ОТВАГА, МУЖЕСТВО, НАХОДЧИВОСТЬ...

ОТВАГА, МУЖЕСТВО, НАХОДЧИВОСТЬ…

Сообщение Совинформбюро было по обыкновению кратким: «Энская подводная лодка Северного флота под командованием старшего лейтенанта Столбова проникла в фашистскую гавань и атаковала транспорт водоизмещением в 6 тыс. тонн. Торпедист Мельников двумя торпедами взорвал вражеское судно. Подводная лодка благополучно возвратилась на свою базу».

Этот был первый боевой успех Северного флота в Великой Отечественной войне. Он выпал на долю экипажа подводной лодки Щ-402, которая 14 июля 1941 года проникла в Порсангер-фиорд и уничтожила транспортное судно противника.

Зима 1942 года была уже на исходе, однако стояли сильные морозы, море непрестанно штормило. То и дело налетали плотные снежные заряды. «Четыреста вторая» под командованием капитан-лейтенанта Николая Столбова несколько дней бороздила Баренцево море на вероятных путях следования вражеских транспортов.

…Шторм все усиливался. «Щуку» бросало из стороны в сторону так, что указатель кренометра ходил по шкале от упора до упора. Люди на мостике выбивались из сил.

Видя, что обычное время между сменами вахт – четыре часа – в такой обстановке им не выдержать. Столбов приказал сменяться каждые два часа. Промокшие, закоченевшие от холода рулевые-сигнальщики и вахтенный офицер, посидев пару часов у электрической грелки внутри лодки, вновь поднимались на мостик, чтобы сменить товарищей.

На четвертый день после полудня Щ-402 пришла в район северо-западнее Варангер-фиорда – к перекрестью дорог фашистских конвоев. Столбов принял решение погрузиться. дать передышку экипажу, а затем уже начать активный поиск.

Когда ночью лодка всплыла, подводники удивились полному штилю, что в Баренцевом море бывает крайне редко. Но за добрую примету это не посчитали, ведь в такую погоду не только враг, но и субмарина словно на ладони.

Подводная лодка Щ-314 (будущая Щ-402) под заводским номером 254 на ходовых испытаниях (весна-осень 1936 года)
Подводная лодка Щ-314 (будущая Щ-402) под заводским номером 254 на ходовых испытаниях (весна-осень 1936 года)

К счастью, ночь прошла спокойно, и «щука» получила возможность полностью зарядить аккумуляторную батарею, «набить» воздух высокого давления и тщательно провентилировать отсеки. Как только забрезжил рассвет, лодка ушла на перископную глубину и начала поиск.

Капитан-лейтенант Столбов в центральном посту. Время от времени он поднимает перископ и, прильнув к окуляру, осматривает горизонт. Горизонт чист. Это значит, что надо ждать.

Подводная лодка Щ-402
Подводная лодка Щ-402:
1 – антенна шумопеленгатора; 2 – швартовный шпиль; 3 – носовые сетеотводы; 4 – радиоантенна; 5 – леерное ограждение; 6 – центральное носовое орудие; 7 – зенитный перископ; 8 – главный магнитный компас; 9 – репитер гирокомпаса; 10 – командирский перископ; 11 – пулемет Максима; 12 – откидной фальшборт; 13 – 45-мм кормовое орудие; 14 – поручень; 15 – отверстия для стока воды и выпуска воздуха; 16 антенная стойка; 17 – кормовые сетеотводы; 18 – флагшток; 19 – краснознаменный военно-морской флаг; 20 – нижний кильватерный огонь; 21 – якорный клюз; 22 – якорь Холла; 23 – фальшкиль (с твердым балластом); 24 дейдвуд; 25 – гребной вал; 26 – кронштейн гребного вага; 27 – мортира кронштейна; 28 – гребной винт; 29 – кронштейн; 30- вертикальный руль; 31 – дверь в надстройку; 32-спасательный круг; 33 – рубочный люк; 34 – киповые планки; 35 ограждение носового горизонтального руля; 36 – носовые горизонтальные рули; 37 – трос; 38 откидной лист над клапанами вентиляции; 39 – откидной лист над входным люком; 40 – откидная решетка над аккумуляторами и рымом; 41 – носовой сигнальный буй; 42 – откидной лист нал кранцами; 43 – откидной лист над клапанами вентиляции; 44 – откидная решетка над кормовыми аккумуляторами и рымом; 45 – откидная решетка над глушителями; 46 откидной лист; 47 кнехт; 48 – отверстия для стока воды и выхода воздуха; 49 – ограждение гребных винтов и кормовых горизонтальных рулей; 50 – талреп; 51 – кормовые горизонтальные рули; 52 – сигнальная мачта; 53 – верхний кильватерный огонь; 54 рында; 55 – крышка кормовых торпедных аппаратов; 56 – топовый огонь; 57 – обтекатель зенитного перископа; 58 – бортовые отличительные огни; 59 – крышки носовых торпедных аппаратов; 60 – гюйсшток; 61 – ниша гака

Когда командир в очередной раз поднял перископ, все находившиеся рядом на посту заметили, как напряглись его ладони, сжимавшие рукоятки. На сей раз Столбов томительно долго не отрывался от окуляра, чуть-чуть подворачивая прибор то вправо, то влево.

Наконец, словно чувствуя устремленные на него взгляды, отрывисто бросил:

– Транспорты в охранении тральщиков и катеров. Боевая тревога! Торпедная атака!

И тут же глухую тишину отсеков огласили трели звонков.

Лодка, увеличив скорость, пошла на сближение. Столбов вновь поднимает перископ. Транспорт теперь виден совсем хорошо, его громада все ближе и ближе подходит к залповому пеленгу.

– Носовые аппараты товсь! – командует капитан-лейтенант.

Высокий черный форштевень транспорта наползает на вертикальную нить в окуляре перископа.

– Пли!

И все в лодке ощутили, как вздрогнула «щука», освободившись от смертоносных снарядов.

– Торпеды вышли. – доложил из первого отсека старший лейтенант Захаров.

Опасные мгновения. Облегченную носовую часть лодки потянуло к поверхности. Того и гляди над водой покажутся нос и рубка. Но боцман Николай Добродумов бдительно следил за пузырьком дифферентометра. Умело и энергично действуя горизонтальными рулями. он сумел удержать «четыреста вторую» на нужной глубине.

А тем временем стрелка командирского секундомера неторопливо бежала по циферблату. Во всех отсеках замерли, вслушиваясь… Наконец два мощных взрыва один за другим отдались в корпусе «щуки» звенящим гулом. Победа!

Как только торпеды устремились к цели, командир начал послезалповое маневрирование, чтобы уклониться от преследования. Он предпочел отвести лодку, насколько позволяли глубины, ближе к берегу, резонно рассчитывая, что там «щуку» вряд ли будут искать. Пока что его предположения сбывались.

– Боцман, всплывать под перископ! – последовала новая команда.

Медленно поползла вверх стальная труба. Едва из шахты показалась нижняя головка перископа, Столбов тут же откинул рукоятки и еще на подъеме развернул его в направлении взрывов. Картина, которую он увидел на поверхности, обрадовала: огромный транспорт тонул, разламываясь пополам.

Между тем. преследования почему-то не было. Правда, корабли противника сбросили несколько глубинных бомб неподалеку от торпедированного транспорта на авось. Вскоре акустик доложил, что шумы винтов вражеских кораблей не прослушиваются. Помощник командира Константин Сорокин веселым голосом скомандовал из центрального поста:

– От мест по боевой тревоге отойти! Свободным от вахты обедать!

Обед по случаю торпедной атаки прошел с большим подъемом, никто не жаловался на отсутствие аппетита. Но не успели еще на камбузе помыть посуду, как акустик Васильев услышал шумы.

«Четыреста вторая» повернула навстречу шумам, и минут через двадцать капитан-лейтенант увидел в перископ вражеский конвой: шесть транспортов с охранением.

Новая торпедная атака по времени была короче предыдущей, поскольку конвой шел встречным курсом, и самый крупный транспорт оказался ближайшим к лодке, на идеальном курсовом угле.

– Как в учебнике, – пошутил капитан-лейтенант, поглядывая на секундомер.

Едва старшина группы торпедистов доложил, что носовой двухторпедный залп изготовлен, как оттуда скомандовали: «Товсь!». И почти сразу же: «Пли!»

И опять томительное ожидание: «Попали или нет?!», и бурная радость, когда донеслись глухие взрывы.

– Боцман, ныряй на пятьдесят метров! -приказал Столбов.

Добродумов энергично переложил рули, и стал докладывать:

– Глубина 25 метров… 30… 35…

На этом его доклады оборвались. Первые взрывы бомб сотрясли корпус «щуки», когда глубиномер показывал 37 метров.

И тут началось! Вражеские корабли с ожесточением преследовали лодку. От близких взрывов 8 отсеках лопались лампочки, вылетали предохранители на подстанциях. Сорвало кингстон уравнительной цистерны, и в нее хлынула забортная вода. Это было опаснее всего: теперь лодка могла провалиться в морскую пучину на такую глубину, где ее корпус не выдержит давления.

В этот момент судьба корабля и экипажа полностью зависела от расторопности и самоотверженности трюмных. Вахтенный трюмный Ванганов молниеносно юркнул под настил центрального поста, кое-как протиснулся между помпой и воздушными магистралями и, нырнув в ледяную воду, устранил повреждение. Поступление забортной воды прекратилось.

В бомбежке временами наступали паузы, казалось, что попытки гитлеровцев уничтожить лодку закончились. Но спустя некоторое время близкие разрывы глубинных бомб возобновлялись. От каждого из них корпус «щуки» содрогался, из центрального поста после новой серии разрывов раздавалась команда: «Осмотреться в отсеках!»

Постепенно взрывы стали все дальше и глуше. Стало ясно, что «четыреста вторая» искусным маневрированием оторвалась от преследователей.

…Лодка продолжала поиск. На рассвете 3 марта акустик доложил: «Правый борт, курсовой сорок – шум винтов!»

Столбов припал к окуляру перископа, и вскоре он уже ясно различал очертания двух немецких тральщиков, занимающихся контрольным тралением.

Быстро сделав необходимые расчеты, командир атаковал один из них. Через несколько десятков секунд выпущенные торпеды достигли цели и последовал сильный взрыв.

И сразу же акустик доложил:

– Корабль противника повернул на нас. Расстояние уменьшается!

Не прошло и пяти минут, как рванула поблизости первая глубинная бомба. За ней вторая, третья, еще две… Уцелевший тральщик довольно точно нащупал местонахождение «щуки». Капитан-лейтенант понял, что обычным маневрированием избавиться от преследования вряд ли удастся. И в эту трудную минуту он нашел единственный выход, как сбить с толку фашистских акустиков и оторваться от преследования. Когда рвались глубинные бомбы, командир приказывал давать самый полный ход. Ведь в это время там, наверху, акустики все равно ничего не слышали. Но как только наступала тишина, электромоторы стопорились, и лодка двигалась по инерции. И так каждый раз. Взрыв: «Полный вперед!» Затих гул взрывов: «Стоп моторы!»

Наконец после нескольких часов преследования бомбежка прекратилась. Вражеский тральщик потерял «щуку».

С наступлением темноты Столбов приказал всплыть и осмотреть корабль. Выяснилось, что корпус получил пробоины в районе топливных цистерн, из которых вытекла почти вся «соляля»: запаса оставалось только на частичную зарядку аккумуляторов. Положение осложнялось тем, что расстояние до базы превышало 300 миль, а до берега, занятого гитлеровцами, было менее двадцати.

Подлодка Щ-402 (лето 1937 года)
Подлодка Щ-402 (лето 1937 года)
Возвращение из похода
Возвращение из похода
Пароход Hanau - цель атаки Щ-402 в Варангер-фиорде 14 июля 1941 года
Пароход Hanau – цель атаки Щ-402 в Варангер-фиорде 14 июля 1941 года

Всю ночь лодка дрейфовала, а утром из штаба флота радировали, что к ней направлена помощь. Оставалось только ждать… Лишенная хода и возможности погружаться, «щука» могла быть каждую минуту обнаружена и атакована фашистскими кораблями и самолетами. В полную боевую готовность привели торпедные аппараты и артиллерию, экипажу раздали личное оружие. На всякий случай Щ-402 была подготовлена к взрыву.

В этот тяжелый час инженер-механик Большаков со старшинами Степаненко и Кукушкиным не теряли времени даром. Они решили использовать смесь масла и керосина из оставшихся торпед. И дизель, пару раз чихнув… заработал на этом «ерше». Всю ночь корабль шел к родным берегам. Переждав день в полной боевой готовности, с наступлением темноты он снова продолжил путь. Но топлива хватило только до полуночи. Пришлось опять лечь в дрейф… Долгожданная помощь пришла с рассветом. Поход завершился благополучно.

БОЕВОЙ ПУТЬ Щ-402

Подводная лодка, воевавшая впоследствии под командованием капитан-лейтенанта Столбова, была заложена в декабре 1934 года. 1 октября 1936 года в торжественной обстановке на ней был поднят военно-морской флаг. С этого дня под номером Щ-314 она вошла в состав боевых кораблей Краснознаменного Балтийского флота. В мае 1937 года с нее были сняты механизмы и вооружение, и она была поставлена в плавучий док для подготовки к переходу в Баренцево море. В сентябре «щука» (теперь уже с бортовым номером 402) прибыла в город Полярный.

Зимой 1937 – 1938 года экипажу Щ-402 довелось выполнять важное правительственное задание. Тогда весь мир восторженно следил за героическим дрейфом на ледяном поле первой в истории полярной станции «Северный полюс». Имена советских исследователей Арктики – И.Д. Папанина, П.П. Ширшова, Г.К. Федорова и Э.Т. Кренкеля – не сходили с газетных страниц. Когда льдина с «папанинцами» начала разламываться и четверо полярников оказались в угрожающем положении, для их спасения в Северный Ледовитый океан вышла экспедиция специального назначения. В ее состав, помимо ледокольных пароходов «Таймыр» и «Мурман», входили подводные лодки Л-3, Щ-404 и Щ-402.

19 февраля станция СП-1 была эвакуирована ледоколами. Подводные лодки выполнили поставленную им задачу, поддерживая надежную связь «Таймыра» и «Мурмана» с радиоцентром Северного флота.

Североморские подводные лодки все дальше и дальше проникали в Ледовитый океан. С 16 декабря 1938 года по 16 января 1939 года экипаж «четыреста второй» находился в автономном плавании. Три четверти времени похода протекали в тяжелых зимних условиях. И моряки с честью выдержали экзамен на морскую зрелость, придя в свою базу без единой поломки.

22 апреля 1939 года Щ-402 совместно с другими подводными лодками Северного флота вышла на выполнение правительственного задания по обеспечению радиосвязи с самолетом В.К. Коккинаки, совершавшим перелет через Атлантику в Соединенные Штаты Америки. Поход был трудным для субмарин, курс пролегал вдоль норвежского побережья, пересекал Норвежское море. Развернувшись в Северном море, лодки благополучно возвратились в базу.

Командир 4-го ДПЛ капитан 3 ранга Н.И. Морозов (слева) и командир Щ-402 старший лейтенант Н.Г. Столбов (Полярный, лето 1941 года)
Командир 4-го ДПЛ капитан 3 ранга Н.И. Морозов (слева) и командир Щ-402 старший лейтенант Н.Г. Столбов (Полярный, лето 1941 года)
Члены экипажа Щ-402, слева направо: старшина группы трюмных мичман С.Д. Кукушкин, командир отделения комендоров старшина 2-й ст. А.П. Новиков, старшина группы электриков мичман С.С. Семенов, электрик краснофлотец Е.Ф. Парфеньев, рулевой краснофлотец П.В. Беседин, командир отделения торпедистов старшина 2-й ст. А.С. Мельников, командир отделения мотористов старшина 2-й ст. Д.И. Новак, старшина радиоакустической группы старшина 1-й ст. Н.К. Хромее в и командир отделения торпедистов старшина 2-й ст. Е.Д. Ивашов. Полярный, июль 1942 года
Члены экипажа Щ-402, слева направо: старшина группы трюмных мичман С.Д. Кукушкин, командир отделения комендоров старшина 2-й ст. А.П. Новиков, старшина группы электриков мичман С.С. Семенов, электрик краснофлотец Е.Ф. Парфеньев, рулевой краснофлотец П.В. Беседин, командир отделения торпедистов старшина 2-й ст. А.С. Мельников, командир отделения мотористов старшина 2-й ст. Д.И. Новак, старшина радиоакустической группы старшина
1-й ст. Н.К. Хромее в и командир отделения торпедистов старшина
2- й ст. Е.Д. Ивашов. Полярный, июль 1942 года
Подводная лодка Щ-402
Подводная лодка Щ-402
Гвардейская Красно-знаменая подводная лодка Щ-402 (рисунок В. Иванова)
Гвардейская Красно-знаменая подводная лодка Щ-402 (рисунок В. Иванова)

Во время финской кампании, в суровую зиму 1939 – 1940 года, «четыреста вторая» наряду с другими кораблями Северного флота несла дозорную службу. Действия затруднялись 40-градусным морозом. Корпуса обмерзали, лодки получали дополнительную положительную плавучесть, мешавшую срочному погружению. Под тяжестью льда рвались антенны, ломались леерные стойки. Обмерзала оптика перископов. Выходило из строя оружие – пушки превращались в ледяные глыбы, у торпед замерзала вода в вырезах вертушек инерционных ударников, застывала смазка. Во время несения дозора подводникам-североморцам неоднократно приходилось встречаться с немецкими судами-разведчиками, появлявшимися у советских территориальных вод.

Великая Отечественная война стала решающей проверкой воинского мастерства экипажа североморской «щуки». За боевые подвиги «четыреста вторая» была удостоена гвардейского звания и ордена Красного Знамени.

На долю Щ-402 выпала исключительная судьба. В годы Великой Отечественной войны она совершила 16 боевых походов, потопила вражескую субмарину и девять транспортов общим водоизмещением свыше 50 тысяч тонн, а нескольким транспортам нанесла серьезные повреждения. Эта подводная лодка, завоевавшая высшие корабельные отличия, была первой, открывшей боевой счет североморских подводников, и стала последней из погибших в Заполярье. Это произошло 21 сентября 1944 года…

СУБМАРИНЫ ТИПА «Щ»: ТЕХНИЧЕСКИЕ ПОДРОБНОСТИ

Подводные лодки типа «Щ» были в Советском флоте периода Великой Отечественной войны самыми многочисленными.

Они создавались в конце 20-х – начале 30-х годов и предназначались для действий в прибрежных районах и внутренних морях. Первые лодки водоизмещением 520/700 т несли шесть торпед в аппаратах (четыре в носовых и две в кормовых) и четыре запасных. В носовой и кормовой частях мостика было установлено два 45-мм зенитных полуавтомата. Два дизельных двигателя по 600 л.с. сообщали лодке надводную скорость до 12 узлов. Под водой корабль шел на двух электромоторах по 400 л.с. со скоростью около 8 узлов (в течение одного часа).

Эти лодки стали основой для ряда других серий типа «Щ».

Так, в 1932 году специально для Тихоокеанского флота были разработаны лодки V серии, которые можно было перевозить в разобранном виде по железной дороге. На них устанавливались более мощные дизели по 800 л.с., позволявшие увеличить скорость надводного хода до 14 узлов. В дальнейшем строились более совершенные лодки типа «Щ» серий V-бис, V-бис 2, X и Х-бис. Они использовались на всех флотах.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПОЛУТОРАКОРПУСНОЙ ДВУХВАЛЬНОЙ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ Щ-402

Длина наибольшая, м 58,75
Ширина наибольшая, м 6,2
Осадка средняя, м 4,3
Водоизмещение, т 590/707,8
Глубина погружения рабочая, м 90,0
Скорость полного хода, узлов 13,6/8,7
Дальность плавания, миль 6500/108
Мощность, л.с.
дизельных двигателей 2×800
электромоторов 2×400
Экипаж, чел 40
Вооружение: четыре носовых и два кормовых 533-мм торпедных аппарата (запасных торпед – 10);
две 45-мм полуавтоматические пушки;
два 7,62-мм пулемета Максима.

Павел ВЕСЕЛОВ

Рекомендуем почитать

  • ВОСКОВЫЕ МЕЛКИВОСКОВЫЕ МЕЛКИ
    Ежедневно мы пользуемся огромным количеством вещей и уже практически перестали их замечать. Но оказывается в производстве незначительных на первый взгляд вещей кроется масса...
  • ТРУБНАЯ РЕЗЬБА? НАРЕЖЕМ!ТРУБНАЯ РЕЗЬБА? НАРЕЖЕМ!
    Даже опытные домашние мастера, сталкивающиеся с задачей нарезки трубной резьбы, порой тушуются и обращаются за помощью к профессионалам. В этом деле требуются определенные навыки, иначе и...
Тут можете оценить работу автора: