Танки БТ-5 в атаке. Маневры Забайкальского военного округа, 1936 год

«ПЕРЕХОДНОЙ» ТАНК

Танк БТ-5, в отличие от своего предшественника танка БТ-2, представлял собой полноценную боевую машину. Главным образом, благодаря установке новой башни с мощным и современным вооружением. Он стал своего рода переходной моделью от учебно-боевого БТ-2 к массовому колесно-гусеничному танку БТ-7.

Колесно-гусеничный танк БТ-5 был разработан в 1932 году в КБ ХПЗ под руководством А.О. Фирсова. Он представлял собой модернизированный танк БТ-2 с новой башней. По первоначальному проекту для установки новой башни предполагалось удлинить корпус танка по сравнению БТ-2 на 225 мм. УММ РККА отвергло этот проект, справедливо полагая, что для перестройки производства под выпуск танка с новым корпусом заводу понадобится несколько месяцев, а это сорвет выполнение танковой программы. Поэтому для серийного производства утвердили машину, отличавшуюся от БТ-2 лишь башней с увеличенным диаметром погона и вооружением. Планировалось к 7 ноября 1932 года изготовить 10 новых машин, но этим планам не суждено было сбыться — к концу года был готов, и то не полностью, только один образец, еще четыре находились в стадии сборки.

Фактически, танк БТ-5 являлся как бы переходным вариантом от БТ-2 к БТ-3 (фактически БТ-2 с метрической, а недюймовой резьбой), так как в нем использовались и метрическая, и дюймовая резьба. Причем метрическая резьба охватывала броневые листы корпуса, детали башни, боеукладку, крепление радиоприборов, а дюймовая использовалась в коробке скоростей, главном и бортовых фрикционах, приводах управления. Такое разнообразие объяснялось тем, что БТ-5 разрабатывался на основе БТ-3, а фактически изготавливался на основе БТ-2.

Серийное производство БТ-5 развернулось только в 1933 году, и опять завод столкнулся с трудностями, уже имевшими место при выпуске БТ-2, правда, справиться с ними удалось в более сжатые сроки. Так, для освоения выпуска более сложной по своей конструкции башни заводу пришлось изготовить 30 башен из обычной стали и 10 из незакаленной броневой с обязательством впоследствии заменить их на броневые. Производство башен все время запаздывало, и только в 1934 году благодаря подключению к этой работе Ижорского завода и фактической унификации башенной установки с Т-26 удалось перекрыть разрыв между выпуском корпусов и башен и приступить к замене в воинских частях обычных стальных башен на броневые.

По-прежнему хромало качество производства. Так, в донесении военпреда о выполнении программы 1933 года говорилось: «Несмотря на выполнение программы (вместо 1000 машин по плану сдано 1005), качество машин нельзя признать хорошим… По результатам испытательных пробегов забраковано за первое полугодие 5-8% машин в месяц, за второе — 9-41%, что говорит о снижении внимания к качеству, особенно по сборке».

В следующем году качество сборки значительно улучшилось, правда, зачастую ХПЗ подводили предприятия-смежники. Например, броня, поставляемая Мариупольским заводом, часто имела трещины, из-за чего на ХПЗ готовые корпуса браковались, а отдельные бронедетали вырубались по нескольку раз.

Танкисты занимают места в боевых машинах БТ-5. Московский военный округ, 1935 год
Танкисты занимают места в боевых машинах БТ-5. Московский военный округ, 1935 год

Но, несмотря на все трудности, выпуск танков возрастал, а в их конструкцию постоянно вносились улучшения. В конце 1933 года заводские цеха начали покидать машины с цельноштампованными дисками опорных катков. Примерно в это же время группа инженеров сконструировала и изготовила два варианта кормовых бензобаков для БТ-2 и БТ-5. Запас бензина при этом увеличился на 400-500 л, масла — на 25 л. Две машины с такими баками с успехом прошли испытания. В серию эта конструкция не пошла, но приобретенный опыт был использован при проектировании колесногусеничного танка БТ-7.

Самым же слабым звеном в производстве БТ-5 были двигатели. Ненадежность и ограниченное количество моторов М-5 побудило УММ РККА искать им замену. Так, предполагалось использовать отслужившие летный моторесурс отечественные авиамоторы М-17, запас которых был достаточно велик. Уже в декабре 1933 года на ХПЗ начались испытания БТ-5 с мотором М-17. Они продолжались весь следующий год и закончились с неудовлетворительным результатом из-за плохого охлаждения двигателя.

В то же время предпринимались первые попытки установить на БТ дизельный двигатель. 28 апреля 1933 года начались стендовые испытания дизеля БД-2 («быстроходный дизель второй»), разработанного конструкторами дизельного отдела ХПЗ под руководством К.Ф. Челпана. С 4 по 12 ноября состоялись предварительные испытания танка БДТ-1 (БТ-5 с дизелем БД-2), выявившие как достоинства новой силовой установки (возросший запас хода, надежность, меньшую пожароопасность), так и существенные недостатки. В 1934 году после показа в Москве членам правительства танков БТ с дизелями БД-2 опытной партии было принято решение о создании на ХПЗ имени Коминтерна производственных мощностей по изготовлению дизеля БД-2. Сам Государственный харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна к этому времени был изъят из состава треста «Локомотивообъе-динение» и подчинен непосредственно Наркомату тяжелой промышленности (НКТП), получив при этом № 183.

Неоднократно предпринимались шаги по усилению вооружения БТ-5. В первую очередь следует упомянуть об оснащении этого танка реактивными снарядами РС-132. Такая машина с пусковой установкой, разработанной РНИИ под руководством Ю.А. Победоносцева, проходила испытания в апреле-мае 1935 года. Несмотря на их положительные результаты, дальнейшие работы не производились. В следующем году силами завода № 37 на БТ-5 осуществили установку реактивных мин массой 250 кг. Испытания их завершились неудачно.

Что же касается серийного танка БТ-5, то он выпускался недолго, чуть больше года. В конце 1934 года его производство прекратили в связи с переходом завода на выпуск танка БТ-7. Всего в войска поступило 1884 танка БТ-5.

С точки зрения конструкции основное отличие танка БТ-5 от БТ-2 — двухместная башня новой формы со спаренной установкой вооружения. Корпус танка подвергся незначительным изменениям.

На танках БТ-5 устанавливались два типа башен — сварная с большой нишей, разработки и производства Ижорского завода, или клепаная с малой нишей разработки Мариупольского металлургического завода имени Ильича. Последний, изготовив 230 таких башен, частично установленных на БТ-5 и частично на Т-26, перешел на выпуск ижорской конструкции.

Корпус башни имел форму цилиндра с выступающей с боковой стороны овальной нишей (у клепаной башни ниша была прямоугольной).

Цилиндрическая часть корпуса была склепана или сварена из двух листов -переднего и заднего. В переднем листе вырезано прямоугольное отверстие для спаренной установки пушки и пулемета. По бокам имелись две смотровые щели и два круглых отверстия для стрельбы из револьвера.

Ниша сварной башни имела овальную форму и служила противовесом пушки и одновременно местом для укладки боеприпасов или размещения радиостанции. В заднем листе ниши имелось отверстие для доступа внутрь, закрываемое дверцей на петлях, запиравшейся снаружи. В нишах клепаных башен задняя стенка была глухая, без дверцы.
Крыша башни была выполнена из двух листов. Один — над цилиндрической частью, другой — над нишей. В крыше башни имелись: люк для входа и выхода экипажа, закрывающийся двумя дверцами на петлях и запирающийся изнутри танка; отверстие для вентиляции, расположенное на продольной оси башни над казенной частью пушки; отверстие для перископического прицела — слева; отверстие для флажковой сигнализации — справа; два отверстия для прохода тяг, поддерживающих кронштейн подъемного механизма пушки.

Масса оборудованной сварной башни без вооружения и боеприпасов — 675 кг, с вооружением и боеприпасами — 1100 кг. Поворот башни осуществлялся вручную.
45-мм полуавтоматическая танковая пушка 20К обр. 1932 г. и спаренный с нею пулемет ДТ были установлены в общей маске, которая вращалась на горизонтальных цапфах в бронзовых втулках рамки башни, с углами возвышения от -8° до +25°.

Пушка имела полуавтоматический затвор механического типа с электромагнитным и ручным спусками, корытообразную люльку, гидравлический тормоз отката, пружинный накатник и секторный подъемный механизм. Стрельба из пушки и пулемета производилась ножными спусками, педали которых располагались на подножке под правой ногой наводчика.

Бронебойный снаряд пушки имел начальную скорость 760 м/с и на дальности 1000 м пробивал по нормали 37-мм броню. На дальности 2500 м этот показатель снижался до 20,8 мм. Командир танка (он же наводчик) располагался в башне слева от пушки, заряжающий — справа от нее.

На танках последних выпусков устанавливалась 45-мм пушка обр. 1934 года.

На этой пушке полуавтоматика механического типа была заменена полуавтоматикой инерционного типа. Последняя работала полностью только при стрельбе бронебойными снарядами; при стрельбе осколочными — как четверть автоматики, то есть открывание затвора и экстрагирование гильзы производились вручную, и при вкладывании очередного патрона в камору затвор закрывался автоматически. Это объясняется различными начальными скоростями бронебойного и осколочного снарядов.

Кроме того, пушка обр. 1934 года отличалась от предыдущей противооткатным устройством и подъемным механизмом, на ней был усилен клин затвора, проволоку ножного спуска заменили тросом, усилили крепление люльки с маской, внесли еще ряд небольших усовершенствований.

Колесно-гусеничный танк БТ-5
Колесно-гусеничный танк БТ-5

Прицельные приспособления спаренной установки состояли из двух оптических прицелов: танкового телескопического прицела ТОП, обр. 1930 года и танкового перископического панорамного прицела ПТ-1 обр. 1932 года.

Кроме того, пулемет имел свой открытый механический прицел и мог стрелять независимо от орудия. При независимой стрельбе из пулемета сектор обстрела по вертикали составлял +4,5°. Масса магазина с патронами — 3,14 кг.

Общая масса качающейся части спаренной установки — 220…250 кг.

Наблюдение за полем боя производилось через прицелы и два смотровых прибора с пуленепробиваемыми стеклами «триплекс», расположенными на внутренних боковых стенках башни.

Боекомплект состоял из 115 пушечных выстрелов (у танков с рацией — 75 выстрелов) и 2709 патронов (43 магазина). На полу боевого отделения горизонтально на деревянных подкладках укладывались 29 выстрелов, на правой и левой стенках в вертикальных обоймах в два ряда — 32 выстрела (по 16 на каждой). На стенках башни по одну и другую стороны от ниши вертикально размещалось по 7 выстрелов (всего 14). Укладка унитарных патронов в нише башни разделялась на две части — правую и левую. В каждой части по 20 выстрелов (5 рядов), а всего 40. На танках с рацией боеукладки в нише башни не было. У танков с клепаной башней боекомплект составлял 100 артвыстрелов, из которых 25 находились в нише башни.

Башни танка БТ-5
Башни танка БТ-5: слева — клепаная, справа — сварная

Пулеметные магазины (диски) располагались в гнездах на правой и левой стенках боевого отделения над снарядной укладкой, на каждой стороне — по 19 дисков, всего 38. Кроме того, 6 дисков было уложено на стенке башни.

В моторном отделении вдоль продольной оси машины устанавливался 12-цилиндровый, четырехтактный, V-образный карбюраторный двигатель М-5 жидкостного охлаждения мощностью 400 л.с. Системы, обеспечивавшие работу двигателя, практически остались такими же, как и на БТ-2. Емкость топливных баков составляла 360 л. На машинах выпуска 1934-1935 гг. запас возимого топлива был увеличен до 530 л за счет установки двух дополнительных баков в кормовой части корпуса по бортам машины. Запас хода достигал: на гусеничном ходу 150 км, на колесном — 200 км.

Конструктивные изменения машины были также связаны с установкой более совершенных агрегатов трансмиссии. В ходовой части усилили ведущие колеса и вместо литых дисков опорных катков применили штампованные. Масса машины возросла до 11,6 т, а к концу серийного производства достигла 11,9 т.

Компоновка танка БТ-5 (продольный разрез)
Компоновка танка БТ-5 (продольный разрез):
1 — колонка рулевого механизма, 2 — педаль главного фрикциона, 3 — педаль тормоза, 4 — рычаги управления бортовыми фрикционами, 5 — рычаг переключения передач, 6 — сиденье водителя, 7 — огнетушитель съемный, 8 — огнетушитель стационарный, 9 — смотровой прибор водителя, 10 — укладка снарядов, 11 — рессора переднего колеса, 12-укладка снарядов настенке боевого отделения, 13 — укладка пулеметных магазинов настенке боевого отделения, 14-сиденье командира, 15 — укладка снарядов в нише башни, 16-укладка снарядов на стенке башни, 17 — укладка пулеметных магазинов на стенке башни, 18 — гильзоулавливатель с мешком, 19 — подножка с педалями и приводом для спуска, 20 — пушка, 21 — броневой стакан перископического прицела, 22-колпак вентилятора, 23 — смотровой прибор башни, 24 — отверстие для стрельбы из револьвера, закрытое заслонкой, 25 — двигатель, 26 — подмоторная рама, 27 — вентилятор, 28 — главный фрикцион, 29 — коробка перемены передач, 30 — бортовой фрикцион, 31 — защитная сетка жалюзи, 32 — глушитель, 33 — отверстия во внутренней стенке корпуса для выпуска воздуха, 34 — картер бортовой передачи, 35 — щиток над радиатором

Боевое крещение танки БТ получили в Испании. 24 июля 1937 года из Севастополя вышел испанский пароход Kabo San-Augustin с 50 танками БТ-5 и советскими танкистами-добровольцами. Танки поступили с завода № 48, где прошли капитальный ремонт, а танкисты прибыли в основном из частей 5-го механизированного корпуса имени К Б. Калиновского. После разгрузки в Картахене из прибывших танков был сформирован отдельный Интернациональный танковый полк Республиканской армии. Его командиром стал С И. Кондратьев. В первый крупный бой полк вступил под Сарагосой 13 октября 1937 года. Танкисты совместно с 15-й интернациональной бригадой атаковали сильно укрепленный поселок Фуэнтес де Эбро. В ходе упорного двухчасового боя республиканцы потеряли 16 танков.

Другой важной операцией с участием БТ-5 стал штурм города-крепости Теруэль в декабре 1937-го — феврале 1938 года. За время затянувшегося штурма из строя танкового полка выбыли еще 15 боевых машин. В марте 1938 года после отзыва советских добровольцев и военных советников полк был расформирован, а оставшиеся в строю БТ-5 вошли в состав Бронетанковой бригады Республиканской армии. Небольшое количество трофейных машин использовалось войсками генерала Франко.

Прием в комсомол в 133-й танковой бригаде. На втором плане - танк БТ-5. Юго-Западный фронт, весна 1942 года
Прием в комсомол в 133-й танковой бригаде. На втором плане — танк БТ-5. Юго-Западный фронт, весна 1942 года

Ни БТ-2, ни БТ-5 в ходе вооруженного конфликта у озера Хасан летом 1938 года в боях не участвовали. А вот в составе 1-й армейской группы советских войск в Монголии летом 1939 года они имелись в составе 11-й танковой бригады. Она была на две трети укомплектована танками БТ-5. Эта бригада участвовала в наиболее драматических событиях конфликта у реки Халхин-Гол — штурме японских позиций на горе Баин-Цаган.

Ограниченное количество танков БТ-5 принимало участие в советско-финской войне и в начальном периоде Великой Отечественной войны. На 1 июня 1941 года в танковых частях Красной Армии в западных приграничных военных округах имелось 878 колесно-гусеничных танков БТ-5. Число их в танковых и моторизованных дивизиях, сосредоточенных в приграничных округах, колебалось от нескольких штук до полутора сотен. Все они использовались в боях начального периода Великой Отечественной войны.

Блокадный Ленинград. Танки БТ-5 направляются на фронт по пр. Володарского, 1943 год
Блокадный Ленинград. Танки БТ-5 направляются на фронт по пр. Володарского, 1943 год

Наглядным примером достаточно высокой боевой эффективности танков БТ могут служить результаты боевой деятельности 16-го танкового полка 109-й мотострелковой дивизии 5-го мехкорпуса. В начале июля 1941 года 5-й и 7-й мехкорпуса Западного фронта нанесли контрудар по немецким войскам в районе Сенно — Лепель. На начало контрудара в 16-м танковом полку имелось 100 БТ-5 и 13 БТ-7. Вчитаемся в скупые строки журнала боевых действий.

«6 июля 1941 г. Дивизия перешла в наступление во втором эшелоне корпуса.

В 18 ч. 35 мин. 7 июля отряд 109-й мотострелковой дивизии выделил танковый взвод в район Топочаны для связи с 1-й мотострелковой дивизией. Взвод под командованием лейтенанта Кравченко в районе Романова был атакован 20 танками противника. Один танк сгорел с экипажем, два танка подбито. Уничтожено 3 танка противника.

8 июля у станции Бурбин была замечена группа в 50 танков с мотопехотой противника. 5 танков 4-го батальона открыли огонь по колонне, подбили 3 танка, потеряв 2 своих.
14 июля. В районе Лугес части полка перешли в атаку, захватили переправу и вывели из окружения 229-ю и 233-ю стрелковые дивизии. Было уничтожено 4 средних танка, подбито 4 БТ-5.

Колесно-гусеничный танк БТ-5 в экспозиции Центрального военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке, 2013 год
Колесно-гусеничный танк БТ-5 в экспозиции Центрального военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке, 2013 год

За период с 2 по 19 июля 1941 г. отряд 109-й мотострелковой дивизии прошел 500 км. Состояние матчасти было неудовлетворительным, боевые машины имели крайне низкий запас хода — 20-25 моточасов. Запчастей не было, и нет. Крайне низкое техническое состояние 16-го танкового полка характеризуется следующими показателями: из 113 танков боевые потери — 12, остальные вышли из строя по техническим причинам.

Уничтожено: 22 танка, 2 бронеавтомобиля, 3 орудия. Захвачено: 2 75-мм орудия, 1 танк».

Тут, как говорится, не убавить, не прибавить — за 22 вражеских танка 16-й танковый полк «заплатил» только 12 своими, подбитыми в бою. Можно лишь предполагать, какой урон противнику могли нанести наши танкисты, воюй они на технически исправных машинах!

В 1942-1943 годах отдельные танки БТ-2 и БТ-5 еще можно было встретить в танковых частях на советско-германском фронте. В относительно больших количествах они сохранились на его стабильных участках, например, в Ленинграде или Карелии. Так, в конце января 1944 года в качестве пополнения в 49-й гвардейский танковый полк прорыва (на вооружении которого, кстати сказать, состояли британские «Черчилли») 42-й армии Ленинградского фронта прибыло 20 танков БТ-5. В составе этого полка и некоторых других частей и подразделений БТ-5 и даже БТ-2 приняли участие в снятии блокады Ленинграда, а затем и в разгроме финских войск, как на Карельском перешейке, так и севернее.

Эта же машина в экспозиции Военно-патриотического парка «Патриот», 2019 год
Эта же машина в экспозиции Военно-патриотического парка «Патриот», 2019 год

На Лоухско-Кестеньском направлении сражался 91-й отдельный танковый полк (командир — майор А.А. Ялымов) Карельского фронта, сформированный 27 мая 1944 года.

Материальная часть полка состояла из 14 БТ-7, 5 БТ-5 и 11 МЗс. Так что стареньким «бэтэшкам» довелось повоевать в одном строю и с английскими, и с американскими танками.
Последний раз БТ «тряхнули стариной» при разгроме японской Квантунской армии в августе 1945 года. Правда, большинство из более чем 5,5 тысяч танков, принимавших участие в войне с Японией, составляли более современные боевые машины. Танки старых марок остались лишь в ротах ремонтного резерва и в третьих батальонах отдельных танковых бригад. Три отдельных батальона БТ-7 и один БТ-5 входили в состав 6-й гвардейской танковой армии, совершившей бросок через хребет Большой Хинган.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА БТ-5

БОЕВАЯ МАССА, т: 11,5

ЭКИПАЖ, чел.: 3

ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм: длина — 5580, ширина -2230, высота — 2230, клиренс — 350

ВООРУЖЕНИЕ: 1 пушка 20К обр. 1934 г. калибра 45 мм, 1 пулемет ДТ обр. 1929 г. калибра 7,62 мм

БОЕКОМПЛЕКТ: 115 выстрелов и 2709 патронов (на танках без радиостанции), 75 выстрелов и 2709 патронов (на танках с радиостанцией)

ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: телескопический прицел ТОП обр.1930 г., перископический панорамный прицел ПТ-1 обр.1932 г.

БРОНИРОВАНИЕ, мм: лоб корпуса — 13, борт и корма -10…13, крыша — 10, днище — 6, башня — 13

ДВИГАТЕЛЬ: М-5, 12-цилиндровый, карбюраторный, V-образный, жидкостного охлаждения; мощность 400 л.с. (294,5 кВт) при 1650 об/мин

ТРАНСМИССИЯ: многодисковый фрикцион сухого трения, четырехскоростная коробка передач, бортовые фрикционы, бортовые передачи, редукторы привода колесного хода

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: четыре сдвоенных обрезиненных опорных катка на борт, направляющее колесо, ведущее колесо заднего расположения (зацепление гребневое); на колесном ходу — ведущий задний опорный каток, управляемый — передний; подвеска индивидуальная пружинная; в каждой гусенице 46 траков шириной 260 мм СКОРОСТЬ МАКС., км/ч: на гусеницах — 52, на колесах — 72

ЗАПАС ХОДА, км: на гусеницах — 150, на колесах — 200.

ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ: угол подъема, град. — 37, ширина рва, м — 2, высота стенки, м — 0,55, глубина брода, м — 0,9

СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной (на части танков)

Михаил БАРЯТИНСКИЙ

Рекомендуем почитать

  • Т-64 — ВЫЗОВ ТАНКАМ НАТОТ-64 — ВЫЗОВ ТАНКАМ НАТО
    Советские танки Т-34 (признанный лучшим средним танком Второй мировой войны) и КВ (бывший сильнейшим в мире вплоть до 1942 г.) явились эпохальными бронированными боевыми машинами,...
  • ПОТАЙНОЙ ЗАМОКПОТАЙНОЙ ЗАМОК
    На двери не видно никаких замков или отверстий для ключей, а она не открывается, словно запертая изнутри. Ознакомившись с её секретом, можно сказать и так, поскольку по ту сторону двери...
Тут можете оценить работу автора: