МИНОНОСЦЫ ТИПА «СМЕУЛ»

МИНОНОСЦЫ ТИПА «СМЕУЛ»

После победоносного завершения русско-турецкой войны, по итогам Сан-Стефанского мирного договора, Румыния получила полный суверенитет, а в 1881 году князь Карл Гогенцоллерн-Зигмаринген короновался как король Кароль I, и страна из княжества превратилась в королевство. Ее территория заметно расширилась и стала включать дельту Дуная и большой кусок черноморского побережья. Новая монархия пыталась укреплять вооруженные силы в силу своих скромных финансовых возможностей, однако львиную долю военного бюджета поглощала армия. Лишь спустя без малого пять лет были изысканы средства на выполнение первой кораблестроительной программы, предусматривавшей заказ небольшого рангоутного крейсера в Англии и трех миноносцев во Франции.

Инициатором строительства миноносцев стал полковник флота Николаэ Думитреску Майкан, энтузиаст минного дела и убежденный сторонник доктрины «Молодой школы» французского адмирала Оба. Он изучил состояние дел на потенциальных предприятиях-строителях и убедил правительство выдать заказ французской фирме «Форж э Шантье де Медитеррэн», предложившей наилучшие условия. Договор с ней подписали в конце 1886 года, а в следующем году на верфи в Гавре были заложены три миноносца, которым присвоили наименования «Смеул» (Smeul — Дракон), «Сборул» (Sborul — Полёт) и «Налука» (Naluca — Призрак). Стоимость постройки составила 228 тысяч леев за каждый. Первые два корабля были переданы заказчику 6 октября 1888 года, третий -двумя неделями позже, 22 октября.

Конструктивно миноносцы типа «Смеул» относились к весьма распространенному «35-метровому» типу. Только для французского флота было построено более 100 таких кораблей. Они имели узкий веретенообразный корпус с небольшим карапасным полубаком и значительным завалом бортов. Водонепроницаемыми переборками корпус делился на восемь отсеков. Носовой отсек — таранный, за ним располагались форпик, жилой отсек (кубрик матросов), котельное отделение, машинное отделение, офицерское помещение, кубрик унтер-офицеров и румпельное отделение. Небольшая и тесная боевая рубка выполнялась из более толстой стали, поэтому в ряде публикаций ее называют бронированной.

Два румынских миноносца накануне отправки из Франции к постоянному месту службы, 1888 год
Два румынских миноносца накануне отправки из Франции к постоянному месту службы, 1888 год

Зауженные обводы должны были позволить как можно лучше использовать выдаваемую машиной мощность, однако приводили к серьезному ухудшению остойчивости и мореходности. Французские моряки со злой иронией называли данные корабли типом «Шевирабль» (Chevirable), что значит «опрокинувшийся». В конечном итоге, именно эти недостатки послужили причиной гибели «Смеула» во время шторма. Кроме того, узкая палуба оказалась крайне стесненной и неудобной для работы орудийных расчетов.

«Смеул» на Дунае, 20 сентября 1916 год
«Смеул» на Дунае, 20 сентября 1916 год

Миноносцы имели нормальное водоизмещение 56 т, длину 36,25 м, ширину 3,45 м, осадку носом 0,9 м и кормой 2,2 м — столь большая разница была вызвана наличием защиты винта. Силовая установка состояла из двухцилиндровой паровой машины системы «компаунд» и одного парового котла локомотивного типа. Для удобства заряжания торпедных аппаратов продукты горения из котла выводились в две узкие дымовые трубы, располагавшиеся поперек корпуса. При этом сам корпус весил 13 450 кг, машина — 4500 кг, котел — 8600 кг. Проектная мощность 578 индикаторных сил должна была обеспечивать миноносцам весьма приличную для того времени максимальную скорость в 21 узел, однако если таковая и была достигнута, то только на испытаниях. В реальных условиях службы полностью снаряженные корабли никогда не развивали более 16-18 узлов. Запас угля составлял всего 5 тонн, а пресной воды — 4000 литров, что серьезно ограничивало дальность плавания, особенно полным ходом.

В 1907 году котлы на всех кораблях заменили, уменьшив число дымовых труб с двух до одной.

Главным оружием миноносцев являлись два неподвижных носовых торпедных аппарата калибра 350 мм. В жилом отсеке для них могли храниться две запасные торпеды, которые, впрочем, редко брали на борт, поскольку это создавало перегрузку носовой части. Артиллерия была представлена двумя 37-мм «короткими» револьверными пушками Гочкиса, устанавливавшимися на вертлюгах по бокам от боевой рубки. Дополнял вооружение такой анахронизм, как две шестовые мины, впрочем, от них довольно скоро отказались.
К началу Первой мировой войны на миноносцы установили по одному пулемету Максима.

Носовой торпедный аппарат «Смеула» в боевом положении, 1917 год
Носовой торпедный аппарат «Смеула» в боевом положении, 1917 год

Экипаж кораблей был относительно небольшим — 15 человек, включая двух офицеров, хотя есть сведения, что он состоял из трех офицеров и 22 нижних чинов.

В первые годы службы миноносцы окрашивались по «викторианской» схеме с красной подводной частью, черным надводным бортом, желтыми дымовыми трубами (с черными верхушками), белыми боевой рубкой и кожухом машинного отделения. Ближе к началу Первой мировой войны их перекрасили полностью в серый цвет, к которому в 1916-1917 годах добавились желтые камуфляжные полосы по борту, хорошо скрывавшие их в дунайских плавнях.

Один из служивших на «Смеуле» румынских офицеров так охарактеризовал свой корабль: «Он выглядел большим, хотя на самом деле был маленьким миноносцем… На картинках он смотрелся величественно и солидно, но на деле имел всего несколько десятков тонн [водоизмещения] и нес пару небольших пушек и два торпедных аппарата в носу. Разница между картинкой и реальным кораблем поражала!».

ИСТОРИЯ СЛУЖБЫ

В конце 1888 года миноносцы прибыли в Румынию и вошли в состав флота. Их первыми командирами стали капитан И. Коандэ («Сборул»), лейтенант Н. Негреску («Смеул») и лейтенант К. Бореску («Налука»). Корабли совершали обычные выходы в море, как самостоятельно, так и в компании с крейсером «Элизабета»; моряки изучали новую технику. Очень скоро стало ясно, что плохая мореходность не позволяет миноносцам эффективно действовать на Черном море — уже при волнении в 3-4 балла они были вынуждены искать укрытия в гавани. Выходы в море приходилось совершать только при спокойной погоде, поэтому командиры иронично называли их «воскресными утренними прогулками». К тому же, из Франции поступали сообщения об авариях и катастрофах однотипных кораблей.

«Сборул» на Дунае в районе Измаила, 1917 год
«Сборул» на Дунае в районе Измаила, 1917 год

Все это привело к тому, что в 1891 году миноносцы свели в дивизион, командиром которого был назначен полковник Василе Урсяну, и перевели на Дунай. Главной базой дивизиона стала Сулина, хотя периодически он приходил в Констанцу для участия в учениях и торжественных мероприятиях. Командующий Дунайской флотилией контр-адмирал Ион Мурджеску высоко отзывался о приданных ему миноносцах, по скорости значительно превосходивших любые корабли и суда, имевшиеся на Дунае. «Смеул», «Сборул» и «Налука» отрабатывали групповые атаки, проводили артиллерийские и торпедные стрельбы, осуществляли ночные выходы для наилучшего изучения театра. В целом, их служба вплоть до начала Первой мировой войны проходила в рутинном режиме, не будучи отмеченной яркими событиями, за исключением двух столкновений друг с другом, впрочем, обошедшихся без серьезных последствий.

Когда в августе 1916 года Румыния объявила войну Центральным державам, дивизион миноносцев базировался на Сулину, являясь частью Морских сил — как отмечают румынские историки, «сил, которые трудно назвать «силами» даже по отношению к Речным силам Румынии, не говоря уже о флотах других воюющих сторон на Черном море».* Правда, вскоре «Сборул» и «Налука» были переведены в Галац и, вместе с крейсером «Элизабета» и учебным кораблем «Мирча», переданы в оперативное подчинение русского командования. В частности, «Сборул» использовался для заправки сжатым воздухом торпед малых речных миноносцев, действовавших в том же районе.

Карьера «Смеула» оказалась самой короткой из тройки, но и самой насыщенной. Вот что писал о нем румынский журнал «Marea Nostra» (Наш флот): «В 1913 году, во время Второй Балканской войны, он неустанно ходил по Дунаю перед соединением мониторов, патрулируя на маршруте их следования. Когда началась Первая мировая война, он практиковался в пусках торпед в ожидании благоприятного случая их применения. В 1916 году, благодаря высокой скорости, он использовался для передачи донесений между румынским и русским командованиями.

Его командир, капитан Эмиль Гонца, был храбрым, выдержанным и отзывчивым офицером и хорошим моряком. Он курил трубку, из еды предпочитал рыбу с пивом и любил проводить время в одиночестве в дельте Дуная. Настоящий морской волк! Его каюта представляла собой настоящий музей, где в пустом аквариуме были выставлены высушенные образцы рыб.

Благодаря энергичному командиру, миноносец совершил несколько рейдов против немецких и турецких войск в Тулче, подвергая их позиции артиллерийскому обстрелу. «Мы задали им жару», — стало любимым выражением командира».

На долю именно этого миноносца выпало то, что румынские историки называют единственным за всю войну настоящим морским боем с участием румынского корабля, и первым в истории румынского флота боевым столкновением с подводной лодкой.

«Смеул» на Дунае во время Первой мировой войны
«Смеул» на Дунае во время Первой мировой войны

На рассвете 30 сентября (13 октября по новому стилю) 1916 года миноносец под командованием капитана Николаэ Эмиля Гонца находился в море в районе Сулины, прикрывая пару моторных баркасов, занимавшихся тралением в устье Дуная. Неожиданно в утреннем тумане была замечена неприятельская подводная лодка в надводном положении, выпустившая по «Смеулу» торпеду с дистанции 500-800 м. От торпеды он уклонился и немедленно контратаковал противника, введя в действие свою артиллерию. Огонь оказался точным: субмарина получила попадания в перископ и боевую рубку и вскоре скрылась под водой.

Долгое время утверждалось, что в данном эпизоде миноносец потопил германскую подводную лодку UC 15, которая, действительно, вышла из Варны на минную постановку в устье Дуная и не вернулась. Однако, согласно работе немецкого историка Харальда Бендерта, эта лодка с 31 мая 1916 г. стояла на ремонте в Варне, в следующий поход вышла только 6 ноября. Без вести же она пропала в другом походе, начавшемся 13 ноября. К тому же, подводные лодки данной серии являлись малыми подводными минными заградителями и не несли торпедных аппаратов. В более поздних публикациях противником «Смеула» стали называть другую лодку — UB 42, ссылаясь на то, что она преждевременно вернулась из боевого похода из-за повреждения перископа. И снова «мимо»! Тот же Бендерт утверждает, что 13 октября UB 42 находилась в Варне, вернувшись туда четырьмя днями ранее, в следующий поход вышла 16 октября, а повреждения перископа были вызваны столкновением с торпедированным ей русским пароходом «Царица», причем случилось это 19 октября. Других кандидатов на участие в боевом столкновении со «Смеулом» не имеется. В общем, уважаемые читатели, выводы можете сделать сами…

Между тем, события на сухопутном фронте развивались крайне неудачно для Румынии. После череды поражений встал вопрос о выводе румынской армии в Молдавию и дельту Дуная. К тому времени на реке скопилось множество коммерческих судов и барж, груженных зерном, углем и нефтью — общий объем грузов определялся в 3473 железнодорожных вагона! Перед военно-морским командованием встала задача эвакуации этого добра в Килийское гирло, так как отход вверх по Пруту был невозможен из-за гидрологических условий. Стремительное отступление румынских войск вкупе с нерасторопностью работы штабов привели к тому, что не менее 250 барж, причем, в основном — груженых, не удалось своевременно отвести вниз по Дунаю, и их пришлось затопить, чтобы ценный груз не достался неприятелю. К началу декабря 1916 года в районе Брэила-Галац сосредоточилось 528 различных судов, что составляло около 60% тоннажа торгового флота Румынии на Дунае. После многочисленных задержек, 5 (18) декабря начался их вывод в Килию. Отсутствие опыта и низкая штабная культура снижали и без того невысокий темп эвакуации. Например, несмотря на то, что на складах хранилось более 4000 тонн угля, все буксиры, имевшие угольное отопление котлов, были переданы в распоряжение русского командования; в распоряжении командования Дунайской флотилии остались только буксиры с нефтяным отоплением, для которых не имелось ни капли мазута.

9 (22) декабря вражеские войска заняли Тулчу и Исакчу, после чего вывод судов из Галаца в Килию был объявлен «экстренным». Мониторы Дунайской флотилии своей мощной дальнобойной артиллерией обеспечивали прикрытие конвоев, находясь в немедленной готовности к открытию огня. Миноносец «Налука» ежедневно совершал разведывательные проходы по маршруту следования судов, а в ночное время выполнял роль лоцманского катера на участке от 62-й мили до Измаила. Вечером 13 (26) декабря он вышел из Галаца, сопровождая очередной караван буксиров с баржами. Около 20 часов миноносец по ошибке был обстрелян русскими войсками с бессарабского берега, в результате чего получил ранение командир корабля капитан Александр Георгиу. Новым командиром был назначен лейтенант Матила Костеску, которого через день сменил капитан Г. Кослинский, и «Налука» со смешанным румыно-французским экипажем продолжил сопровождение конвоев, к сожалению, так же регулярно подвергавшихся обстрелам со стороны русских войск. Вскоре неприятель вышел к Дунаю в районе Исакчи, установив на берегу артиллерийские батареи и прожекторы. Для борьбы с ними пришлось задействовать мониторы.
В это время «Смеул» под командованием капитана Гонца по-прежнему находился в Сулине, вместе с крейсером «Элизабета» и минным заградителем «Александру чел Бун» обеспечивая охрану морских подступов к порту. «К счастью, — пишут румынские авторы, — у турецко-германо-болгарского флота не имелось значительных сил в Черном море, где доминировали русские, иначе защита Сулины была бы весьма призрачной». Весной 1917 года «Смеул» чуть было не стал жертвой бомб, сброшенных германским самолетом «Фридрихсхафен», который, в свою очередь, был подбит румынскими зенитчиками и совершил вынужденную посадку на воду, а его пилот попал в плен.

Утром 2 (15) апреля 1917 года «Смеул» вышел из Сулины в Килию, чтобы доставить трех офицеров французской военно-морской миссии на совещание в Измаил. Стояла ненастная погода с тенденцией к ухудшению, ветер крепчал, и командир миноносца, хороший знаток моря, предлагал отложить поход, однако французские офицеры, «храбрые, но нетерпеливые и упрямые», настояли на необходимости срочно прибыть в Измаил в связи с тяжелой обстановкой на фронте.

Не имея никакого морского опыта, они явно давили на самолюбие командира, утверждая, что море не такое уж и бурное, а корабль «Made in France» отличается высочайшим качеством постройки. Как намекают румынские авторы, опасаясь быть обвиненным в трусости, амбициозный Гонца согласился выйти в море.

Маленький миноносец с трудом шел против ветра и волн, которые захлестывали его и норовили смыть все с палубы. Брызги воды застывали ледяной коркой на надстройках, снастях и сложенных на палубе ящиках, увеличивая «верхний вес». Качка становилась все более стремительной. Нос корабля едва выходил из воды, а винт регулярно повисал в воздухе, вращаясь с оглушительным шумом.

В момент поворота на новый курс в борт «Смеула» ударила большая волна, а вслед за ней другая. Миноносец лег на борт так, что его мачта и труба коснулись воды, и спустя несколько мгновений перевернулся килем вверх, причем винт продолжал вращаться. Немногие находившиеся на палубе моряки сумели выплыть и взобраться на днище, но машинная команда и пассажиры оказались запертыми во внутренних отсеках, как в ловушке. По утверждениям уцелевших, проходивший неподалеку русский корабль принял перевернувшийся миноносец за подводную лодку и поспешно удалился. «Смеул» оставался на поверхности моря в течение нескольких часов, но потом затонул. Командир и несколько моряков были спасены греческим буксиром, шедшим из Одессы, погибли 20 человек, включая трех французских офицеров. Капитан Гонца после войны перешел в торговый флот.

Официальной причиной гибели корабля было названо «трагическое сочетание состояния моря, плохих мореходных качеств миноносца и чрезмерного груза на палубе». В ряде англоязычных публикаций (например, в солидном справочнике «Conway») данная потеря ошибочно приписывается минам, выставленным кайзеровскими подводными лодками -скорее всего, это следствие пропаганды военного времени со стороны Центральных держав.

Миноносец «Смеул» у борта речного монитора «Ласкар Катарджиу» близ Измаила. 1917 год
Миноносец «Смеул» у борта речного монитора «Ласкар Катарджиу» близ Измаила. 1917 год

В настоящее время остов «Смеула» покоится на дне Черного моря неподалеку от устья Дуная, будучи примерно на 4 метра погруженным в придонный ил. Румынские энтузиасты считают возможным его подъем, что сделало бы корабль уникальным экспонатом любого музея, так как в мире не сохранилось ни одного миноносца «35-метрового» типа.

Два уцелевших корабля были исключены из состава флота вскоре после окончания Первой мировой войны, в 1919 году, и проданы на слом, однако в 1940 году корпус «Налуки» еще находился в Галаце, и дальнейшая его судьба неизвестна.

Реализация кораблестроительной программы 1886-1888 годов легла серьезной нагрузкой на бюджет Румынии, однако все построенные в ее рамках корабли не относились к передовым образцам и уже к началу XX века морально устарели. В немалой степени этому способствовал стремительный прогресс вооружения и военно-морской техники того времени. Тем не менее, «Смеул», «Сборул» и «Налука» оставались в строю в течение трех десятилетий, почти все это время формально представляя собой главную ударную силу румынского флота. Они способствовали подготовке кадров для румынского флота, приняли активное участие в Первой мировой войне и даже претендовали на уничтожение германской подводной лодки в то время, когда их французские «одноклассники» давно были отправлены на слом.

К сожалению, разрабатывавшиеся перед началом войны планы постройки четырех современных эскадренных миноносцев водоизмещением порядка 1000 т, вооруженных 105-мм орудиями, остались нереализованными, не позволив румынскому флоту рассчитывать на какие-либо активные действия на Черном море.

Названия первых румынских миноносцев в 1920 году были присвоены бывшим австро-венгерским кораблям того же класса, полученным по репарациям. Все они приняли участие во Второй мировой войне. В 1980-е годы эти имена унаследовали ракетные катера советской постройки, два из которых («Смеул» проекта 205 и «Сборул» проекта 1241) к моменту написания данной статьи находились в строю.

Тактико-технические характеристики кораблей

Водоизмещение: 56 т
Размерения: 36,25*3,45*0,9/2,2 м
Механизмы: 1 ПМ «компаунд»,
1 локомотивный котел
Мощность: 578 инд. л.с.
Скорость: 21 уз
Запас угля: 5 т
Вооружение: 2х37-мм/20
револьверные пушки Гочкиса, 2*350-мм ТА, 2 шестовые мины
Экипаж: 15 чел.

Павел ЛЕПИХИН

Рекомендуем почитать

  • КУЗОВ С «ЗАБОРОМ»КУЗОВ С «ЗАБОРОМ»
    Автомобили типа «пикап» - один из любимых видов транспортных средств у всех, кто занимается строительством или благоустройством загородного дома. В эту горячую пору без дела он не...
  • НЕСГИБАЕМАЯ ШАХМАТНАЯ…НЕСГИБАЕМАЯ ШАХМАТНАЯ…
    Я очень люблю играть в шахматы, и представляете, как бывает обидно, если доска в самый интересный момент сложится — ну, например, при переноске ее с одного стола из другой. У меня было...
Тут можете оценить работу автора: