Броненосный крейсер «Кент», вид после первой модернизации. На марсе фок-мачты устроен пост управлении огнем орудий главного калибра

ДВА БОЯ КРЕЙСЕРА «КЕНТ» (Часть 2)

В октябре 1898 года, после того как Совет одобрил предварительный проект новых крейсеров, в Адмиралтействе разгорелась ожесточенная дискуссия о целесообразности постройки таких кораблей для Королевского флота. За их включение в дополнительную программу 1898/1899 годов ратовал Джордж Гошен и присоединившиеся к нему Второй морской лорд контр-адмирал Ф. Бедфорд, отвечавший за кадровую политику и комплектование экипажей, а также Четвертый морской лорд контр-адмирал А. Мур, занимавшийся вопросами снабжения. Против же активно высказывался Контролер флота (Третий морской лорд), в ведении которого и находились технические аспекты Роял Неви, контр-адмирал А. Уилсон, настаивавший на продолжении строительства «дрейков». Выслушав доводы обеих сторон, Совет принял «соломоново» решение – включить в дополнительную программу по два крейсера типа «Дрейк» и «Каунти». Последнюю пару заложили на казенных верфях в Пемброке и Портсмуте 1 января и 12 февраля 1900 года соответственно. Первый из них получил имя «Эссекс», второй – «Кент». Однако в Портсмуте работы продвигались гораздо быстрее, чем у коллег, поэтому строившийся там крейсер спустили на воду первым, 6 марта 1901 года. Достройка на плаву заняла немногим менее двух лет, так что на испытания крейсер вышел лишь во второй половине декабря 1902 года.

Но их результаты оказались еще хуже, чем у «Бедфорда», на котором проба механизмов состоялась еще в начале июля того же года, хотя на воду его спустили почти на шесть месяцев позже «Кента». Несмотря на то, что машины развили 22 249 инд.л.с., средняя скорость полного хода в течение 8 часов равнялась всего 21,70 узла. Недобор почти 1,5 узла посчитали связанным с той же причиной, что и на «Бедфорде», – неоптимальные размеры и шаг гребных винтов. Однако в Адмиралтействе решили дождаться выхода на мерную милю «Монмута», надеясь избежать дорогостоящих экспериментов по подбору движителей. Но обширную программу испытаний крейсера пришлось прервать 6 февраля 1903 года из-за нагрева подшипников коленчатых валов цилиндра среднего и первого цилиндра низкого давления правой машины. Пока этого не случилось, корабль шел со средней скоростью 22,50 узла при том, что главные механизмы по условиям 30-часовой пробы выдавали всего 4/5 от контрактной мощности (16 000 инд.л.с.). По расчетам, это вселяло надежду на достижение 24 узлов при работе машин на полную мощность. Пока же на «Монмуте» велись ремонтные работы, на повторные испытания решили отправить «Кент», увеличив шаг его старых винтов. Однако на пробе, проведенной в марте 1903 года, полученный прирост скорости оказался смехотворным – всего 0,10 узла. Это несколько озадачило британских инженеров, заподозривших, что в «консерватории» не все в порядке. Лишь после этого у крейсера посчитали необходимым почистить подводную часть корпуса и лопасти гребных винтов. На мерной миле в том же месяце средняя скорость «Кента» составила 22,57 узла при мощности машин в 22 085 инд.л.с. Хотя результат был явно лучше, чем предыдущий, но 23-узловый рубеж так и остался непокоренным.

Броненосный крейсер «Кент» выходит в море после вступления в строй
Броненосный крейсер «Кент» выходит в море после вступления в строй

Целая череда неудач с достижением проектной скорости подняла новую волну критики в адрес кораблей, и без того не слишком популярных в околоморских кругах британского общества. Дошло до того, что парламент направил в Адмиралтейство официальный запрос с требованием разъяснить причины столь существенного провала, а также выявить и наказать виновных. Лишь после этого Их Лордства приняли решение заказать новые гребные винты по пропорциям тех, что стояли на «Дрейках». После того, как их поставили на «Монмут», он вышел на повторную пробу. Новые гребные винты имели увеличенный с 5,79 м до 6,10 м шаг и большую площадь лопастей. На мерной миле в середине мая 1903 года крейсер в течение 8 часов шел со средней скоростью 22,80 узла, а усредненная мощность машин составляла 22 185 инд.л.с. На прогрессивных же испытаниях корабль кратковременно ход корабля достиг 22,90 узла, но главные механизмы при этом выдавали 23 366 инд.л.с. Очередное фиаско наглядно продемонстрировало британским инженерам, что и эта конфигурация движителей неудачна.

Перешагнуть 23-узловый барьер удалось только «Бервику», имевшему уже третий вариант гребных винтов, 5 июня 1903 года. На официальных испытаниях машины крейсера на протяжении 8 часов развили среднюю мощность в 22 680 инд.л.с., разогнав корабль до 23,61 узла. Еще более успешно прошла проба на полный ход «Донегала». В понедельник 29 июня того же года он в течение 8-часового пробега по мерной миле близ Девонпорта имел среднюю скорость хода 23,74 узла, в то время как главные механизмы развили мощность всего в 22 154 инд.л.с. Подходящие пропорции гребных винтов были найдены, и вскоре такие движители получили все крейсера типа «Каунти».

Броненосный крейсер «Кент», вид после первой модернизации. На марсе фок-мачты устроен пост управлении огнем орудий главного калибра
Броненосный крейсер «Кент», вид после первой модернизации. На марсе фок-мачты устроен пост управлении огнем орудий главного калибра

Официально в состав Королевского флота «Кент» вступил 1 октября 1903 года, хотя экипаж на нем появился еще в августе. Первым его командиром стал кэптен Дуглас А. Гэмбл. Сразу же после вступления в строй корабль включили в состав 1-й эскадры крейсеров флота Канала, где он и нес службу до 1906 года. Затем «Кент» был отправлен на Китайскую станцию. Там он и защищал интересы Британской империи в течение почти семи лет, вернувшись в метрополию только в 1913 году. В августе этого же года экипаж расформировали, а сам корабль поставили на капитальный ремонт в Портсмуте. После начала Первой мировой войны Адмиралтейство 4 августа 1914 года отдало приказ завершить все работы на крейсере через восемь недель. В конце сентября «Кент» официально был вновь включен в списки действующего флота и на его палубу поднялся экипаж. По штату военного времени он насчитывал 736 человек (42 офицера, 296 матросов и старшин, 25 юнг, 87 морских пехотинцев, 256 кочегаров и машинистов, а также 57 специалистов, занимавших другие некомандные должности), набранных по большей части из резервистов и отставников. Командиром корабля стал самый молодой кэптен Королевского флота Джон Д. Аллен.

Экипаж крейсера «Кеш» вскоре после завершения ремонта.
Экипаж крейсера «Кеш» вскоре после завершения ремонта.

В 08:30 3 октября 1914 года «Кент» отшвартовался от стенки и вышел из бассейна № 3 Портсмутского адмиралтейства. Подготовка к походу заняла девять дней, и в 08:00 12-го числа того же месяца, приняв на борт лоцмана, «Кент» направился на Спидхедский рейд. Ему предстояло совершить переход к островам Зеленого мыса, где он должен был войти в состав 5-й эскадры крейсеров под командованием контр-адмирала Стоддарта, отвечавшей за поиск кораблей и судов противника в центральной части Атлантики. В 10:50, подняв на борт паровой катер, который доставил лоцмана на берег, «Кент» взял курс на порт Сент-Винсент, расположенный на этом архипелаге. К месту назначения он прибыл утром 19 октября, и к полудню приступил к погрузке угля, приняв к 3 часам ночи 1233 т топлива. В 15:38 «Кент» снялся с якоря и вновь вышел в море, направившись к Канарским островам. В 36 милях южнее острова Пальма в 17:12 23 октября с корабля спустили на воду мишень и провели первые с момента повторного вступления в строй стрельбы из всех орудий, продлившиеся почти 40 минут. В 18:00 «цель» подняли на борт и осмотрели. Результат стрельбы оказался гораздо лучше, чем первоначально ожидалось. По пути осмотрев пять торговых судов, в 09:55 25-го числа крейсер стал на якорь в гавани Лас-Пальмаса. Но уже в 17:45 того же дня вновь вышел в море и взял курс на Дакар, куда и прибыл 28 октября. Приняв за десять часов с угольщика 722 т топлива, «Кент» в 20:05 вышел из порта и взял курс на Сьерра-Леоне, осматривая встречавшиеся суда на предмет выявления грузов, перевозимых для Германии и ее союзников. На якорной стоянки у мыса Сьерра-Леоне с 09:20 3 ноября до 06:00 4-го числа с угольщика «Тревинс» на крейсер приняли 1120 т топлива. Здесь же кэптен Аллен получил приказ следовать к побережью Бразилии для соединения с основными силами эскадры контр-адмирала Стоддарта. Переход через Атлантику со средней скоростью 17,50 узлов занял чуть более 5 суток и 15 часов.

Погрузка топлива на крейсер «Кент» на икорной стоянке с угольщика, 1914 год
Погрузка топлива на крейсер «Кент» на икорной стоянке с угольщика, 1914 год
Броненосный крейсер «Кент» у Фолклендских островов
Броненосный крейсер «Кент» у Фолклендских островов
«Кент» в составе эскадры вице-адмирала Стерли, Порт-Уильям, декабрь 1914 года. На заднем плане линейный крейсер «Инвинсибл»
«Кент» в составе эскадры вице-адмирала Стерли, Порт-Уильям, декабрь 1914 года. На заднем плане линейный крейсер «Инвинсибл»

У архипелага Аброльос (иногда называемого скалы Аброльос) «Кент» вновь забункеровался с угольщиков. Помимо этого, на вспомогательный крейсер «Эдинбург Касл» были переведены 20 юнг из экипажа крейсера. В 06:40 утра 26 ноября к островам подошли линейные крейсера «Инвинсибл» и «Инфлексибл» под командованием вице-адмирала Стэрди. До этого момента «Кент» успел побывать в районе Монтевидео и у Рио-де-Жанейро, совершить несколько выходов на патрулирование, во время которых остановил и осмотрел шесть торговых судов. Кроме того, были проведены две артиллерийские и одна торпедная стрельба. 14 ноября 1914 года огонь по неподвижным щитам велся из 76- и 152-мм орудий, причем последние выпустили 60 снарядов. Одна мишень после многочисленных попаданий затонула, а вторую подняли на борт в поврежденном состоянии. А через девять дней практиковались из 152-мм установок по щиту, буксируемому крейсером «Карнарвон». Торпедную же стрельбу провели 18-го числа.

Объединенная эскадра в составе линейных крейсеров «Инвинсибл» и «Инфлексибл», броненосных крейсеров «Карнарвон», «Кент» и «Корнуолл», а также легкого крейсера «Глазго», присоединившегося 23 ноября после завершения в Рио-де-Жанейро ремонта повреждений, полученных в сражении у Коронеля, под общим командованием вице-адмирала Стэрди двинулась к Фолклендским островам. Через два дня «Кент» вновь выполнил стрельбу по неподвижному щиту из орудий главного калибра, правда, на этот раз половинными зарядами. В 09:00 3 декабря соединение догнал легкий крейсер «Бристоль», а в 10:00 следующих суток – вспомогательный крейсер «Македония». 7 декабря в 11:07 корабли эскадры Стэрди достигли Фолклендских островов и стали на якорь на рейде Порт-Уильяма, за исключением «Глазго» и «Бристоля», проследовавших в Порт-Стенли, где обнаружили броненосец «Канопус», посаженный его командиром на мель и готовый к отражению немецкого нападения. Почти сразу же легкие крейсера и «Карнарвон» приступили к погрузке угля. Линейным крейсерам предстояло заняться тем же утром 8-го числа. «Кент» же и «Корнуолл» должны били принимать топливо последними. После завершения бункеровки соединению предписывалось отправиться в Тихий океан на поиски эскадры вице-адмирала Максимилиана фон Шпее. После постановки на якорь персонал машинного отделения «Кента» приступили к замене уплотнительных колец в одном из цилиндров высокого давления. Кочегары же занялись чисткой котлов и подгребанием остатков угля ближе к топкам, поскольку с 00:00 8 декабря крейсер становился дежурным кораблем и должен был иметь пары для дачи 14-узлового хода в течение получаса.

Германский броненосный крейсер «Гнейзенау», вступил в строй 6 марта 1908 гола. Водоизмещение 12 781 т, длина 144,6 м, ширина 21,6 м, средняя осадка 8,37 м. Бронирование: пояс 80-150 мм, палуба 35-60 мм, башни 170 мм, каземат 100 мм, боевая рубка 200 мм. Вооружение: 2x2 и 4x1 210 мм, 6x1 150 мм, 18x1 88-мм скорострельных орудий, 4x1 450-мм ТА. Мощность машин 30 396 инд.л.с., скорость хода максимальная 23,6 узла. Запас угля полный 2000 т. Экипаж 764 чел.
Германский броненосный крейсер «Гнейзенау», вступил в строй 6 марта 1908 гола. Водоизмещение 12 781 т, длина 144,6 м, ширина 21,6 м, средняя осадка 8,37 м. Бронирование: пояс 80-150 мм, палуба 35-60 мм, башни 170 мм, каземат 100 мм, боевая рубка 200 мм. Вооружение: 2×2 и 4×1 210 мм, 6×1 150 мм, 18×1 88-мм скорострельных орудий, 4×1 450-мм ТА. Мощность машин 30 396 инд.л.с., скорость хода максимальная 23,6 узла. Запас угля полный 2000 т. Экипаж 764 чел.

В 07:50 с наблюдательного поста на горе Саллер-Хилл поступил доклад о двух неизвестных кораблях, приближавшихся к островам с южного направления. Через 10 минут было уточнено, что это немецкие крейсера, входящие в эскадру Шпее. В 08:20 «Кент» получил приказ занять позицию у входа в гавань и ждать дальнейших указаний. Спустя 25 минут он снялся с якоря и дал ход, одновременно готовясь к бою. На крейсере расчехляли орудия, проливали водой верхнюю палубу и полубак, выламывали все ненужное дерево, чтобы выбросить его за борт. На корабле подняли стеньговые флаги, в том числе «Юнион Джек» на фок-мачте, а на гафеле грот-мачты развивался шелковый военно-морской. Последнее полотнище подарили экипажу дамы графства Кент, и офицеры обещали, что крейсер под ним обязательно пойдет в бой, если такое когда-либо случится. И вот этот день наступил. Два немецких корабля, один трех-, а другой четырехтрубный приблизились к входу в гавань на расстояние около семи миль. Вскоре в них опознали «Нюрнберг» и «Гнейзенау». В это время от «Инвинсибла» и «Инфлексибла» спешно отшвартовывались угольщики, и все британские корабли, за исключением «Канопуса», поднимали пары для дачи полного хода. «Кент», выйдя из гавани, продолжил следить за противником. В 09:39 по вражеским кораблям с дистанции примерно в 69 кабельтовых из своих 305-мм орудий неподвижный британский броненосец неожиданно открыл огонь. За 11 минут он выпустил пять снарядов, которые легли в нескольких кабельтовых от «Нюрнберга» и «Гнейзенау» с недолетами. Немецкие крейсера резко развернулись и начали уходить на полной скорости. В 09:50 с «Кента» обнаружили дымы еще трех кораблей противника в южном направлении. Через полчаса из гавани, наконец, показались «Глазго», «Инвинсибл», «Инфлексибл», «Карнарвон» и «Корнуолл». Вице-адмирал Стэрди приказал «Кенту» наблюдать за неприятелем, не приближаясь на дальность действия его пушек. В 10:30 на мачте флагманского корабля был поднят сигнал общей погони. К этому моменту эскадра Шпее в строе фронта полным ходом шла на юго-восток, и противников разделяло примерно 12 миль, так что над горизонтом виднелись только мачты и трубы немецких крейсеров. К полудню число оборотов винтов «Кента» в минуту составляло 130, что соответствовало скорости 22-23 узла. Тем не менее, сначала «Глазго», а затем линейные крейсера с легкостью обогнали его. В 12:57 носовая башня главного калибра «Инфлексибла» с предельной дистанции открыла огонь по самому правому кораблю в немецком строю, который заметно отставал от других. Матросы «Кента» встретили это событие радостными криками и аплодисментами. Как записал кэптен Аллен в своем дневнике: «…можно было подумать, что они находятся на футбольном матче, а не идут в бой». Вскоре загрохотали и 305-мм пушки «Инвинсибла». Целью британских артиллеристов оказался «Лейпциг». Поняв, что от грозного противника ускользнуть не удастся, Шпее приказал легким крейсерам уходить, а «Шарнхорст» и «Гнейзенау», повернув в 13:30 на 8 румбов влево, попытались пересечь курс английских кораблей по носу. «Инфлексибл» и «Инвинсибл» так же повернули на 8 румбов влево и открыли огонь по немецким броненосным крейсерам. «Кент» же совместно с «Глазго» и «Корнуоллом» бросились в погоню за «Лейпцигом», «Дрезденом» и «Нюрнбергом», уходившими на юго-восток. При распределении целей на его долю выпал последний из германских легких крейсеров.

Коммандер Бересфорд
Коммандер Бересфорд

В первую очередь, противника, находившегося примерно в семи милях впереди, было необходимо догнать. Кэптен Аллен приказал выжать из машин корабля все, что только возможно, пояснив, что если этого не будет сделано, то неприятеля до наступления темноты настичь не удастся. Ничего не говоря в ответ, главный механик коммандер Эндрю распорядился зафиксировать предохранительные клапаны котлов так, чтобы они не могли открыться. Так как угля на крейсере осталось около 300 т, в топки отправилась большая часть дерева, найденная на крейсере: клетки для индеек, рундуки, брусья и доски, и даже вымбовки для шпиля. На верхней палубе их под руководством коммандера Бедворда распиливали и разрубали на куски подходящего размера и подавали в котельные отделения. Машинной команде и кочегарам удалось сделать, казалось бы, невозможное. Главные механизмы «Кента» развили на 5000 инд.л.с. больше, чем на сдаточных испытаниях, а скорость достигла 25 узлов. В 16:30 по «Кенту» открыли огонь орудия левого борта «Лейпцига». Британский крейсер ответил, но короткая перестрелка за дальностью расстояния не принесла результатов ни одной из сторон. Около 17 часов «Лейпциг», обстреливаемый «Глазго» и «Корнуоллом», отвернул вправо, а «Кент» продолжил преследование «Нюрнберга».

Архивная копия теоретического чертежа крейсера «Кент»
Архивная копия теоретического чертежа крейсера «Кент»

Последний продолжал уходить на максимально возможной скорости, но дистанция между кораблями, хотя и медленно, но сокращалась. В 17:00 «Нюрнберг» открыл огонь по своему преследователю из двух кормовых и орудия № 4 левого борта, стреляя залпами на максимально возможной для его 105-мм пушек дистанции в 56,6 кабельтова. Первые несколько снарядов упали за кормой британского броненосного крейсера. Поскольку на таком ходу из-за вибрации корпуса пост управления огнем на марсе фок-мачты «Кента» ходил ходуном, то определить точно дистанцию до противника не представлялось возможным. Старший артиллерийский офицер корабля приказал дать залп из носовой башни на максимальном угле возвышения орудий. Однако снаряды легли с недолетом. Тем временем немцы достаточно быстро пристрелялись. Германские «подарки» стали падать в море достаточно близко от бортов «Кента», и вскоре один из них разорвался на верхней палубе в корме по правому борту. К счастью для англичан, он не причинил серьезных повреждений. «Кент» продолжал уверенно нагонять неприятеля, каждую минуту проверяя дистанцию залпами из носовой башни.

Кочегары броненосного крейсера «Кент»
Кочегары броненосного крейсера «Кент»

В 17:09 «Нюрнберг», наконец, оказался на дальности стрельбы британских пушек. «Кент» подвернул немного влево и открыл огонь залпами из орудий носового двухъярусного каземата правого борта и носовой башни. К этому моменту погода ясная и тихая с утра, как это часто бывало в этих широтах, стала резко меняться. Задувший ветер развил трехбалльное волнение моря, стал накрапывать мелкий дождь и появился легкий туман. Все это ухудшило видимость, и падения снарядов на таких дальностях стали трудно различимы. К тому же, уже после боя старший артиллерийский офицер «Кента» признался, что не понимал, насколько сложно управлять огнем на больших дистанциях. Тем не менее, британский крейсер смог дважды поразить неприятеля. Один из снарядов попал в корму «Нюрнберга», сделав полуподводную пробоину, в которую сразу начала поступать вода. Примерно в 17:35 в двух котлах германского корабля разорвало трубки, и они вышли их строя. Скорость «немца» упала до 19 узлов.

Немецкий легкий крейсер «Нюрнберг». Водоизмещение 3902 т, длина 117,4 м, ширина 13,3 м, средняя осадка 5,24 м. Бронирование: палуба 20-80 мм, орудийные щиты 50 мм, боевая рубка 100 мм. Вооружение: 10x1 105 мм, 8x1 52 мм, 2x1 450-мм ТА. Мощность машин 13 154 инд.л.с., скорость хода максимальная 23,4 узла. Запас угля полный 880 т. Экипаж 333 чел.
Немецкий легкий крейсер «Нюрнберг». Водоизмещение 3902 т, длина 117,4 м, ширина 13,3 м, средняя осадка 5,24 м. Бронирование: палуба 20-80 мм, орудийные щиты 50 мм, боевая рубка 100 мм. Вооружение: 10×1 105 мм, 8×1 52 мм, 2×1 450-мм ТА. Мощность машин 13 154 инд.л.с., скорость хода максимальная 23,4 узла. Запас угля полный 880 т. Экипаж 333 чел.

Понимая, что теперь уйти не удастся, командир «Нюрнберга» капитан цур зее Карл фон Шенберг решил, если уж не получится отбиться от грозного противника, то хотя бы «продать» свою жизнь подороже. В 17:45 он приказал повернуть на 8 румбов влево, чтобы ввести в действие все бортовые орудия. «Кент», также довернув влево, открыл огонь правым бортом. Теперь пяти немецким 105-мм пушкам противостояло девять 152-миллиметровок британского крейсера. Между кораблями в этот момент было всего 34,5 кабельтовых, и они двигались чуть сходящимися курсами, ведя друг по другу огонь залпами. По всей видимости, именно на этом отрезке боя немецкий снаряд, ударивший в броню среднего одиночного каземата, разбился на множество осколков, даже не взорвавшись. Один из них проник внутрь каземата и воспламенил приготовленные к стрельбе пороховые заряды. Все десять человек, находившихся у орудия, погибли или были сильно обожжены. Горящий пороховой картуз через элеватор упал в коридор подачи боезапаса. К счастью, в это время сержант морской пехоты Майес подносил из погреба очередной заряд. Заметив огонь, он отбросил находившийся у него в руках картуз с порохом подальше, а сам, вооружившись пожарным стволом, погасил пламя. Отважного морпеха кэптен Аллен представил к награждению «Крестом Виктории», но вышестоящее начальство посчитало, что будет достаточно и медали «За выдающуюся храбрость». Тем временем уцелевшие моряки смогли открыть в каземате дверь и выбежать на батарейную палубу. Пламя последовало за ними и подожгло несколько вещмешков, лежавших там. Плотник и три кочегара протянули рукав и приступили к тушению пожара. Однако один из кочегаров при этом получил ожоги, когда в каземате неожиданно вспыхнул еще один заряд. Но вскоре пламя погасло само, при этом артустановка не получила вообще никаких повреждений. После замены расчета она продолжила вести огонь.

Командир легкого крейсера «Нюрнберг» капитан цур зее фон Шенберг
Командир легкого крейсера «Нюрнберг» капитан цур зее фон Шенберг

Когда дистанция сократилась до 24,7 кабельтовых, «Кент» перешел на стрельбу лиддитными снарядами, а еще через несколько минут, с уменьшением расстояния до 19,7 кабельтовых, старший артиллерийский офицер для увеличения скорострельности распорядился перевести все орудия на самостоятельное управление. В 18:02 дальность до противника составляла менее 15 кабельтовых. На «Нюрнберге» действовало всего две 105-мм артустановки левого борта. Сначала на 80-м выстреле из-за поломки замка из строя вышла пушка № 4, а затем вражеские снаряды разбили установки № 5 (кормовая) и № 3. «Нюрнберг» напоминал развалину. Его фок-мачта была прострелена, в дымовых трубах зияло множество дыр, в нескольких местах корабля горели пожары. Стремясь ввести в действие орудия правого борта, фон Штенберг попытался в 18:10 развернуть свой крейсер на противоположный курс. Однако «Кент», пользуясь большим преимуществом в скорости, пересек его курс по носу на удалении 17 кабельтовых, ведя сильный продольный огонь. Два 152-мм снаряда, попавших почти одновременно в полубак «Нюрнберга», уничтожили вместе с расчетами пару 105-миллиметровок, стоявших там. Затем британский корабль, описав циркуляцию, вновь вышел на левую сторону «немца», обрушив на него град фугасных «подарков» из пушек левого борта. В 18:36 «Нюрнберг» прекратил вести огонь, и его командир приказал всем оставшимся в живых спасаться, намереваясь взорвать корабль, чтобы он не достался врагу. Германский крейсер беспомощно раскачивался на волнах без хода и ярко горел. «Кент» медленно приближался, также не стреляя. Но, поскольку над немецким рейдером все еще развивался флаг, и не было заметно, что он тонет, в 18:45 англичане вновь открыли огонь. Через пять минут осколок перебил фал, на котором был поднят флаг, и тот упал за борт. «Кент» сразу же вновь прекратил стрельбу, теперь окончательно. После того как пушки британского крейсера замолчали, немецкие моряки, укрывавшиеся от осколков за щитами кормовых орудий, привязали шлюпочный флаг на длинный шест и начали размахивать им, чтобы неприятель не подумал, что они сдаются. Однако теперь стало видно, что германский корабль оседает на корму и кренится на правый борт. В 19:26 «Нюрнберг» повалился на правый борт, полежал так несколько секунд, потом перевернулся и исчез с поверхности воды. На месте его гибели море было покрыто обломками, за которые держались выжившие. К их спасению британцы приступили только через 20 минут, потребовавшихся на то, чтобы подлатать на скорую руку гребной катер и гичку, поскольку все шлюпки были изрешечены осколками. Однако из-за низкой температуры воды помощи дождались всего 12 немецких моряков из всего экипажа рейдера. К тому же, один из них умер от переохлаждения еще в шлюпке, а четверо уже после того, как их доставили на борт «Кента».

Патриотическая картина немецкого художника, посвященная гибели эскадры Шпее. Изображенный на ней сюжет практически полностью соответствует описанию последних минут легкою крейсера «Нюрнберг»
Патриотическая картина немецкого художника, посвященная гибели эскадры Шпее. Изображенный на ней сюжет практически полностью соответствует описанию последних минут легкою крейсера «Нюрнберг»

За время боя британский броненосный крейсер выпустил по противнику 646 снарядов (442 общего назначения и 204 фугасных, снаряженных лиддитом) и получил 38 попаданий. В том числе четыре в пояс, один в средний каземат 152-мм орудия правого борта, 21 в небронированные части корпуса, 12 в надстройки, дымовые трубы и рангоут. В бою погиб рядовой морской пехоты У. Вуд, еще трое (рядовые морской пехоты Кили и А.С. Титеридж, а также матрос Королевского морского резерва У. Янг) скончались от ожогов и ран в тот же день. По тем же причинам 9 декабря умерли рядовой У. Дж. Кинд и стюард 1-го класса А.С. Дакитт. Шесть человек получили серьезные ожоги и ранения, но выжили.

Одна из пробоин в небронированном борту крейсера «Кент», полученная во время боя с германским легким крейсером «Нюрнберг»
Одна из пробоин в небронированном борту крейсера «Кент», полученная во время боя с германским легким крейсером «Нюрнберг»

По причине того, что неразорвав-шийся немецкий снаряд, прошедший через радиорубку, повредил передатчик, «Кент» не мог сообщить ни о своей судьбе, ни об исходе боя. Молчание крейсера вызвало тревогу у вице-адмирала Стэрди, который организовал его поиски. Лишь в 15:35 9 декабря 1914 года «Кент» стал на якорь в гавани Порт-Уильям, имея в угольных ямах всего 128 т топлива. В 17:35 к правому борту крейсера пришвартовался угольщик. В 18:15 в береговой госпиталь с корабля передали шесть раненых, а через полтора часа началась угольная погрузка. Но победой у Фолклендских островов война для «Кента» не завершилась. Более чем через три месяца ему удалось совместно с легким крейсером «Глазго» и вспомогательным «Орама» найти и уничтожить последний рейдер из состава эскадры Шпее – «Дрезден», которому посчастливилось скрыться, воспользовавшись дождевым шквалом. 8 декабря.

Александр АЛЕКСАНДРОВ

Рекомендуем почитать

  • ПИЛОТАЖКА ВОСЬМИДЕСЯТЫХПИЛОТАЖКА ВОСЬМИДЕСЯТЫХ
    Аппараты ведущих пилотажников, в общем-то очень сходные по схеме и конструкции, резко отличаются по особенностям управления. Причина проста: каждый строит такой микросамолет «под свою...
  • «БЫСТРЫЙ» ПИНЦЕТ«БЫСТРЫЙ» ПИНЦЕТ
    Если под рукой нет пинцета или держателя для гвоздей при их забивании, его можно изготовить за минуту, была бы лишь толстая проволока. Ее нужно согнуть и скрутить хвостовик, а концы...
Тут можете оценить работу автора: