Морская коллекция

«С ЭТОЙ ЛОДКИ МОЖНО СТАВИТЬ МИНЫ...»

23.11.2015
«С ЭТОЙ ЛОДКИ МОЖНО СТАВИТЬ МИНЫ...»(Продолжение. Начало см. в № 10, 1973 г.). Большинство морских держав после русско-японской войны максимум средств выделило на строительство дредноутов и сверхдредноутов. Развитию минного оружия было уделено хотя и меньшее, но достаточно серьезное внимание. Что же касается подводных лодок, то в этом вопросе в промежутке между русско-японской и империалистической войнами царил полный разброд.
 
Первые лодки, которые появились в России после войны, своим происхождением были обязаны лихорадочной и не совсем осмысленной деятельности, охватившей морское ведомство в связи с началом боевых действий.
 
Крупп ухитрился составить контракт так искусно, что, не платя никаких неустоек, смог сдать заказанные ему в марте 1904 года три лодки — «Карп» (31), «Карась» и «Камбала» — лишь осенью 1907 года.
 
На этих лодках были установлены двигатели Кертинга, работавшие на тяжелом нефтяном топливе.
 
Хотя они и развивали заданную мощность в 200 л. с., в работе они были недостаточно надежны и удобны. Так, в надводном положении надо было устанавливать тяжелую и высокую выхлопную трубу, из которой днем извергались клубы белого дыма, а ночью — снопы искр и даже пламя. Перед погружением
 
стопорили двигатели и убирали трубу, что значительно увеличивало время, необходимое для погружения. В 1908 году эти лодки были перевезены по железной дороге в Севастополь, где вместе с двумя лодками Голланда — «Лососем» и «Судаком» — составили первый на Черном море «отдельный дивизион подводных лодок».
 
В 1906 году морское министерство заказало Металлическому заводу экспериментальную лодку, спроектированную С. Джевецким. Зачисленная в списки флота в 1908 году, эта лодка «Почтовый» (32) вошла в историю как первый в XX веке подводный корабль с единым двигателем. Джевецкий отказался от электродвижителя. Вместо аккумуляторных батарей он установил на лодке 45 баллонов со сжатым до 200 атм. воздухом, который приводил в действие двигатель. Хотя лодка показала неплохие результаты, ее основной недостаток — пузырчатый след при движении под водой — оказался неустранимым, и в 1913 году она была исключена из списков флота.
 
Интересной особенностью русских лодок этого периода было необычайно мощное торпедное вооружение. В то время как на иностранных лодках устанавливалось 1—2 трубчатых торпедных аппарата, на русских лодках число торпедных аппаратов составляло 4—8. Такое увеличение достигалось за счет поворотных решетчатых аппаратов конструкции С. Джевецкого, установленных в надстройке. Этот тип вооружения долго сохранялся на отечественных лодках, сконструированных И. Бубновым.
 
«С ЭТОЙ ЛОДКИ МОЖНО СТАВИТЬ МИНЫ...»
 
Среди зачинателей подводного кораблестроения Бубнов занимает место рядом с Голландом и Лобефом, ибо именно эти три конструктора создали три основных типа подводных лодок, которые потом разрабатывались другими специалистами.
 
Бубнов предложил разместить легкие, сообщающиеся с забортной водой цистерны в носу и в корме, чем достигалось максимальное облегчение прочного корпуса. Но на «Дельфине» и «Касатках» из-за разноса цистерн возникали продольные колебания корпуса при погружении и подводном ходе. Первой бубновский лодкой, на которой этот недостаток был устранен, стала «Минога» (33).
 
К работе над «Миногой» Бубнова побудили низкие мореходные качества первых подводных лодок. Не ставя перед собой цели спроектировать серийную лодку, он в конструкцию «Миноги» ввел несколько радикальных новшеств. Так, «Минога» стала первой в мире подводной лодкой с дизель-электрической установкой. Впервые в практике кораблестроения Бубнов применил концевые сферические переборки. Запас плавучести у «Миноги» был в три раза больше, чем у «Дельфина». Будучи дальнейшим развитием бубновсксго типа лодки, «Минога» в то же время впервые имела не решетчатые, а трубчатые носовые торпедные аппараты — выносной пулемет на ходовом мостике.
 
Почти одновременно с «Миногой» Бубнов приступил к проектированию «Акулы» (34) — лодки с втрое большим водоизмещением, способной совершать дальние переходы и наносить удары противнику в его портах и базах. Зачисленная в списки флота в 1911 году, «Акула» с ее 8 торпедными аппаратами вплоть до начала первой мировой войны оставалась самой мореходной и самой мощной по вооружению лодкой в мире. Трехвальная дизель-электрическая установка и большой запас плавучести позволяли ей плавать на Балтике даже в штормовую погоду.
 
Созданная как мощная торпедная лодка, «Акула» в 1915 году была срочно оборудована устройством для скрытой постановки мин заграждения. Боевая практика подтвердила то, что Бубнов предвидел еще в 1907 году, когда писал минеру Н. Шрейберу: «Я пришел к выводу о возможности постановки с этой лодки 20 мин заграждения...» Но мысль о специальном подводном минном заградителе не принадлежала Бубнову, ее долго и упорно разрабатывал русский изобретатель М. Налетов.
 
Он служил в Порт-Артуре во время русско-японской войны. «Первая мысль вооружить минами заграждения подводную лодку, — писал Налетов, — пришла мне в голову в день гибели броненосца «Петропавловск», взорвавшегося на японской мине, свидетелем чего я был».
 
Разработанная Налетовым лодка для защиты портартурской гавани не была достроена, и изобретатель был вынужден ее взорвать, чтобы она не досталась японцам. И лишь через десять лет после долгих мытарств и волокиты разработанный изобретателем минный заградитель «Краб» вышел на первое боевое задание — минирование Босфорского пролива.
 
На минах, поставленных «Крабом», вскоре подорвался германский крейсер «Бреслау».
 
«Краб», вооруженный 60 минами, двумя носовыми и двумя решетчатыми торпедными аппаратами, двумя пушками и пулеметом, оказался ценным боевым кораблем. Потребность в подводных минных заградителях была столь острой, что уже в ходе войны пришлось срочно приспосабливать торпедные лодки для минных постановок, и даже заново разрабатывать новые проекты.
 
Г. СМИРНОВ




Рекомендуем почитать
  • УРЕЗАННЫЕ «ТЯЖЕЛОВЕСЫ»

    УРЕЗАННЫЕ «ТЯЖЕЛОВЕСЫ»Извечный конфликт потребностей и средств их реализации особенно остро проявился после начала постройки «вашингтонских» крейсеров. Десятитысячетонные скоростные корабли зачастую не уступали дредноутам минувшей войны ни по длине, ни по стоимости. Их количество зависело прежде всего от толщины кошелька, а с этим у всех стран в годы великого экономического кризиса дело обстояло совсем не здорово. В особо неприятном положении оказалась «владычица морей». Британии требовалось много крейсеров, не менее 50, замена которых на новый тип требовала фантастической для тех времён суммы в 100 миллионов фунтов стерлингов. Между тем к 1926 г. финансовое положение стало настолько критическим, что пришлось сразу же отказаться от двух из четырёх запланированных «каунти». Судьба двух намеченных к постройке кораблей также оставалась под вопросом. Тогда Адмиралтейство пошло по давнему проторённому пути, попытавшись отказаться от «максимальных» тяжёлых крейсеров в пользу меньшего и более экономного варианта.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.