Крейсер «Железняков» в 1974 году.

КОРРЕКТИВЫ ВНЕСЛА ВОЙНА

25 сентября 1938 года вступил в строй первый крейсер советской постройки «Киров» (проекта 26). В то время он был самым совершенным кораблем нашего Военно-Морского Флота.

Однако уже в ходе строительства, а затем и испытаний головного крейсера выявились его недостатки. 180-мм орудия главного калибра, превосходные по своим баллистическим характеристикам и размещенные в трехорудийных башнях, имели единую качающуюся часть (люльку) и единый механизм вертикальной наводки, при повреждении которого выходили бы из строя все три ствола башни. Недостаточным было и количество орудий зенитной артиллерии, да и располагались они не совсем удачно. Относительно слабым оказалось и бронирование. Дальность плавания, вполне достаточная для Балтики и Черного моря, была мала для Северного и Дальневосточного морских театров. Все эти недостатки объяснялись не только отсутствием необходимого опыта у конструкторов, но и жесткими ограничениями по водоизмещению и размерениям корабля — приходилось для обеспечения мощного главного калибра и высокой скорости жертвовать другими элементами.

Слабые стороны крейсеров проектов 26 и 26-бис обусловили необходимость создания нового корабля. В соответствии с тактикотехническим заданием, разработанным Военно-Морским Флотом в 1936 году, основными задачами, поставленными перед крейсерами нового проекта, были действия в составе эскадры, вывод легких сил в атаку, поддержка корабельного дозора и разведка, а также охрана эскадры от атак легких сил противника. Заданием предусматривалось водоизмещение (стандартное) 8000—8300 т, скорость 35 узлов. Состав и размещение главной энергетической установки оставались такими же, как на «Кирове». Как и на «Кирове», предусматривались три башни главного калибра и один командно-дальномерный пост. При этом было признано возможным уменьшить калибр орудий со 180 до 152 мм, поскольку при этом повышалась живучесть стволов (максимально допустимое количество выстрелов) и скорострельность. К тому же в середине 30-х годов уже было создано морское 152-мм орудие Б-38, которое имело лучшие для своего времени баллистические характеристики среди орудий этого калибра в мире. При массе снаряда 55,4 кг и начальной скорости его 950 м/с дальность стрельбы составляла 31,5 км. Аналогичные пушки немецких и итальянских крейсеров имели дальность стрельбы лишь до 26 км. На базе пушек Б-38 была создана трехорудийная башня МК-5 с раздельным наведением стволов. Зенитное вооружение нового крейсера должно было состоять из четырех спаренных 100-мм установок и шести спаренных 37-мм автоматов. Бронирование обязано было защищать жизненно важные помещения корабля от попадания 6-дюймовых снарядов.

Коллектив конструкторов приступил к разработке эскизного проекта нового легкого крейсера. В его создании принимали участие такие известные судостроители, как Н. Н. Исанин, А. С. Савичев, Н. А. Киселев, Г. А. Гасанов и другие. Главным конструктором корабля был А. И. Маслов.

Представленный эскизный проект был рассмотрен руководством Военно-Морского Флота и промышленности. Вооружение корабля при полученном стандартном водоизмещении 9450 тонн было признано недостаточным. Его решили усилить путем установки четвертой башни главного калибра; потребовался и второй (кормовой) командно-дальномерный пост.

В соответствии с этими решениями и был разработан технический проект корабля, получивший номер 68. Стандартное водоизмещение крейсера проекта 68 достигло 10 700 т. Основные размерения его: длина максимальная 199 м, ширина — 18,0 м, осадка — 5,8 м. Мощность энергоустановки — 110 000 л. с., скорость — 33,5 узла, дальность плавания 5400 миль. Автономность корабля составила 30 суток (у «Кирова» — 20). Бронирование: борт — 100 мм, палуба (нижняя) — 50 мм, башни главного калибра— 175 мм, боевая рубка — 150 мм. Главный калибр состоял из четырех башен МК-5. Для управления огнем орудий главного калибра на крейсере устанавливались два командно-дальномерных поста «Б-41-3» с двумя 8-метровыми дальномерами (на «Кирове» всего один) и приборы управления стрельбой (ПУС) «Мотив-Г». Зенитное вооружение крейсера состояло из четырех спаренных 100-мм универсальных установок Б-54, шести спаренных 37-мм зенитных автоматов 66-К и двух пулеметов, с МПУАЗО «Мотив-3» и двумя стабилизированными постами наводки (СПН). Кроме артиллерии, на крейсере предусматривалась установка двух трехтрубных торпедных аппаратов, глубинных бомб, минных рельсов для принятия на палубу мин заграждения. Как и крейсера проектов 26 и 26-бис, новые корабли имели авиационное вооружение, состоявшее из катапульты и двух самолетов «КОР-2». Экипаж крейсера составлял по проекту 740 человек.

В июле 1939 года технический проект утвержден, и конструкторское бюро приступило к выпуску рабочих чертежей. Спустя всего месяц, в конце августа 1939 года, заложен первый корабль серии. В соответствии с «Программой военного судостроения на III пятилетку» в 1939—1942 годах предусматривалось заложить 17 крейсеров проекта 68 на пяти заводах Ленинграда, Николаева и Комсомольска-на-Амуре. До начала Великой Отечественной войны началось строительство семи крейсеров. По традиции, начатой с «Кирова», им присваивались имена героев гражданской войны или видных деятелей государства — Чапаева, Фрунзе, Куйбышева, Железнякова, Чкалова, Орджоникидзе, Свердлова. По имени головного корабля всю серию называли «крейсерами типа «Чапаев».

Крейсер проекта 68К
Крейсер проекта 68К

После начала Великой Отечественной войны постановлением Государственного Комитета Обороны от 10 июля 1941 года строительство крупных кораблей было свернуто. К этому времени четыре крейсера проекта 68 были спущены и находились в стадии достройки, и на стапеле Балтийского завода стоял почти готовый к спуску корпус «Чкалова». Осенью 1941 года, когда фронт приблизился к Ленинграду, корпуса «Чапаева» и «Железнякова» отбуксировали вверх по Неве в относительно безопасное место. Сложнее складывалась обстановка на юге. Когда в августе 1941 фронт приблизился к Николаеву, корпуса «Орджоникидзе» и «Свердлова», формируемые на стапелях, пришлось подорвать. Недостроенные «Фрунзе» и «Куйбышев» перевели на буксире в Севастополь, а затем в Поти.

Недостроенные крейсера, не сделав ни одного выстрела по врагу, тем не менее внесли свой вклад в победу. Предназначенную для них броню использовали при строительстве бронепоездов и долговременных огневых точек.

В августе 1942 года при выполнении боевой операции у берегов Крыма крейсер «Молотов» (проекта 26-бис) был атакован самолетами-торпедоносцами и торпедными катерами противника. Одна из торпед, выпущенных по кораблю, попала ему в корму. Взрывом оторвало более 20 метров кормовой оконечности корпуса. Вместе с установленными на ней рулевым устройством, механизмами и оборудованием корма затонула в море. К счастью, валы и винты не пострадали, и «Молотов» не потерял боеспособности. Экипаж крейсера успешно отразил все последующие атаки противника и привел корабль в базу.

К сожалению, мощности единственного в то время на Черном море судоремонтного завода не позволяли выполнить сложный ремонт по восстановлению кормовой оконечности крейсера. Надо было искать другой выход. Тогда и вспомнили о недостроенных кораблях. Было предложено отрезать корму у крейсера «Фрунзе» и пристыковать ее к поврежденному «Молотову». Операция предстояла сложная, поскольку корпус «Фрунзе» был шире и выше, чем у «Молотова», к тому же в распоряжении судостроителей имелся плавучий док грузоподъемностью 5 тысяч тонн (водоизмещение же «Молотова» составляло почти 10 тысяч).

Тщательно изучив проект восстановления, заместитель наркома ВМФ по кораблестроению и вооружению адмирал Л. М. Галлер санкционировал разрешение использовать корму «Фрунзе» для ремонта «Молотова». Недостроенный корабль ввели в док кормой вперед, причем часть корпуса оставалась на плаву из-за недостаточной длины дока. Под корму установили опоры, чтобы она стояла устойчиво. Затем кормовую оконечность отделили, притопили док и вывели укороченный корпус «Фрунзе». На его место ввели «Молотов», и с помощью домкратов подтянули корму к корпусу поврежденного корабля. Летом 1943 года «Молотов», пройдя ходовые испытания, вновь вошел в состав Черноморского флота. Корабль выглядел как новый, и неопытному глазу трудно было определить, что он перенес «трансплантацию» кормы.

После окончания войны пять сохранившихся крейсеров типа «Чапаев» решили достроить. Опыт боевых действий и развитие техники потребовали внести значительные перемены в первоначальный проект. В годы войны основным противником кораблей стала авиация. Количество стволов зенитной артиллерии на наших кораблях к 1942—1943 годам увеличилось почти вдвое. Авиационное же вооружение крейсеров не использовалось, и к середине войны катапульты с них сняли, освободив места для зенитных установок. Большие потери флот понес от мин противника, в том числе от принципиально новых магнитных. Поэтому уже в первые месяцы войны корабли стали оснащаться размагничивающими устройствами. К концу войны все наши крупные корабли получили радиолокаторы.

Поэтому в 1945 году по техническому заданию Военно-Морского Флота началась разработка корректированного проекта крейсеров типа «Чапаев» (проект 68К). Главным конструктором был назначен А. С. Савичев. Техническим заданием предусматривалось значительное усиление ПВО корабля, установка новых приборов управления огнем главного калибра и зенитных орудий, радиолокационных и гидроакустической станции, размагничивающего устройства и т. д. С учетом большой степени готовности кораблей объем корректировки пришлось, естественно, ограничить. Тем не менее почти все вооружение корабля подверглось доработке.

На мачтах устанавливались антенны радиолокационных станций. РЛС «Редан-П» использовалась для управления стрельбой главного калибра совместно с двумя КДП. Кроме того, на второй и третьей башнях МК-5 смонтировали автономные радиодальномеры «Штаг-Б». В качестве универсального калибра установили четыре новейшие палубно-башенные стабилизированные 100-мм установки СМ-5. Каждая из бортовых батарей (из двух установок) оснащалась стабилизированным постом наводки СПН-200; каждая из установок СМ-5 имела радиодальномер «Штаг-Б». Зенитный калибр крейсера состоял из шестнадцати 37-мм спаренных установок В-11. Автоматы В-11, как и установки СМ-5, были сопряжены с системой управления зенитной стрельбой «Зенит-68К».

На крейсера проекта 68К предусматривалась установка двух торпедных аппаратов, противолодочного вооружения, гидроакустической станции. Для компенсации дополнительной весовой нагрузки отказались от некоторых систем вооружения (в частности, сняли авиационное вооружение, зенитные пулеметы и т. д.). Однако это не дало существенных результатов, и одновременно с повышением боевых качеств крейсеров ухудшились (по сравнению с проектом 68) некоторые ТТХ: стандартное водоизмещение возросло до 11 450 т; скорость полного хода упала с 33,5 до 32,6 узла; размещение дополнительного оборудования в основном выше ватерлинии снизило метацентрическую высоту; уменьшилась дальность плавания; численность экипажа возросла до 1183 человек и, как следствие, ухудшились бытовые условия. В апреле 1946 года начальник главного управления кораблестроения ВМФ инженер-контр-адмирал Н. В. Исаченков подписал «Заключение ГУК по корректировке техпроекта легких крейсеров пр. 68», в котором предлагалось снять все торпедные аппараты, 4 установки В-11, параваны, бомбометы, глубинные бомбы, боевые прожектора.

Достройка крейсеров проекта 68К была включена в план военного кораблестроения, утвержденный Совнаркомом 20 апреля 1946 года. В том же году были возвращены в Николаев из «эвакуации» недостроенные «Куйбышев» и «Фрунзе». На стапеле заложили новую корму взамен отрезанной у «Фрунзе» для ремонта «Молотова». Летом 1948 года в доке корму соединили с корпусом, смонтировали гребные валы и винты. Тем временем в Ленинграде окончательно достроили и спустили на воду корпус «Чкалова». В 1950—1951 годах пять крейсеров проекта 68К вступили в состав Военно-Морского Флота. «Чкалов» (в 1958 году в честь 40-летия ВЛКСМ переименован в «Комсомолец») остался на Балтике. «Чапаев» и «Железняков» перешли на Северный флот. «Фрунзе» и «Куйбышев» пополнили Черноморский флот. Начались годы напряженной учебы, походов, стрельб. В составе отрядов кораблей крейсера ходили с визитами дружбы в Болгарию и Румынию, Швецию и Данию, Польшу и Югославию.

В сентябре 1957 года отряд кораблей Черноморского флота в составе крейсера «Куйбышев», эсминцев «Блестящий» и «Бывалый» отправился в Югославию. Крейсер шел под флагом министра обороны СССР маршала Г. К. Жукова. Это было первое в его жизни плавание на военном корабле. Во время похода Г. К. Жуков ознакомился с особенностями службы моряков, интересовался устройством корабля, посетил боевые посты, спустился в котельное и машинное отделения, беседовал с офицерами и матросами. Наблюдая за маневрированием крейсера при проходе Босфора в условиях плохой видимости, маршал заметил сопровождавшему его генералу: «Оказывается, кораблем-то командовать не так просто». Будучи начальником Генерального штаба и занимая высокие посты в руководстве Вооруженными Силами СССР вплоть до министра обороны, Г. К. Жуков, по воспоминаниям Н. К. Кузнецова, не пытался вникать во флотские дела, мало знал нужды и особенности флота, возражал против строительства авианосцев и других крупных кораблей. И только в самом конце своей карьеры (этот визит был поводом удалить неугодного маршала из страны, чтобы в его отсутствие подготовить его смещение) Г. К. Жуков оценил значение флота.

В послевоенные годы военно-морская техника стремительно развивалась. На смену кораблям с артиллерийским вооружением пришли качественно новые. По-разному сложилась судьба пяти крейсеров проекта 68К. «Чапаев» в 1960 году выведен из боевого ядра, использовался как плавказарма, а в 1964-м списан. «Фрунзе» в 1958 году переклассифицирован в учебный корабль, а два года спустя списан. «Куйбышев» списан в 1965 году. «Железняков» с 1967 года стал учебным кораблем. Два года спустя его перевели на Балтику. Здесь крейсер прошел модернизацию и прослужил до 1975 года. Дольше всех в строю находился «Комсомолец». Учебным он стал в 1960 году, а в 1970-м прошел модернизацию и еще десять лет находился в составе флота. В 1980 году последний из крейсеров типа «Чапаев» был сдан на слом.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ ЛЕГКОГО КРЕЙСЕРА ПРОЕКТА 68К:

ВОДОИЗМЕЩЕНИЕ, т: стандартное — 11 130 полное — 14 040
РАЗМЕРЕНИЯ, м: длина наибольшая — 199
длина по ватерлинии — 195
ширина наибольшая — 18,7 осадка при полном водоизмещении — 6,9
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ УСТАНОВКА: 2 ГТЗА и 6 котлов, расположенные эшелонно в двух машинных и двух котельных отделениях;
мощность ГЭУ — 110 000 л.с.
мощность электростанции — 1800 кВт
СКОРОСТЬ, узлов: полная — 32,8
экономическая — 18,3
ДАЛЬНОСТЬ ПЛАВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИМ ХОДОМ — 6360 миль
АВТОНОМНОСТЬ — 30 суток
БРОНИРОВАНИЕ, мм: борт — 100
носовой траверз — 120 кормовой траверз — 100 палуба (нижняя броневая) — 50 башни главного калибра — 175 боевая рубка — 150
ВООРУЖЕНИЕ: четыре трехорудийные 152-мм установки МК-5; система управления огнем главного калибра «Мол-ния-АЦ-68К»; радиолокационная станция обнаружения надводных целей «Редан-П»; два команднодальномерных поста КДП2-8 с двумя 8-метровыми дальномерами; для индивидуальной наводки каждая башня имела 8-метровый дальномер; вторая и третья башни оснащены радиодальномерами «Штаг-Б»;
четыре спаренные 100-мм стабилизированные палубно-башенные установки СМ-5;
четырнадцать спаренных 37-мм установок В-11; система управления зенитной стрельбой «Зенит-68К»;
радиолокационная станция обнаружения воздушных целей «Вымпел-11», два стабилизированных поста наводки СПН-200;
гидроакустическая станция «Тамир».
На палубу корабль мог принимать 100 корабельных мин заграждения.
ЭКИПАЖ — 1184 человек.

А. ЧЕРНЫШЕВ

Рекомендуем почитать

  • ШИНА… «АВОСЬКА»ШИНА… «АВОСЬКА»
    Мы ехали на рыбалку. На далекое озеро, где по перволедку всегда отлично ловилась щука и крупный окунь. Наш видавший виды «Москвичек» бодро катился по заснеженному шоссе. Тихо шуршал...
  • РАЗ — И В ТАЗ!РАЗ — И В ТАЗ!
    Для огородно-садового полива необходим длинный пластиковый шланг. При этом неизбежны неудобства, связанные с его развертыванием и складыванием после работы. Аккуратно свернуть шланг и...
Тут можете оценить работу автора: