Мы вынуждены исказить текст в ответ на заблокированную вами рекламу.
Друзья! Проект modelist-konstruktor.com существует благодаря рекламе. Просьба добавить сайт в исключения блокировщика и обновить страницу.
ЗАЩИТНИК МОСКОВСКОГО НЕБА (Продолжение. Начало см. в № 5-2017)

ЗАЩИТНИК МОСКОВСКОГО НЕБА (Продолжение. Начало см. в № 5-2017)

Серийный выпуск Пе-3 начался, что называется, с ходу, без предварительной подготовки. Безусловно, значительная преемственность с пикирующим бомбардировщиком облегчила их изготовление. Но были и новые агрегаты вооружения и топливной системы, а рабочие чертежи поначалу отсутствовали. Все делалось по наспех подготовленным эскизам и, соответственно, по месту. А это нарушало ритм сборки самолетов.

Сказалась и недостаточная наземная отработка вооружения. Так, после отстрела носовых пулеметов обнаружились трещины в плексигласовом остеклении носовой части фюзеляжа, и его в срочном порядке пришлось заменять металлическим, сначала из дюралюминиевого листа, а затем, из-за его дефицита, – стальным. Были проблемы и с выбросом за борт стреляных гильз, которые могли попасть куда угодно, даже в фонарь кабины экипажа и в радиаторы.

В 1941 г., согласно статистике НКАП, завод № 39 построил 197 Пе-3. Из них 17 – в августе, включая опытный экземпляр № 301606, 98 – в сентябре и 82 -в октябре. В ноябре предприятию запланировали постройку 50, а в декабре – 52 тяжелых истребителей. Но эти планы так и остались на бумаге, поскольку завод № 39 эвакуировали в Иркутск, и до марта 1942 г. работа по Пе-3 не велась. В Иркутске же развернулась сборка Пе-2 и Пе-3бис из узлов и агрегатов, привезенных из Москвы.

Похоже, что первые 20 Пе-3бис завод сдал заказчику к концу июня 1942 г., о чем свидетельствует приказ НКО № 0534 от 3 июля того же года за подписью заместителя наркома генерал-лейтенанта авиации А.А. Новикова:

«В марте и июне месяцах 1942 г. командир 49 ббап майор Сажин Н. И. с двадцатью экипажами своего полка перегнал с Иркутского авиазавода в район Москвы 21 самолет Пе-2 и 20 самолетов Пе-3.

Благодаря отличной подготовке полка, отличной организации и руководства перелетом, несмотря на сложность условий перелета и дальность маршрута, экипажи 49 ббап в короткие сроки перегнали 41 самолет без единого летного происшествия».

28 мая 1943 г. ГКО обязал завод № 22 приступить со следующего месяца к серийному выпуску истребителей Пе-3. Однако произошло это лишь в феврале следующего года. Причем он заметно отличался от макета, предъявленного в ноябре 1943 г. Так, на самолете отсутствовала оборонительная установка «ФЗ» («Фронтовое задание»), свойственная поздним сериям Пе-2, осталось на самолете и крыло предшественника. Да и наступательное вооружение его состояло из пушки ШВАК (вместо двухпушечной установки под центропланом) и пулемета УБК. Поскольку дистанционная электрифицированная установка ДЭУ не была готова, то в хвостовой части фюзеляжа ее заменили двумя гранатометами ДАГ-10 с авиационными гранатами АГ-2.

Учитывая полное несоответствие истребителя техническому заданию, его на испытания в НИИ ВВС не предъявляли, но изготовили 19 машин, причем с более мощными двигателями М-105ПФ-2. В августе эти самолеты передали в 48-й (бывший 40-й апр ГК КА) и 98-й (бывший 4-го апр ГК КА) гвардейские полки дальних разведчиков.

Один истребитель (№ 15/298 завода № 22) в июле – августе 1944 г. предъявили военным для испытаний вооружения, которое мало чем отличалось от машин завода № 39.

Всего же на заводах СССР построили 222 экземпляра Пе-3 и Пе-3бис.

ФРАГМЕНТЫ БОЕВОЙ РАБОТЫ

Первыми к освоению Пе-3 приступили летчики 95-го скоростного бомбардировочного авиаполка (сбап). К 25 сентября полк был подготовлен для работы в системе ПВО, и в тот же день его преобразовали в истребительный (командир С.А. Пестов), включив в состав 6-го иак, прикрывавшего Москву. Местом базирования полка выбрали подмосковный аэродром Чкаловская.

Первый боевой вылет полка состоялся в конце сентября, когда шестерке Пе-3 под командованием капитана А. Жатькова пришлось сопровождать группу самолетов с английской военной миссией, направлявшейся из Вологды, где переучивались наши летчики на истребители «Харрикейн», в Москву. Тогда экипажи двухмоторных истребителей отбили три попытки немцев атаковать транспортные самолеты и без потерь вернулись на свой аэродром.

Принято считать, что боевой счет полк открыл 3 октября. В тот день старший лейтенант Фортовов и лейтенант Куликов сбили по бомбардировщику Ju88. Но эти потери остались неподтвержденными.

На следующий день эскадрилья майора А. Сачкова нанесла бомбоштурмовой удар по колонне немецкой бронетехники. Сбросив 40 авиабомб калибра 50 и 100 кг, экипажи «пешек» обстреляли колонну из пулеметов. Были отмечены прямые попадания в танки и автомобили, после чего в колонне возникли очаги пожаров. На обратном пути эскадрилью догнали немецкие истребители Bf109. По данным экипажей Пе-3, в воздушном бою немцы потеряли один истребитель. Наши же потери составили две машины, причем одна из них, управляемая раненым летчиком, потерпела аварию при посадке.

5 октября полк потерял первый экипаж старшего лейтенанта Фортовова, но обстоятельства трагедии так и остались невыясненными.

10 октября 40 экипажей Пе-3 и 11 октября (количество экипажей не установлено) того же полка штурмовали вражеские колонны на подходе к городу Белый (Калининское направление).

Спустя полмесяца, 25 октября, летчик Ф.И. Иванов подломал Пе-3 (заводской № 02717). При взлете с Центрального аэродрома самолет долго не отрывался от ВПП. Летчик испугался и прекратил взлет. При этом истребитель задел крылом маскировочный домик и ударился об автомашину. Самолет получил повреждения правого винта, мотогондолы, элерона и посадочных щитков.

В ноябре 1941 г. 95-й иап возглавил майор А.В. Жатьков. Под его руководством осенью на нескольких истребителях установили в носовой части фюзеляжа пушки ШВАК и заменили пулемет штурмана крупнокалиберным ВТ. Часть машин оснастили восемью реактивными орудиями РО-82, а на некоторых дополнительно смонтировали еще по два РО-132 для стрельбы назад.

Около десяти машин доработали, установив на них аэрофотоаппараты АФА-Б. Доработка Пе-3 осуществлялась на Опытном заводе НИИ ВВС. Эти самолеты иногда называли Пе-3Р.

И все же чаще 95-му иап в декабре-январе пришлось бороться с наступавшими на Москву немецкими войсками. Только за эти два месяца с самолетов полка сбросили на головы врага более полутора тысяч бомб. Кроме этого, часть нередко привлекалась для ведения авиационной разведки.

С 24 по 29 декабря 1941 г. полк (11 Пе-3) выполнил 43 боевых вылета, а по 9 января следующего года – 110 боевых вылетов.

В феврале 1942 года в воздушном бою был сбит один самолет, три – не вернулись с боевого задания и один Пе-3 потерпел катастрофу в небоевой обстановке. При этом погибли два летчика и четыре штурмана-стрелка.

Приказом наркома обороны от 1 марта 1942 г. 95-й иап передали ВВС Северного флота, включив в состав Особой морской авиагруппы (ОМАГ). Спустя пять дней полк вылетел на север. К тому времени в полку числилось 13 исправных и 11 неисправных машин.

На севере, дислоцируясь на аэродроме Ваенга (Североморск-1), личный состав полка осваивал полеты над безориентирной местностью и акваторией Белого моря. Почти полтора месяца проходило «оморячивание» летного состава, и лишь после этого в середине апреля приступили к боевой работе. При этом экипажи полка наносили бомбоштурмовые удары по морским и береговым целям, сопровождали конвои.

Лишь несколько примеров из доступных источников. Так, 15 апреля 1942 г. звено Пе-3 из четырех машин во главе с капитаном В.А. Куликовым нанесло бомбовый удар по портовым сооружениям и судам, находившимся в норвежском порту Линахамари. Надо сказать, что этот порт был чрезвычайно важным транспортным узлом для Германии, поскольку через него вывозилось стратегическое сырье из никелевых рудников Петсамо. Естественно, немцы постарались защитить его с моря сильной береговой, а с воздуха – зенитной артиллерией.

В тот день по данным советской разведки и докладам экипажей самолетов был потоплен транспорт водоизмещением 4000 т. Отмечались попадания и в другие суда.

Спустя пять дней экипаж капитана С.С. Стрельцова нанес удар по немецкому танкеру и потопил его.

В апреле 1942 г. от берегов Шотландии в СССР отправили очередной и самый большой конвой PQ-15 в составе 25 грузовых судов. До 2 мая конвой двигался без серьезных препятствий, а в тот день, войдя в зону действия немецкой авиации, он подвергся атаке шести Ju87 5-го воздушного флота Люфтваффе.

Говорить о прикрытии конвоя тяжелыми истребителями Пе-3 не приходится, поскольку их радиус действия не позволял им прийти на помощь. Единственное, что было в их силах, так это уменьшить потери от немецких пикировщиков, нанеся удары по аэродромам противника. Первый такой удар советские летчики нанесли 23 апреля задолго до подхода каравана к Мурманску, были среди них и экипажи 95-го полка.

Спустя три дня группа «пешек» из 95-го полка отправилась к аэродрому Хебугтен, но их встретила большая группа «мессершмиттов». Силы были явно не равные, выручил первый удар, нанесенный по немецким самолетам летчиком Б. Шипилкиным, причем реактивными снарядами. Замешательство противника на короткое время открыло доступ к аэродрому и позволило прицельно сбросить бомбы. Но на обратном пути истребители противника обрушились на тяжелые и недостаточно маневренные для активного воздушного боя Пе-3, сбив пять из семи машин, участвовавших в налете.

Позже стало известно, что на аэродроме Хебугтен было уничтожено шесть самолетов противника и 15 человек личного состава авиабазы, повреждено около 20 машин.

Первый раз экипажи Пе-3 95-го полка вылетели на прикрытие судов конвоя 29 апреля и больше не выпускали их из виду до входа в горло Белого моря. 16 мая звену из четырех Пе-3 с помощью бомб и реактивных снарядов удалось потопить эсминец Кригсмарине.

В июле того же года ВВС Северного флота пытались прикрыть суда конвоя истребителями 95-го иап. В начале июля полк перебазировался на полевую площадку. 6 июля из первого вылета на разведку погоды не вернулась машина капитана Н.Ф. Кирикова. Следующие три дня вылетам Пе-3 мешала плохая погода, и они смогли оказать помощь судам конвоя только 10 июля.

Самолет привлекался для решения других задач, в том числе и для поиска подводных лодок, правда, безрезультатно. Для борьбы с субмаринами противника на истребители подвешивали до четырех глубинных бомб ПЛАБ-100.

На аэродроме Ваенга рядом с 95-м иап базировалась эскадрилья 13-го иап ВМФ. Этот полк с 22 по 30 июня воевал на самолетах СБ и Ар-2, а затем после переучивания – на Пе-2. Но судьба распорядилась так, что летом 1942 г. личный состав, освоив в трехдневный срок Пе-3, вошел в состав Особой морской авиагруппы как 13-й авиаполк и воевал на Пе-3 с сентября до начала ноября 1942 г. Затем полк расформировали, а оставшуюся материальную часть передали в 95-й полк.

208-й ПОЛК

В августе 1941 г. две эскадрильи 208-го сбап переучили на истребители Пе-3, сохранив за ними номер полка, и осенью направили в подмосковную Чкаловскую. С 15 октября 208-й авиаполк во главе с майором Л.В. Коломейцевым приступил к ведению боевых действий в составе 6-го иак. В ноябре полк возглавил Герой Советского Союза капитан А.Е. Остаев. О боевых действиях части до 22 ноября 1941 г. мало что известно автору.

Видимо, первая потеря Пе-3 в полку имела место 29 октября (самолет № 392202, командир А. Сучков). Месяц спустя, 22 ноября был сбит в воздушном бою самолет № 392113, выпущенный 6 сентября (командир А.А. Пожидаев).

24 ноября во время полета на боевое задание командир звена старший лейтенант Б.Е. Бает на Пе-3 (заводской № 392211), производя регулировку температуры воды, закрыл полностью шторки левого мотора. В результате мотор перегрелся и «выбросил воду». Бает принял решение идти на посадку на одном двигателе, но не рассчитал, и при уходе на второй круг у самолета «запарил» второй мотор. Когда самолет совершил вынужденную посадку между Мытищами и Загорском (Сергиев Посад), левый мотор горел. При осмотре самолета выяснилось, что шторки обоих двигателей были закрыты, в результате левый мотор сгорел полностью, а правый требовал замены блоков. Самолет же повреждений не имел, и его эксплуатацию продолжили после замены моторных капотов и одного моторного каркаса.

На 28 ноября в полку числилось 12 исправных Пе-3 и три – неисправных, а также 15 летных экипажей. При этом полк выполнил 24 боевых вылета с общим налётом 28 ч 35 мин. Шесть боевых вылетов экипажи полка выполнили на патрулирование в районе Загорск – Мытищи, Быково – Шатура (встреч с противником не было) и 13 вылетов – на бомбометание по скоплению танков противника в районе Пешки – Литвинове, Рыгино – оз. Сенежское. При этом сбросили 22 ФАБ-50 и 49 ФАБ-100. Отмечено шесть прямых попаданий в танки с образованием пожаров.

 Основные данные истребительных вариантов самолета Пе-3

СамолетПе-3

№391606

Пе-3бисПе-3бис

№40143900

Пе-3бис
Год1941194119421944
ДвигательМ-105РМ-105РМ-105РАВК-105ПФ
Мощность, л.с. взлетная

номинапьная/на высоте, м

1100

1050/4000

1100

1050/4000

1100

1050/4000

1210/2700
Размах крыла, м17,1317,1317,1317,13
Длина, м12,66512,66512,66512,65
Высота в линии полета, м3,9253,9253,9253,925
Площадь крыла, м240,840,840,840,8
Взлетный вес, кг нормальный максимальный78608040

8440

82027920
Вес пустого, кг573058085858
Вес горючего, кг1630162815401900
Скорость макс., км/ч у земли на высоте444

535/5000

448

530/5300

435

527/5080

470

540/-

Время набора высоты 5000 м, мин.910,29,65
Практический потолок, м910091009100
Дальность, км2150121502150031600
Разбег/пробег, м443/500520/600500/-

Примечания. 1. Скорость 425 км/ч, высота 2300 м. 2. Скорость 420 км/ч, высота 4000 м. 3. Высота 5220 м.

В тот же день 28 ноября в 9 ч 40 мин. Пе-3 208-го иап, пилотируемый младшим лейтенантом Стрельцовым, патрулируя в районе Загорска, встретил ДБ-3Ф с нашими опознавательными знаками. Экипаж Пе-3, сблизившись с ним на дистанцию 200 м, дал сигнал «Я свой» – две зеленых ракеты и несколько покачиваний с крыла на крыло. Самолет ДБ-3Ф не ответил, и стрелок-радист бомбардировщика открыл огонь. В результате Стрельцов и Зубович были ранены осколками разрывных пуль. Стрельцов с залитыми кровью глазами с помощью штурмана вернулся на свой аэродром и благополучно посадил машину.

Вот как этот «подвиг» описывали А Н. Медведь, Д.Б. Хазанов: «28 ноября экипажи старшего лейтенанта Л. Пузанова и лейтенанта В. Стрельцова (из 208-го, а не 95-го полка. – Прим. авт.) вылетели на прикрытие железнодорожного узла Александров. Им удалось перехватить три немецких бомбардировщика Ju88, пытавшихся пробиться к станции, используя облачность. Встретившись в воздухе с советскими истребителями, немцы бросились врассыпную. Пузанов быстро поразил одного «юнкерса». Стрельцов решительно атаковал второго и со второй атаки зажег мотор Ju88. Лейтенант преследовал и добил неприятельский самолет, но пилот Пе-3 сам получил ранение, а осколками стекла, разбитого пулей «юнкерса», Стрельцову повредило глаз. Пользуясь подсказками штурмана, летчик сумел привести истребитель на аэродром и посадить его. Уже на пробеге Стрельцов потерял сознание».

Как стало известно позже от Дмитрия Борисовича, вышеизложенное было написано со слов одного из ветеранов полка. Сейчас трудно разобраться почему ветеран исказил события того дня. Возможно, как это нередко бывает, память подвела, а возможно, такая была установка сверху.

На следующий день, 29 ноября, полк недосчитался еще трех экипажей: в ходе в воздушных боев были сбиты самолеты А.А. Пожидаева (по другим данным 22 ноября) и Я.В. Алешина. Не вернулся с боевого задания (пропал без вести) экипаж В.Ф. Филимонова.

2 декабря 1941 г. повторилась история с советским ДБ-3, имевшая место 28 ноября. В тот день младший лейтенант Пушкарев, патрулируя в районе Загорск – Мытищи, Ногинск – Петушки и прикрывая свой аэродром, заметил самолет-бомбардировщик ДБ-3 (с красными звездами, но сигнала «я свой» не давал). Подойдя к нему на дистанцию 500 метров, стрелки ДБ-3 открыли по нему огонь. Тогда Пушкарев в паре с другим Пе-3 атаковал ДБ-3 и подбил на нем правый мотор.

В тот же день летчики полка с 10 до 16 ч патрулировали в зонах: Загорск – Мытищи, Ногинск – Петушки и прикрывали свой аэродром. Помимо вышеописанного случая, 2 декабря Пе-3 были обстреляны своей зенитной артиллерией из района железнодорожной станции «Правда». После посадки в самолете Пушкарева в левой плоскости обнаружили три пробоины.

В тот день летчики полка совершили 13 боевых вылетов. В составе полка числилось 12 боевых экипажей, девять исправных и два неисправных самолета.

Утром 11 декабря летчик И.И. Медведев, выполняя посадку на Пе-3, высоко выровнял самолет, потерял скорость и ударился о землю. При этом лопнули камеры и покрышки колес, а самолет встал на нос, погнув винты и смяв кабину. В силу своих слабых летных качеств этот пилот умудрился за два месяца вывести из строя четыре Пе-3.

С 24 по 29 декабря 1941 г. полк (18 Пе-3) выполнил 33, а по 9 января следующего года – 108 боевых вылетов. При этом 24 декабря 1941 г. старший лейтенант Б.Е. Бает при взлете, не набрав достаточной скорости, оторвал Пе-3 от земли, имея на борту четыре бомбы ФАБ-100, и на высоте около 3 м стал убирать шасси. В результате самолет свалился на левую консоль крыла, зацепив землю…

На 1 января 1942 г. в полку числилось десять Пе-3, из которых половина была неисправна. Спустя неделю, 7 января 1942 г., потеряли еще одну машину, унесшую жизни командира полка Л.Е. Остаева и штурмана полка старшего лейтенанта Б.К. Бульбова. В тот день вскоре после вылета на боевое задание на Пе-3 отказал один из моторов М-105Р в районе Балашихи. Перед этим мотор ремонтировали на заводе № 24. Как выяснилось в ходе расследования причин трагедии, при сборке двигателя не поставили шпильку на конце валика упругой муфты. После ремонта мотор наработал 3 ч 50 мин. В итоге, виновников оказалось двое: завод № 24 (без указания фамилии слесаря) и летчик, не справившийся с управлением. Дело в том, что Остаев решил вернуться на свой аэродром. Возвращаясь домой, летчик мог совершить посадку на нескольких аэродромах, находившихся недалеко от Чкаловской, но он этого не сделал.

В ходе расследования причин трагедии выяснилось, что при сборке мотора не была поставлена конусная шпилька на конце валика упругой муфты, из-за этого началась вибрация хвостовика коленчатого вала, приведшая к разрушению восьмого коренного подшипника и шестерни фрикциона…

В том же месяце в аварии потеряли еще один Пе-3, а в феврале обошлось без инцидентов.

Согласно докладам экипажей 208-го полка, за три месяца боев они совершили 683 боевых вылета, уничтожив 34 танка, 212 автомашин, 6 железнодорожных эшелонов и 33 самолета противника. При этом было потеряно десять Пе-3, 12 летчиков и 9 штурманов. За участие в обороне Москвы полк получил благодарность от командующего Западным фронтом генерала армии Г.К. Жукова.

В феврале 1942 г. был сбит в воздушном бою еще один Пе-3 из 208-го полка, и не вернулись с боевого задания три машины. При этом погибло два летчика и четыре штурмана-стрелка.

В связи с прекращением выпуска Пе-3, связанным с эвакуацией авиазавода № 39 в Иркутск, командир 6-го авиакорпуса полковник А.И. Митенков приказал передать оставшиеся в 208-м полку самолеты в 95-й иап. После чего личный состав полка убыл для переучивания на штурмовик Ил-2.

С марта 1942 г. упоминания о Пе-3 в 6-м иак отсутствуют.

9-й ОТДЕЛЬНЫЙ АВИАПОЛК

Той же осенью истребители Пе-3бис завода № 39 освоил 9-й ббап. Начав войну на самолетах СБ, полк в результате активных действий немецкой авиации довольно быстро лишился материальной части и в августе переучился на Пе-2, но в сокращенном, двухэскадрильном составе. В этом качестве полк просуществовал недолго, поскольку в сентябре 1941 г. его переориентировали на освоение тяжелого истребителя Пе-3бис, введя в состав 6-го иак. Защищая Москву, полк во главе с майором В. Лукиным с октября 1941 г. по февраль 1942 г. дислоцировался на Центральном аэродроме столицы. Затем – на аэродроме Грабцево (Калуга).

Хотя основной задачей полка являлось прикрытие транспортных артерий столицы, включая железнодорожные ветки, связывавшие Москву с Загорском (Сергиев Посад) и Дмитровым, он чаще всего привлекался для нанесения бомбоштурмовых ударов по наступающим немецким войскам.

Так, 5 октября 1941 г. воздушные разведчики 120 иап обнаружили движение большого количества бронетехники в направлении Спас-Деменска и Юхнова. Для противодействия противнику были использованы практически все наличные средства, включая Пе-3 95-го полка. Одновременно ВВС Московского военного округа наносили бомбо-штурмовые удары и на других участках фронта, в частности, 9 октября 40 Пе-3 и 60 истребителей 27-го и 120-го иап в полдень штурмовали колонну танков и мотопехоты на подходе к городу Белый. Первый удар нанесли экипажи Пе-3, которым по данным фотоконтроля удалось вывести из строя до 43 танков и несколько бронетранспортеров и автомашин с грузами. Спустя два дня экипажи Пе-3 вновь участвовали в боевом вылете, на этот раз, нанеся удар по противнику юго-западнее Белого. В итоге, на несколько дней удалось задержать продвижение врага на этом направлении.

В конце декабря 1941 г. самолеты Пе-3 полка доработали, разместив в носовой части фюзеляжа пушку ШВАК, а на турели штурмана – пулемет БТ.

За время контрнаступления под Москвой, согласно заявлениям экипажей полка, было сбито 11 самолетов противника, включая шесть Bf109. Кроме этого, тяжелые истребители полка 130 раз вылетали на разведку.

В конце ноября 1941 г. полк подчинили главному штабу ВВС КА, возложив на него задачи по лидированию направляемых на фронт истребителей и штурмовиков, а наиболее подготовленные экипажи привлекались для сопровождения самолетов с особо важными персонами – членами правительства и высшего командного состава РККА.

За указанный выше период экипажи Пе-3 выполнили 95 самолетовылетов. Не все они заканчивались благополучно. Так, 21 ноября 1941 г. командир полка майор Лукин, лично возглавивший шестерку Пе-3, сопровождал самолет С-47, на котором летели маршал С.М. Тимошенко и член Политбюро ЦК ВКП(б) Н.С. Хрущев. В условиях сильной облачности самолеты шли плотной группой. В очередной раз, выскочив из облака, Лукин увидел прямо перед собой хвост сопровождаемого «Дугласа» и отвернул влево, столкнувшись с машиной ведомого… Лукин и его штурман погибли, экипаж второго самолета спасся на парашютах.

Подвеска реактивных снарядов РС- 82 для защиты задней полусферы на Пе-3 2-го дальнего разведывательного авиаполка
Подвеска реактивных снарядов РС- 82 для защиты задней полусферы на Пе-3 2-го дальнего разведывательного авиаполка

В январе 1942 г. войска Брянского и Западного фронтов, обойдя с севера и запада левое крыло группы армий «Центр», создали угрозу тылу ее главных сил и нарушили взаимодействие с группой армий «Север». Пытаясь развить успех, Ставка Верховного Главнокомандования решила выбросить в тыл противника крупный парашютный десант с самолетов ТБ-3 и ПС-84 с задачей перерезать железную дорогу и автостраду Москва – Минск, не допустив подход резервов противника с запада и отвода его войск из района Вязьмы.

Для ведения разведки и прикрытия десанта на маршруте полета была сформирована специальная авиагруппа из Пе-3бис 9-го авиаполка. Самолеты дислоцировались на Центральном аэродроме столицы и 26 января под командованием А.Г. Федорова перелетели на полевой аэродром, где базировались четыре звена истребителей 402-го иап, предназначавшиеся для прикрытия бомбардировщиков ТБ-3 53-й тяжелой бомбардировочной авиадивизии полковника И.В. Георгиева.

5 июля 1942 г. полк потерял первый Пе-3 в воздушном бою. В тот день тяжелый истребитель капитана К. Данилкина (штурман К. Мантуров) лидировал группу ЛаГГ-3 и был атакован 14 немецкими истребителями неподалеку от Воронежа. Бой разгорелся в районе аэродрома посадки, когда у ЛаГГ-3 на исходе было горючее, да и боевого опыта они не имели.

Немецкие же пилоты все внимание сосредоточили на Пе-3, видимо, посчитав, что большая группа «лаггов» сопровождала какую-то важную персону. Штурману удалось завалить пару «мессершмиттов», другого сразил Данилкин. Но силы были неравные, и когда пулемет штурмана замолчал, немцы расстреляли машину в упор.

Еще два тяжелых истребителя сбила зенитная артиллерия, один не вернулся с боевого задания, а пятая машина была потеряна при налете вражеской авиации на аэродром Грабцево. В авариях и катастрофах полк потерял еще четыре Пе-3.

В августе 1943 г. 9-й ббап, базировавшийся на Центральном аэродроме, вошел в состав 4-й иад особого назначения и вел работу, выполняя задания штаба ВВС по лидированию боевых истребительных и штурмовых авиационных частей и соединений в действующую армию, а также по сопровождению правительственных самолетов.

В том году потерь не было.

В 1944 г. 9-й ббап преобразовали в 9-й авиаполк лидеров (апл).

В январе 1945 г. из дивизии убыл один Пе-3. С февраля по август 1945 года в 9-м апл числились два Пе-3. В следующем месяце из полка убыла еще одна машина, и на 1 октября в нем оставался лишь один Пе-3, который перешел на 1946 г.

Н. ЯКУБОВИЧ

(Продолжение следует)

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Рекомендуем почитать

  • ЛАВОЧКИН Ла-7ЛАВОЧКИН Ла-7
    Боевое крещение истребителей С.А. Лавочкина Ла-5 состоялось под Сталинградом, где самолеты получили высокую оценку летчиков. Машина, оснащенная 1700-сильным двигателем М-82, имела...
  • Су-25Су-25
    Двухдвигатепьный самолёт-штурмовик Су-25 предназначен для непосредственной поддержки войск в локальных конфликтах в условиях сильного противодействия ПВО противника. Разработка машины в...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: