потери в ходе всей операции «Везерюбунг». Но так везло не всем. «Триад», например, пришлось в ходе тех же боёв истратить 14 торпед, чтобы добиться единственного попадания в транспорт. А шесть торпед, выпущенных «Тистл» по германской «U-4», прошли мимо. Наказание последовало на следующую ночь: «мстительная немка» выследила обидчицу, когда та заряжала батареи на поверхности, и отправила её на дно со всем экипажем. Впрочем, на «U-4» даже не предполагали, что топят субмарину, к тому же именно ту, которая пыталась разделаться с ними, заявив о гибели от своих торпед ... небольшого танкера!
 
Интереснейшую карьеру имел «Трайдент», успевший за годы войны отметиться на всех основных театрах боевых действий. Начав свою деятельность в европейских водах в октябре 1939 года, он поработал и у берегов Норвегии, и в Бискайе, и в Арктике, пустив на дно неприятельских судов общим водоизмещением более 20 тыс. тонн, заодно «прицепив» к ним ещё и охотник за подводными лодками. А в феврале 1942 года одна из трёх выпущенных торпед поразила корму тяжёлого крейсера «Принц Ойген», отправив его в ремонт на три месяца. Затем субмарина была послана на Средиземное море, где, в частности, потопила крупный транспорт объёмом почти 12 000 регистровых тонн.
 
Летом 1943 года «Трайдент» перешёл в Индийский океан, где успел совершить только один боевой поход. Появились неполадки в дизелях, которые не удалось устранить в довольно скудных условиях базирования в Индии, и лодке пришлось вернуться для ремонта в Англию. Однако эти неурядицы и дальние путешествия не помешали, в итоге, достичь «Трайденту» выдающихся результатов - с 50-ю тыс. потопленных им тонн он стал самым успешным среди единиц своего типа. Правда, «близких промахов» тоже хватало: в Бискайском заливе его торпеда прошла мимо немецкой субмарины «U-31», с которой затем состоялся артиллерийский бой - без особых результатов для обеих сторон. А в Индийском океане мощный залп из восьми торпед по японскому учебному крейсеру «Касии» не дал успеха.
 
URSULA
 
URSULA
 
Подводная лодка «Ундина» - головная лодка типа «U»
 
Подводная лодка «Ундина» - головная лодка типа «U»
 
Ярко выглядит и служба другого представителя первой серии типа «Т», «Торбэй» (только он и «Трайдент» из всех 15 субмарин прослужили всю войну, вплоть до капитуляции Японии). На его счету смелая эвакуация 120 британских солдат, скрывавшихся до августа 1941 года в горах на острове Крит после его захвата немцами: их удалось взять на борт и благополучно доставить в Александрию. Там же в Средиземном море «Торбэй» смог пробраться на рейд Корфу, где в очень сложных условиях не просто находился 17 часов, но и смог торпедировать пару целей. А всего на его счету числится 55 тыс. т (формально больше, чем у «Трайдента»), но в это число входит ряд лишь повреждённых судов. Зато итальянская субмарина «Джантина» отправилась на дно безусловно, от его торпеды.
 
Острая необходимость в боевых единицах с началом войны заставила использовать даже несчастный «Тетис». Подняв со дна, его корпус буквально выпотрошили и снова «начинили» механизмами, оборудованием и вооружением. Посему вполне понятно, что лодка получила новое название, став «Тандерболтом». Суеверные моряки с большой неохотой шли служить на бывшего «утопленика»; вначале туда назначали только добровольцев, а затем разрешали отказываться от назначения по разнарядке - случай совершенно исключительный для Королевского флота в новые времена. Столь тяжёлое прошлое не помешало обновлённой субмарине добиться успеха сразу после повторного вступления в строй. На её долю досталась «своя итальянка» - субмарина «Тарантини», пошедшая ко дну после 6-торпедного залпа, выпущенного с большой дистанции (около 5 км). А вот немцы оказались более бдительными, и охота «Тандерболта» за их «У-ботами» с выпуском тех же шести торпед закончилась безрезультатно.
 
А в 1942 году «Тандерболт» и однотипный «Трупер» прошли модернизацию, став носителями управляемых торпед, по типу итальянских субмарин из «10-й флотилии» князя Брогезе. За рубкой были оборудованы контейнеры для двух «чэриотов», британского варианта управляемых людьми торпед. И в январе 1943 года лодка вышла в поход к Палермо, где английские диверсанты на торпедах добились своего главного успеха, потопив в гавани новейший лёгкий крейсер «Ульпио Траяно». И всё же «чёрная метка» в судьбе себя, к сожалению, оправдала: в своём седьмом походе в средиземноморских водах в марте 1942 года бывший «Тетис», ныне «Тандерболт», после удачной атаки итальянского конвоя был потоплен со всей командой глубинными бомбами итальянского корвета «Чиконья», став последней жертвой среди лодок данного типа.
 
Помимо последовательного (и весьма успешного) развития типов патрульных лодок, Адмиралтейство решило всё же возродить ранее отвергнутый подкласс малых субмарин, предназначенных, как указывалось, «для тренировки противолодочных сил и непродолжительных действий в европейских водах». В соответствии с «принципами упрощения», для них вновь приняли однокорпусную схему, что, конечно, входило в противоречие с обеспечением живучести и безопасности. Да и вообще, большинство характеристик нового типа «U» оказались крайне скромными, если не сказать - ретроградными. Так корпус был по-прежнему клёпаным (англичане всё ещё не доверяли сварке и в конце 1930-х годов), и существовала опасность, что на больших глубинах он начнёт течь. Поэтому лодки, формально рассчитанные на глубину погружения 60 м, испытывались только при давлении, соответствующем менее 50 м. Естественно, внутри пришлось разместить и топливные, и балластные цистерны, что ухудшило условия для команды: весь рядовой состав спал и ел буквально на запасных торпедах.
 
На типе «U» впервые из всех британских лодок появились дизель-электрические главные механизмы. Это означало, что движение лодки всегда осуществлялось посредством электромоторов, даже в надводном положении, когда включались дизели, приводившие в действие генераторы. Такое техническое решение (по сути, разделение двигателей и движителей) экономило место и доставляло куда меньше головной боли инженерам в отношении расположения моторов, поскольку исчезала необходимость в громоздких устройствах для передачи вращения от дизелей на валы. Но «в довесок» и так не особо совершенные технически лодки получили проблему с самими винтами, которые при вращении издавали характерный свист. Такие «поющие винты» в эпоху уже вполне приличных средств «прослушки» не только нервировали экипаж, но и облегчали обнаружение лодки акустикам противника.
 
Вот чем англичане никак не хотели жертвовать на своих «малышках», так это вооружением. Оно, по обыкновению, предусматривало мощный носовой залп из шести торпед, плюс 76-мм орудие для надводного боя. К сожалению, сосредоточение аппаратов в передней части корпуса, имевшего совсем небольшой диаметр даже на миделе, потребовало примерно такого же «бульба», как на типе «Т». Естественно, с теми же последствиями для движения на поверхности. И, что ещё хуже, при полном залпе лодка практически всегда «показывала лицо» - облегчённый нос всплывал над водой. А при стрельбе из пушки проявлялись другие проблемы: поскольку механическая подача снарядов отсутствовала, их приходилось протаскивать через узкие люки на большое расстояние, и для стрельбы имелись только четыре снаряда в кранцах, расположенных в рубке. К тому же прислуге приходилось крайне несладко при экстренном погружении: людям надо было быстро протискиваться через «узкие места», что при задержках грозило гибелью кораблю.
 
Может показаться, что тип «U» являлся сосредоточием недостатков. Для баланса можно добавить, что эти субмарины отлично вели себя под водой, разворачиваясь буквально «на пятачке». Лодки были относительно дешёвыми, всего по 200 тыс. фунтов стерлингов за единицу, хотя разница в цене, по сравнению с более универсальным и прогрессивным типом «Т» лишь в 15%, вряд ли была оправданной. Но всё же, главное требование - надёжность - в проекте удалось воплотить. Прибрежные по задумке лодки, с началом войны патрулировали по всему не спокойному Северному морю. Наибольших успехов достигла «Урсула», в 1941-м переведённая в Средиземное море, хотя её, как и «сестричку» «Юнити», таранило торговое судно. Но если «Юнити» сразу пошла на дно, то «Урсулу» спасли и после почти годового ремонта в 1944 году сплавили в Советский Союз. Как говорится, «не по злобе», поскольку англичане продолжали активнейшим образом строить субмарины типа «U» в войну и для себя.
 
Британская субмарина «Суордфиш» на ходовых испытаниях, 1933 г.
 
Британская субмарина «Суордфиш» на ходовых испытаниях, 1933 г.
 
Стоит отметить, что британские субмарины всех межвоенных типов имели неплохое оборудование для обнаружения противника и средства радиосвязи. Они несли пассивные гидрофоны, правда несколько уступавшие германским, но этот недостаток с лихвой покрывался наличием активного гидролокатора, «Асдика» новых марок. Вполне приличными были и перископы с возможностью большого увеличения и ночного обозрения, хотя на тех же «U» они оказались очень короткими, всего по 4 м. К началу войны своё место среди прочего оборудования заняли радиопеленгаторы, а с появлением радиолокаторов с малой длиной волны и РЛС прочно обосновались на английских лодках.
 
Что же можно сказать о непростом пути Адмиралтейства и Ройял Нейви в отношении своего подводного флота? Как это ни представляется странным на первый взгляд, сознательно пойдя на самоограничение в отношении характеристик подводных кораблей, Британия в результате выиграла. В любом случае, огромных средств, затрачиваемых ранее в попытках создать и строить в значительных количествах супер-субмарины, заметно пообносившаяся в результате Первой мировой войны и последующего экономического кризиса «Владычица морей» уже не могла себе позволить. Политика же резкого ограничения числа новых единиц также совершенно не соответствовала имперским нуждам и амбициям. А вот более дешёвые и простые в постройке типы можно было при необходимости произвести в больших сериях. Что и произошло, когда разразилась Вторая мировая. Наличие готовых вариантов, как говорится, на любой размер позволило неплохо маневрировать ресурсами уже в ходе войны. И, как мы знаем, британские подводные силы не остались обделёнными ни в количестве, ни в качестве.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • ХОДИТЬ ПОД ВОДОЙ ИЛИ НЫРЯТЬ?

    ХОДИТЬ ПОД ВОДОЙ ИДИ НЫРЯТЬ?В то время, как несколько неуклюжие, но снискавшие доверие своими эксплуатационными качествами субмарины Холланда начали быстро расползаться из Америки по всему миру, в Европе по-прежнему сохранялся собственный лидер в подводном деле. Им несомненно оставалась Франция, где в конце XIX века за явно революционным «электроходом» «Жимнот» последовали созданные на тех же принципах «Гюстав Зедэ» и его уменьшенный вариант «Ле Морз», породивший, в свою очередь, первую серийную продукцию: «Фарфа-дэ», «Корригана», «Гнома» и «Лютэна».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.