Танк Кристи во время испытаний в СССР. 1931 год

ТАНК-ИСТРЕБИТЕЛЬ ДЛЯ МОТОМЕХВОЙСК

18 декабря 1929 года Реввоенсовет СССР утвердил «Систему танкотракторного автоброневого вооружения РККА» (протокол № 29) – документ, на десятилетие вперед определивший направления строительства броневых сил Красной Армии. Эта система предусматривала оснащение войск всей гаммой бронетанковой и автотракторной техники. Примерно в это же время в качестве составной части официальной военной доктрины была принята «Теория глубокой наступательной операции», где шла речь о развертывании многочисленных танковых войск.

Руководство страны и Вооруженных Сил отдавало себе отчет в том, что уровень отечественной промышленности не позволял выполнить столь сложную задачу. Причем, главным образом, дело упиралось не в отсутствие конструкторских разработок, а в низкую технологию изготовления броневых машин. Наглядным примером тому может служить завод «Большевик», который с огромным трудом поштучно собирал танки МС-1, срывая все сроки поставок, и Харьковский паровозостроительный завод (ХПЗ), так и не сумевший наладить серийное производство Т-24.

В 1930 году была образована специальная закупочная комиссия под руководством И.А. Халепского – начальника только что созданного Управления механизации и моторизации (УММ) РККА – для ознакомления и возможной закупки ряда образцов танков, бронемашин, тракторов и автомобилей в Германии, Франции, Англии и США. В июне 1930 года состоялась первая встреча И.А. Халепского и сопровождавших его членов комиссии Н.М. Тоскина и В.Д. Свиридова с американским конструктором Уолтером Кристи. Тогда же у наших представителей появилась возможность ознакомиться с новейшей его разработкой – танком М.1940. При этом Халепский не проявил особого интереса к американскому танку – дело в том, что эта машина не вписывалась в упомянутую выше систему вооружения РККА. Тем не менее, в апреле 1930 года состоялось заключение договора на поставку двух танков в полной комплектации с технологической документацией и правом на их изготовление в СССР. Кроме того, Кристи обязался предоставлять информацию о дальнейшей модернизации своей машины.

Колесно-гусеничный танк БТ-2
Колесно-гусеничный танк БТ-2

24 декабря 1930 года машины отбыли из США в СССР. Вопреки расхожему мнению, обе стороны не делали тайны относительно объектов сделки: Кристи уведомил госдепартамент США о том, что он продал «Амторгу» (торговая советско-американская организация) два танка, и без проблем получил разрешение на вывоз. Следует отметить, что американский конструктор не до конца выполнил условия соглашения: машины, отправленные в СССР, не имели башен с вооружением, а комплект документации был неполным.

Танки прибыли в СССР в начале 1931 года, подверглись всестороннему изучению и испытаниям. В марте одну машину доставили на полигон в Кубинку, где ее показали высшему и старшему командному составу РККА и членам правительства. Приказом Реввоенсовета СССР от 23 мая 1931 года танк был введен в систему автобронетанкового вооружения Красной Армии в качестве быстроходного истребителя.

13 февраля 1931 года постановлением РВС СССР танк приняли на вооружение РККА под индексом БТ-2.

Производство танка Кристи первоначально намечалось развернуть на Ярославском автозаводе, но окончательное решение приняли в пользу ХПЗ имени Коминтерна, имевшего более мощную производственную базу и опыт постройки танков Т-24.

Приказом по ВСНХ СССР № 73 от 21 мая 1931 года для обеспечения организации производства танков БТ на ХПЗ было создано КБ, куда вошли 11 инженеров и 4 чертежника-конструктора от ГКБ ОРПО (Орудийно-пулеметное объединение), два представителя от Ижорского завода, 15 инженеров от НАТИ (Научный автотракторный институт), двое – от УММ РККА, от ХПЗ -танко-конструкторское бюро в полном составе. Руководство вновь созданным бюро возложили на начальника ГКБ ОРПО С.А. Гинзбурга, его заместителем назначили председателя танковой секции Технического комитета УММ РККА Н.М. Тоскина. 25 мая КБ ХПЗ приступило к работе над чертежами и спецификациями танка БТ. Вся документация должна была быть готова в полуторамесячный срок – к 15 июля.

Следует отметить, что работа над конструкторской документацией проводилась с учетом печального опыта создания танка Т-24, когда постоянное внесение изменений в ходе освоения серийного производства привело фактически к его срыву.

К 26 июля работа над чертежами и технологической документацией была в основном завершена. Определился и круг заводов-смежников. Изготовителем корпусов, траков гусениц, поковок, стального и цветного литья назначался ХПЗ. Поставщиком брони для корпусов и башен и стальных цельнотянутых труб -Ижорский завод. Пружины подвески должны были поступать с завода «Большевик» или с завода имени С.М. Буденного, радиаторы – с радиаторного завода в Москве.

Любопытно отметить, что разработка документации велась на основе чертежей, полученных от Кристи, тогда как сами танки М.1931 прибыли на завод только в январе 1932 года. В бумагах завода они фигурировали под названиями «Оригинал I» и «Оригинал II», причем на ходу была лишь первая машина, вторую разобрали для изучения.

К изготовлению первых шести пробных машин планировалось приступить 15 июня, с таким расчетом, чтобы закончить их к 1 ноября. Но к указанному сроку были выпущены всего три машины, которые и были показаны на параде в Харькове 7 ноября 1931 года. Причем все эти танки имели корпуса и башни из обычной стали. Всего изготовили 13 таких корпусов и 66 башен, так как завод не сумел сразу освоить их производство из брони. В последующем их заменили на броневые. Планом на 1931 год предусматривался выпуск 50 БТ-2, но реально построили только три вышеупомянутых машины, которые, к тому же, не были приняты военной приемкой.

БТ-2 с пулеметным вооружением на маневрах, 1935 год
БТ-2 с пулеметным вооружением на маневрах, 1935 год

При освоении серийного производства на заводе столкнулись со значительными трудностями. Прежде всего, имевшаяся производственная база не была рассчитана на изготовление столь большого количества танков, а ввод в строй новых цехов задерживался из-за отсутствия не только необходимого оборудования, которое в основном закупалось за границей, но и стройматериалов. Целый ряд трудностей возник и по другим причинам. Так, для установки на танки предназначались отработавшие летный ресурс авиамоторы М-5. Однако, необходимого количества двигателей не было (мотор М-5 к тому времени уже сняли с производства), состояние же имевшихся оставляло желать лучшего. Чтобы хоть как-то выйти из положения, в США закупили партию авиамоторов «Либерти» (копией которого являлся М-5), также отработавших летный ресурс. При этом состояние отлетавших американских двигателей было значительно лучше отечественных: после переборки на заводе «Красный Октябрь» в Ленинграде они могли устанавливаться в танки.
Еще в августе 1931 года был поднят вопрос о замене двигателей М-5 на М-17, которые находились в серийном производстве. Но эти планы встретили отпор со стороны Начвоенвоздухосил РККА Я.И. Алксниса. По его мнению, в 1932 году только для установки на новые самолеты требовалось (не считая запасных) 3000 моторов М-17, а промышленность могла дать их всего 2000.

Возникли трудности и с опорными катками. Низкое качество резины приводило к разрушению грузошин по вентиляционным отверстиям и отрыву их от стального бандажа. Вместе с тем, грузошины «Оригинала I» прошли по шоссе свыше 1000 км без каких-либо дефектов. Кроме того, завод не сумел сразу освоить производство штампованных дисков, и на танки ставились литые спицованные катки, что утяжеляло машину на 800 кг. Первые диски были отштампованы только в конце 1932 года.

В силу этих причин план производства на 1932 год, предусматривавший изготовление 600 танков БТ, был сорван. Завод смог предъявить к сдаче только 434 машины, из которых военной приемкой были приняты 396, причем большая часть без вооружения.

Вооружение танка вылилось в самостоятельную проблему. Для БТ-2 предполагалось использовать 37-мм танковую пушку Б-3(5К) в спаренной установке с пулеметом ДТ. Партия Б-3 в количестве 350 штук была запущена в производство в 1931 году на заводе № 8 в Мытищах (точнее, – в Подлипках, ныне город Королев). Скоро выяснилось, что ГАУ не справилось с изготовлением опытных образцов спаренной установки, и вследствие этого отказалось от постановки ее на производство. Это привело к тому, что в I квартале 1932 года пришлось вносить изменения в чертежи башни, а первые 60 башен, изготовленные Ижорским заводом, приспособили под отдельную установку пушки, поскольку в них оказалось технически невозможно вырезать отверстие под шаровую установку ДТ. В таком виде башни вместе с танками поступили в войска. Большой танковой программой 1932 года предполагалось, что первые 350 БТ-2 будут вооружены 37-мм пушкой Б-3 и пулеметом ДТ в раздельных установках, а остальные машины – 45-мм пушкой 20К, опытный образец которой прошел испытания во II квартале 1932 года и был принят к производству на заводе № 8. Под эту пушку, спаренную с пулеметом ДТ для танков Т-26 и БТ-2, были спроектированы новые башни большего размера. Испытания стрельбой показали полную ее надежность. Производство башен под 45-мм пушку началось в конце 1932 года на двух заводах – Ижорском и Мариупольском. Первый выпускал башни усовершенствованного типа (с большой нишей), а Мариупольский первые 230 башен изготовил по первому варианту (с малой нишей). Однако на танках БТ-2 ни та, ни другая башня не использовались.

Колесно-гусеничный танк БТ-2
Колесно-гусеничный танк БТ-2

В 1932-1933 годах изготовили 610 танков БТ-2, из которых 350 не имели пушек. Вооружить их штатной пушкой Б-3 не представлялось возможным, так как завод № 8 выпускал ее без разработанного техпроцесса, кустарным способом. Заказ на 350 пушек так и не был выполнен полностью.

В начале 1933 года предприняли попытку установить 45-мм пушку 20К в штатную башню БТ-2. Этот проект разработал конструктор Родионов. В кормовой части башни был сделан вырез для снарядного ящика с противовесом из стальных листов массой 80 кг для уравновешивания башни. Пушка, установленная в новой маске, была выдвинута вперед по отношению к оси башни на 460 мм и, в свою очередь, уравновешена двумя пружинами.

Передняя часть люльки и откатывающаяся часть ствола на длине 300 мм имели броневое прикрытие. Сиденья и ножной спуск были взяты от 45-мм пушки без изменений. Испытания, проведенные в мае 1933 года на полигоне завода № 8, выявили ряд недостатков. Разместить двух членов экипажа в башне оказалось чрезвычайно трудно, причем в случае срыва откатных масс пушки ствол задевал наводчика за правое плечо. Очень неудобно было пользоваться прицелами. Ствол пушки сильно выходил за габариты танка, особенно значительно при развороте башни на 90 градусов. В результате, установку признали сложной в изготовлении и дорогой, и в серию она не пошла.

Отделение управления танка БТ-2
Отделение управления танка БТ-2:
1 – щиток с контрольными приборами; 2-рычаги управления бортовыми фрикционами; 3 – штурвал (в откинутом положении); 4 – педаль главного фрикциона; 5 – педаль тормоза; 6 – педаль акселератора; 7 – кулисный механизм переключения передач; 8 – рессоры передних колес; 9 – кронштейны для установки сиденья механика-водителя

Еще один вариант вооружения танков БТ-2 – установка 7,62-мм спаренного пулемета Дегтярева ДА-2 – испытывался в июне-июле 1933 года и был рекомендован для вооружения танков БТ, причем монтаж производился силами воинских частей.

Таким образом, танков БТ-2 с пулеметным вооружением (именуемым в иностранных и некоторых отечественных изданиях как БТ-1, что не соответствует действительности) было изготовлено больше, чем пушечных – 440 машин получили пулеметную установку ДА-2. Боекомплект такой машины состоял из 2520 патронов, которые находились в 40 пулеметных дисках. Первоначально на части танков с установкой ДА-2 был сохранен пулемет ДТ, расположенный автономно справа в шаровой опоре. Из-за неудобства использования двух пулеметных установок, автономный пулемет был впоследствии демонтирован, а вместо него устанавливалась броневая заглушка.

Башни танка БТ-2 с пушечным, пушечно-пулеметным и пулеметным вооружением
Башни танка БТ-2 с пушечным, пушечно-пулеметным и пулеметным вооружением

Танк БТ-2 имел классическую схему компоновки, которая предусматривала четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное. Механик-водитель располагался в центре отделения управления в носовой части корпуса, командир находился во вращающейся башне и выполнял одновременно обязанности наводчика орудия и заряжающего. На машинах, которые имели артиллерийское вооружение, в состав экипажа входили три человека. Наведение пушки или пулемета по вертикали производилось с помощью плечевого упора. Углы вертикального наведения пушки составляли от -8° до +25°. Бронебойный снаряд имел начальную скорость 700 м/с и на дальности 1500 м пробивал по нормали 13-мм броню. Вращение башни осуществлялось вручную с использованием планетарного механизма поворота башни. Боекомплект танка состоял из 92 выстрелов к пушке и 2709 патронов к пулемету.

Броневая защита танка БТ-2 – противопульная. Максимальная толщина броневых листов корпуса и башни составляла 13 мм. Соединение броневых деталей производилось заклепками. Корпус каркасного типа с двойными боковыми стенками имел в носовой части сужение для обеспечения возможности поворота управляемых передних опорных катков при движении на колесном ходу. На танке устанавливалась башня цилиндрической формы.

В кормовой части корпуса находились моторное и трансмиссионное отделения. В моторном отделении вдоль продольной оси корпуса размещался американский авиационный 12-цилиндровый четырехтактный карбюраторный двигатель «Либерти» мощностью 400 л.с. Этот двигатель жидкостного охлаждения имел V-образное расположение цилиндров с углом развала 45°. Емкость топливных баков составляла 360 л. Запас хода достигал достигал: на гусеничном ходу 120 км, на колесном – 200 км.

Башня танка БТ-2 крупным планом
Башня танка БТ-2 крупным планом

Танк мог двигаться или на гусеничном, или на колесном ходу. Переход с одного типа движителя на другой производился за 30 минут с выходом экипажа из машины. При движении на гусеницах передние (управляемые) опорные катки блокировались в нейтральном положении. Поворот машины при движении на гусеничном ходу осуществлялся с помощью двух рычагов управления, расположенных слева и справа от сиденья механика-водителя. При движении на колесном ходу гусеницы разделялись на звенья, укладывались на надгусеничные полки и крепились к ним кожаными ремнями. Задние опорные катки были ведущими, а передние – управляемыми.

Передача мощности на ведущие задние опорные катки колесного хода осуществлялась с помощью двух шестеренчатых редукторов (гитар), ведущие шестерни которых крепились на осях ведущих колес гусеничного движителя. Картер гитары выполнял роль балансира ведущего катка колесного хода.

Подвеска танка – индивидуальная, пружинная. Двойные борта корпуса с наружными съемными броневыми листами защищали упругие элементы подвески от повреждений. Со стороны каждого борта находилось по четыре обрезиненных опорных катка большого диаметра (813 мм). Направляющие и ведущие колеса гусеничного движителя имели наружную амортизацию. Крупнозвенчатая гусеница, состоявшая из 46 траков (23 с гребнем и 23 плоских), имела гребневое зацепление с ведущим колесом. Ширина трака гусеницы составляла 260 мм.

Средств радиосвязи машина не имела. Осенью 1933 года были проведены испытания радиостанции 71-ТК, установленной в танк БТ-2. Результаты испытаний показали неудовлетворительную работу радиостанции из-за помех от системы зажигания, и поэтому дальнейшие работы по установке ее в танк были прекращены.
В 1931-1932 гг. КБ завода была разработана модификация танка БТ-2 – танк БТ-3, который отличался от предыдущего переходом с дюймовой резьбы на метрическую. В войсках эта модификация сохранила свое прежнее название – БТ-2.

Танк БТ-2 послужил базовой машиной при разработке и создании опытного танка БТ-2-ИС, химического танка ХБТ-2, мостоукладчика СБТ. Кроме того, на опытных танках БТ-2 испытывались оборудование для подводного вождения и различные инженерные приспособления для преодоления препятствий.

Первые серийные танки БТ-2 начали поступать в войска в 1932 году. Эти боевые машины предназначались для вооружения самостоятельных механизированных соединений, единственным представителем которых в то время в Красной Армии была 1-я механизированная бригада имени К.Б. Калиновского, дислоцированная в Московском военном округе. В состав средств боевого обеспечения бригады и был включен «батальон танков-истребителей», вооруженный машинами БТ-2.

По типу 1-й мехбригады в первой половине 1930-х годов началось развертывание механизированных соединений и в других военных округах.

Опыт учений выявил необходимость создания еще более крупных соединений. С осени 1932 года началось формирование механизированных корпусов в Московском, Украинском и Ленинградском военных округах. В корпус входили две механизированные бригады (одна на танках Т-26, вторая – на БТ), стрелково-пулеметная бригада и части обеспечения.

Личный состав осматривает танк БТ-2 с вышедшей из строя ходовой частью, 1935 год
Личный состав осматривает танк БТ-2 с вышедшей из строя ходовой частью, 1935 год

Однако вскоре было признано целесообразным иметь однотипную организацию бригад. В феврале 1935 года мехкорпуса (их к тому времени было сформировано три – 5-й, 7-й и 45-й, а четвертый – 11-й – находился в стадии формирования) перешли на новую организацию. При этом бригады корпуса имели на вооружении только танки БТ-2 и БТ-5.

Помимо механизированных бригад и корпусов, «бэтэшки» поступали на вооружение механизированных полков (в 1938 году преобразованных в танковые) кавалерийских дивизий. К маю 1940 года насчитывалось 20 таких полков.

Несмотря на быстрое устаревание и низкую техническую надежность танки БТ-2 продолжали эксплуатироваться в различных частях и соединениях Красной Армии в течение 1930-х годов. Они принимали участие в освободительном походе в Западную Украину и Западную Белоруссию, в советско-финской войне и в начальном периоде Великой Отечественной войны.

На 1 июня 1941 года в танковых частях Красной Армии в западных приграничных военных округах имелось 396 танков БТ-2, в основном находившихся в неисправном техническом состоянии. Практически все эти машины были потеряны в первые недели боевых действий.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА БТ-2
БОЕВАЯ МАССА, т: 11.
ЭКИПАЖ, чел.: 3.
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм: длина – 5500, ширина – 2230, высота -2174, клиренс – 350.
ВООРУЖЕНИЕ: 1 пушка Б-3 обр. 1931 г. калибра 37 мм, 1 пулемет ДТ обр. 1929 г. калибра 7,62 мм.
БОЕКОМПЛЕКТ: 92 выстрела и 2709 патронов.
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: телескопический прицел.
БРОНИРОВАНИЕ, мм: лоб корпуса – 13, борт и корма – 10. ..13, крыша – 10, днище – 6, башня – 13.
ДВИГАТЕЛЬ: М-5, 12-цилиндровый, карбюраторный, V-образный, жидкостного охлаждения; мощность 400 л.с. (294,5 кВт) при 1650 об/мин. ТРАНСМИССИЯ: многодисковый фрикцион сухого трения, четырехскоростная коробка передач, бортовые фрикционы, бортовые передачи, редукторы привода колесного хода.
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: четыре сдвоенных обрезиненных опорных катка на борт, направляющее колесо, ведущее колесо заднего расположения (зацепление гребневое); на колесном ходу – ведущий задний опорный каток, управляемый -передний; подвеска индивидуальная пружинная; в каждой гусенице 46 траков шириной 260 мм.
СКОРОСТЬ МАКС., км/ч: на гусеницах – 52, на колесах – 72.
ЗАПАС ХОДА, км: на гусеницах -120, на колесах – 200.
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ: угол подъема, град. – 37, ширина рва, м – 2, высота стенки, м – 0,55, глубина брода, м – 0,9. СРЕДСТВА СВЯЗИ: отсутствуют.

Михаил БАРЯТИНСКИЙ

Рекомендуем почитать

  • Виды перемычекВиды перемычек
    Создание дверных и оконных проёмов является невозможным без железобетонных конструкций. Для создания железобетонных конструкций используют качественный бетон, горячекатаную и термически...
  • ОТ ДЕДУШКИ В НАСЛЕДСТВООТ ДЕДУШКИ В НАСЛЕДСТВО
    Изготавливается ли мебель или другие поделки из дерева — у домашнего мастера возникает желание украсить их фигурными рельефами, накладными выпуклыми узорами... Вот тут-то и выручил бы...
Тут можете оценить работу автора: