Учебно-артиллерийский корабль «Сурабая». На фотографии хорошо видно, где именно остались 15-см и 7,5-см орудия

«ДЕ ЗЕВЕН ПРОВИНСИЕН» СТАНОВИТСЯ «СУРАБАЕЙ»

К началу Второй мировой войны «Де Зевен Провинсиен» уже несколько лет носил новое название. Как и все остальные броненосцы береговой обороны, построенные до Первой мировой войны и еще сохранявшиеся в составе ВМС разных стран, «голландец» изрядно устарел. Однако он по-прежнему оставался носителем самых мощных орудий в нидерландском флоте, да и по водоизмещению его превосходили лишь три крейсера – «Ява», «Суматра» и «Де Рейтер». После вступления Японии в войну старый корабль принял участие в обороне Ост-Индии, но сыграть сколько-нибудь заметную роль в отпоре агрессору не смог.

ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ, «ДЕКЛАССИФИКАЦИЯ» И МОДЕРНИЗАЦИЯ

После возвращения в Сурабаю поврежденный броненосец был отправлен на ремонт, а затем – уже в июле 1933 года – выведен из состава действующего флота. Спустя некоторое время на смену «Де Зевен Провинсиен» из метрополии пришел новый корабль – крейсер «Де Рейтер». Интересно, что командование Нидерландского королевского флота сочло, что гордое и славное название «De Zeven Provincien» корабль, «опозоренный» участием команды в мятеже, носить больше не должен. Здесь уместно вспомнить практику, существовавшую в Российском императорском флоте: «Князь Потемкин-Таврический» после восстания получил наименование «Пантелеймон», «Память Азова» переименовали в «Двину», а самая любопытная история была связана со сменой названия крейсера «Очаков». Через полтора года после подавления на нем восстания корабль переименовали в «Кагул», а уже состоявший в Черноморском флоте крейсер «Кагул» (систер-шип «Очакова») стал «Памятью Меркурия».

«Сурабая» в парадном строю
«Сурабая» в парадном строю

Бывший броненосец береговой обороны, впрочем, окончательно списывать из состава флота не собирались. Устаревшую боевую единицу поставили на модернизацию (причем на время проведения работ «понизили в звании», зачислив в класс канонерских лодок), и в 1937 году вновь ввели в строй в качестве учебно-артиллерийского корабля под наименованием «Сурабая» – HR.MS. «Soerabaja». Информация о том, как именно проходила модернизация, весьма противоречива. Обычно указывается, что с «ветерана» демонтировали пять из восьми паровых котлов, а три оставшихся перевели на жидкое топливо.

Однако более достоверными представляются сведения, приведенные в справочнике «Dutch Warships of World War II» (издан в 2010 году, автор – Henk van Willigenburg). Там сообщается о том, что три котла типа «Ярроу» были новыми, а их суммарная паропроизводительность вполне соответствовала прежним восьми угольным котлам. В результате мощность отремонтированной паровой машины не уменьшилась и, согласно тому же справочнику, составляла 8500 л.с. Скорость при этом достигала 17 узлов, превысив не только проектную, но и достигнутую на испытаниях двумя с половиной десятилетиями ранее. Сокращение числа котлов привело к изменению внешнего облика корабля: из двух труб одна -передняя – теперь оказалась лишней и была демонтирована.

Заметно изменился состав вооружения «деклассированного» броненосца. Если орудия главного калибра остались на своих местах, то часть пушек средней и скорострельной артиллерии сняли.

Одновременно, с учетом возросшей опасности атак с воздуха, появилось вполне серьезное по меркам того времени зенитное вооружение. Его основу составляли шесть 40-мм «пом-помов». По состоянию на 1939 год на «Сурабае» значилось:

2 х 1 – 28-см Krupp No.3;

2 х 1 – 15-см Krupp No.5;

2 х 1 – 75-мм Krupp No.1;

6 x 1 – 40-мм Vickers No.1.

Артиллерию дополняли три спаренные установки крупнокалиберных (12,7-мм) пулеметов, а также 12 пулеметов винтовочного (6,5-мм) калибра.

После начала в сентябре 1939 года Второй мировой войны Нидерланды в течение нескольких месяцев оставались нейтральными, но 10 мая 1940 года германские войска начали широкомасштабное наступление на Западе. Его ключевым элементом стало вторжение в Бельгию, Люксембург и Нидерланды, в обход знаменитой французской Линии Мажино. Собственно Нидерланды (метрополия) вскоре были оккупированы, но королевская семья эвакуировалась в Британию, куда ушла и часть флота, также удалось вывезти некоторые воинские подразделения, а заодно и очень значительные ценности. В отличие от Бельгии, спустя некоторое время после германского вторжения подписавшей капитуляцию, Нидерланды из войны не вышли. И хотя трагические майские события развернулись вдали от Явы, Суматры и Бали, в колониях тоже была объявлена мобилизация. И Королевский флот в Ост-Индии, и Королевскую Нидерландскую Индийскую армию (Koninklijk Nederlands Indische Leger, сокращенно -KNIL) привели в боевую готовность.

«Сурабая» в период между серединой 1939 и осенью 1941 года, 15-см орудия с корабля сняты
«Сурабая» в период между серединой 1939 и осенью 1941 года, 15-см орудия с корабля сняты
«Сурабая»-учебно-артиллерийский корабль и защитник Сурабаи
«Сурабая»-учебно-артиллерийский корабль и защитник Сурабаи

Спокойствия на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии не было, и многим представителям как правительства Нидерландов в эмиграции, так и руководству колониальных властей война с Японией казалась неизбежной. И бывший броненосец вновь вернулся к своим «прямым обязанностям»: «Сурабая» стала кораблем береговой обороны в Сурабае. Причем задача определялась вполне конкретно – защита военно-морской базы от возможных японских десантов. В период между маем 1940 года и декабрем 1941-го вооружение корабля претерпело очередные изменения: обе 15-см пушки сняли, судя по всему, отправив их в береговую оборону. По не вполне подтвержденным данным, в это же время число крупнокалиберных пулеметов возросло вдвое (до шести спаренных установок), возможно – за счет сокращения пулеметов винтовочного калибра.

НАЧАЛО ВОЙНЫ С ЯПОНИЕЙ

Вскоре после начала японской агрессии на Тихом океане, в середине декабря 1941 года, правительства Австралии и Нидерландской Ост-Индии приняли решение о совместной оккупации территории португальской части острова Тимор (Восточный Тимор). Союзники опасались, что Португальский Тимор окажется «слабым звеном» в системе обороны архипелага и японцы смогут занять его без сопротивления со стороны португальцев, и решили упредить «самураев». Выделять для осуществления своих планов крупные современные боевые единицы австралийцы и голландцы сочли излишним. А вот устаревший, но достаточно большой и способный принять на борт несколько сот десантников корабль береговой обороны прекрасно подходил для этой цели. Тот факт, что Португалия оставалась нейтральной, никого не смущал…

15 декабря «Сурабая» пришла в Кепанг, являвшийся столицей нидерландской части Тимора. Ночью на старый броненосец погрузились 400 военнослужащих – 200 человек из состава KNIL и столько же австралийцев. На следующее утро «Сурабая» взяла курс на Дили, столицу португальской части Тимора. Вместе с кораблем шло мобилизованное в состав военного флота правительственное судно «Канопус». На его борту находились голландский и австралийский офицеры – уполномоченные для проведения переговоров с португальскими властями.

Корабль береговой обороны «Сурабая» (вид на период Второй мировой войны)

Корабль береговой обороны «Сурабая» (вид на период Второй мировой войны)
Корабль береговой обороны «Сурабая» (вид на период Второй мировой войны)
Установка главного калибра броненосна береговой обороны «Де Зевен Провинсиен» (копии подлинных чертежей). После его переоборудования в учебно-артиллерийский корабль 28-см артсистемы остались без изменений и к концу 1941 года сохраняли боеспособность
Установка главного калибра броненосна береговой обороны «Де Зевен Провинсиен» (копии подлинных чертежей). После его переоборудования в учебно-артиллерийский корабль 28-см артсистемы остались без изменений и к концу 1941 года сохраняли боеспособность

Маленькое соединение подошло к Дили 17 декабря, но «Сурабая» входить в порт не стала, держась за пределами португальских территориальных вод. «Канопус» же высадил переговорщиков в Дили, где они «вежливо предложили» португальскому губернатору впустить войска союзников без сопротивления. Губернатор попросил час на размышление, но, когда этот час прошел, положительного ответа так и не последовало. Тогда «Сурабая» подошла к берегу, остановившись в 100 метрах от него, и начала высадку десанта.

Найти подробности высадки автору не удалось, но, судя по всему, военнослужащих доставляли на берег с помощью бортовых плавсредств, и на это потребовалось более часа. После того, как все 400 десантников были переправлены на побережье, «Сурабая» заняла позицию перед Дили – чтобы в случае необходимости поддержать их огнем двух своих грозных 28-сантиметровых орудий. Однако 800 человек, находившихся в подчинении у португальского губернатора, не оказали никакого сопротивления. Захват Восточного Тимора прошел вполне мирно, без эксцессов (впрочем, губернатор в соответствии с указаниями из Лиссабона объявил себя военнопленным – это позволяло избежать ненужных осложнений в отношениях с Японией), а выполнившая свою задачу «Сурабая» вернулась на Яву.

«Канопус» («Canopus») - спутник «Сурабаи» во время занятия Португальского Тимора. Спущенное на воду в 1914 году судно до Второй мировой войны числилось «правительственным»/«губернаторским», а затем по мобилизации вошло в состав военного флота. Классифицировался «Канопус» как патрульный корабль или вспомогательная канонерская лодка
«Канопус» («Canopus») – спутник «Сурабаи» во время занятия Португальского Тимора. Спущенное на воду в 1914 году судно до Второй мировой войны числилось «правительственным»/«губернаторским», а затем по мобилизации вошло в состав военного флота. Классифицировался «Канопус» как патрульный корабль или вспомогательная канонерская лодка
«Сурабая» в 1941 году. В правой верхней части снимка видны зачехленные «пом-помы»
«Сурабая» в 1941 году. В правой верхней части снимка видны зачехленные «пом-помы»

В литературе и Интернете нередко высказываются сомнения в том, оставались ли орудия главного калибра «Сурабаи» боеспособными ко времени начала войны на Тихом океане. Например, авторы одного из весьма обстоятельных материалов по истории «Де Зевен Провинсиен» сообщают, что 28-см установки, возможно, не были способны действовать (в оригинале -«possibly inoperable»). Но намерение нидерландско-австралийского командования использовать для поддержки десанта в Дили именно тяжелую артиллерию можно считать явным свидетельством того, что башни главного калибра в конце 1941 года содержались в исправности, а имевшийся боезапас считался пригодным для стрельбы.

Интересно, что впоследствии португальские власти Восточного Тимора, хотя и не оказали сопротивления японскому вторжению на остров (высадка десанта началась в ночь с 19 на 20 февраля 1942 года), по мере сил помогали действовавшим на острове голландским и австралийским частям. Союзники при поддержке тиморцев вплоть до февраля 1943 года продолжали партизанскую войну, сковав довольно значительные силы японцев. Когда же борьба стала безнадежной, партизан эвакуировали голландские и австралийские корабли.

ПЕЧАЛЬНЫЙ ФИНАЛ

Важнейшую роль в успешных действиях японцев в первый период войны играло превосходство в воздухе. Японская авиация наносила удары и по кораблям союзников в море, и по военно-морским базам, и по аэродромам. Первый налет на Сурабаю состоялся 3 февраля 1942 года; в тот день летчикам Страны восходящего солнца удалось уничтожить свыше полутора десятков самолетов союзников, включая 13 летающих лодок. Вообще же, из февральских налетов наибольшую известность получила осуществленная 19-го числа бомбардировка Дарвина (подробно она описана в выпуске «Морской коллекции» № 10 за 2019 год). А вот состоявшаяся накануне бомбардировка Сурабаи осталась как бы «в тени». Однако события 18 февраля заслуживают внимания и потому, что в тот день японцы получили достаточно серьезный отпор, и в силу результатов налета.

Атаку Сурабаи должны были осуществить бомбардировщики G4M (у союзников они имели кодовое название «Бетти») из состава кокутая «Такао». Для сопровождения 21-й ударной машины были выделены истребители «Зеро», но по какой-то причине «Бетти» с ними разминулась. В результате над Сурабаей оставшиеся без прикрытия бомбардировщики оказались атакованы американскими истребителями Кёртисс Р-40, которые претендовали на шесть воздушных побед. На самом деле «супостатов» удалось сбить меньше: достоверно подтверждена потеря «Такао» пяти самолетов, из которых два числятся на боевом счету голландских зенитчиков, а два – пилотов Р-40. Один поврежденный G4М при возвращении на базу совершил вынужденную посадку на воду; вероятно, он также был подбит американцами. Еще несколько «Бетти» получили повреждения, среди их экипажей имелись убитые.

Затопленная японцами в Вестерваарватере «Сурабая». Фотография сделана после окончания Второй мировой войны
Затопленная японцами в Вестерваарватере «Сурабая». Фотография сделана после окончания Второй мировой войны

Увы, но атаки истребителей и зенитный огонь не смогли сорвать бомбардировку военно-морской базы, и флот Нидерландов понес ощутимые потери. На дно пошли подводная лодка К-ХІІ, эсминец «Ван Несс» и корабль береговой обороны / плавбатарея «Сурабая». Японская бомба попала в районе трубы – иногда даже пишут, что угодила прямо в трубу -пробила корабль и взорвалась у днища, после чего старый броненосец сел на грунт на мелководье. Экипаж «Сурабаи» потерял свыше 20 человек убитыми и ранеными (число погибших и умерших от ран автору статьи выяснить не удалось -по различным описаниям оно колеблется от трех до тринадцати). Поскольку затонувшая на небольшой глубине «Сурабая» практически не имела крена, пулеметы оставались в боеспособном состоянии и обслуживались расчетами вплоть до захвата базы японскими войсками. Поэтому в литературе, в частности, в справочнике «ВМС малых стран Европы 1914 – 1918» («Морская коллекция» № 3 за 1999 год) в качестве даты гибели корабля порой указывается: 2 марта 1942 года.

Башня с «Де Зевен Провинсиен»/«Сурабаи» в морском музее в Сурабае, 2010-е годы
Башня с «Де Зевен Провинсиен»/«Сурабаи» в морском музее в Сурабае, 2010-е годы

Во время оккупации японцы подняли «Сурабаю» и использовали в качестве блокшива и несамоходной зенитной плав-батареи в западном судоходном канале в Сурабаю, так называемом «Вестерва-арватере». Японское название и состав вооружения в этот период неизвестны, предположительно на корабле новые владельцы установили несколько зенитных автоматов и / или пулеметов. Можно встретить информацию (в том числе в ряде российских изданий) о том, что бывшего «голландца» во время одного из налетов на Сурабаю в 1943 году потопила союзная авиация. Однако это не соответствует действительности, и находившийся в отвратительном техническом состоянии экс-броненосец был затоплен самими японцами для блокирования подходов к Сурабае. Точная дата затопления неизвестна (разнится даже год, 1944-й или 1945-й) в отличие от места. Корабль лежал на мелководье в пяти милях от Джамоканг-рифа.

В 1950-е годы по решению властей независимой Индонезии одну из башен главного калибра с остова сняли. «Артефакт» с мятежного броненосца экспонируется в Морском музее Морокрембангане, недалеко от Сурабаи.

Один из «наследников славного имени» - крейсер С802 «Де Зевен Провинене»» (1966 год)
Один из «наследников славного имени» – крейсер С802 «Де Зевен Провинене»» (1966 год)

Нередко пишут о том, что броненосцы береговой обороны Нидерландов, а также Скандинавских стран к середине 1930-х годов утратили всякое боевое значение. И действительно, их бессмысленно сравнивать с «вашингтонскими» крейсерами и, особенно, линейными кораблями новой постройки. Но ведь и в более мощных флотах зачастую сохранялись в строю далеко не новые корабли, не раз успешно поддерживавшие действия войск на берегу. Трофейные голландские, норвежские и датские броненосцы береговой обороны немцы превратили в плавбатареи ПВО. Не стоит забывать и о том, что первые выстрелы Второй мировой войны были сделана старым германским броненосцем «Шлезвиг-Гольштейн», чьи 28-см орудия главного калибра отнюдь не превосходили пушки «Де Зевен Провинсиен».

Можно только добавить, что после Второй мировой войны состав Королевского флота Нидерландов пополнил крейсер С802 «De Zeven Provincien», вступивший в строй в 1953 году и проданный Перу в 1976 году. А в настоящее время название в честь Семи Провинций носит фрегат с бортовым обозначением F802, официально «принятый на службу» 26 апреля 2002 года.

Борис СОЛОМОНОВ

ПАМЯТИ А.Ю. ЗАИКИНА (1954 – 2020)

6 ноября не стало Александра Юрьевича Зайкина – одного из лучших российских маринистов, члена Союза художников Российской Федерации. За свою жизнь он создал около 1000 картин и рисунков с отечественными и иностранными кораблями. Репродукции его работ размещены более чем на 200 обложках книг по истории военного флота и судостроения. Не раз они публиковались в журналах «Моделист-конструктор» и «Морская коллекция».

С раннего детства Александр Заикин увлекся морем, кораблями и историей судостроения. Он читал книги по истории флота, изучал справочники, собирал статьи. Много лет проработал в архивах и внимательно исследовал подлинные чертежи кораблей, материалы по их конструкции, истории создания и службы. Это позволило ему с исторической достоверностью воссоздавать «портреты» кораблей – ведь именно они были главным объектом в творчестве художника. Он переносил на полотно характерные индивидуальные особенности, присущие конкретному броненосцу, линкору, земинцу, подводной лодке, старинному паруснику или кораблю советского океанского ракетно-ядерного флота. Всех работ Александра Юрьевича даже не перечислить! И еще не одно десятилетие они будут украшать лучшие книги и журналы о флоте. Уже без него…

Рекомендуем почитать

  • «ЩЕЛКУНЧИК»«ЩЕЛКУНЧИК»
    На чемпионатах мира по кордовым моделям, проходивших в 1962 году в Киеве и в 1964 году в Будапеште, пилотажная модель финского школьника Кари Юханена два раза подряд занимала второе место,...
  • МУКА ИЗ… МЯСОРУБКИМУКА ИЗ… МЯСОРУБКИ
    Все чаще в редакцию приходят письма и раздаются телефонные звонки с одной и той же просьбой — опубликовать чертежи и рассказать о том, как сделать своими руками несложную мельницу....
Тут можете оценить работу автора: