Мы вынуждены исказить текст в ответ на заблокированную вами рекламу.
Друзья! Проект modelist-konstruktor.com существует благодаря рекламе. Просьба добавить сайт в исключения блокировщика и обновить страницу.
В ПАРУСАХ - ВЕТЕР ПУСТЫНЬ

В ПАРУСАХ – ВЕТЕР ПУСТЫНЬ

Семь сухопутных яхт начали двадцатидневное путешествие по пустыне Устюрт в конце октября. Они шли из Кунграда (Каракалпакская АССР) в сторону Кара-Богаз-Гола. Это была вторая экспедиция, организованная ЦК ВЛКСМ и Московским клубом туристов для испытания сухопутных парусников. Три яхты имели новую для наших спортсменов схему яхт международного типа — предстояло проверить их в больших переходах. Конструкция остальных разработана ветеранами путешествий по пустыне под парусами — инженерами Эдуардом Назаровым и Владимиром Талановым. Оба они участвовали и в этой экспедиции. Конструкторы Галина Недобери и Тамара Толпышкина, студент Александр Соколов, радиотехник Владимир Жуков и инженер Михаил Петров — остальные члены «Экипажа».

В ПАРУСАХ - ВЕТЕР ПУСТЫНЬ

О ТОМ, КАК ПРОХОДИЛО ПУТЕШЕСТВИЕ, РАССКАЗЫКАЕТ РУКОВОДИТЕЛЬ ЭКСПЕДИЦИИ В. ТАЛАНОВ.

24 октября

Девятый час вечера, но светло так, что пишу без фонаря. Полная луна поднялась над Устюртом. Слабый ветерок царствует сейчас на плато: с самого утра еле-еле дует.

А ведь сегодня первый день пути. Вчера мы сняли тренировочный лагерь, распределили груз, подняли наверх яхты.

Первый день почти всегда самый трудный. Поход только начинается. Впереди километры пути. Какими они будут? Во всяком случае, первые нас не радуют. Слабый ветер часто заставляет нас самих вместо него толкать наши степные «суда». Все утомились и сразу, как только остановились на ночной привал, легли спать.

26 октября

Люди, где вы?
Люди, где вы?

Представьте, что вы едете по совершенно гладкой равнине. День, другой, третий, И уже привыкли к ее однообразию. Ни кустика, ни пригорка. И вдруг земля словно расступается. Впереди — глубокая долина. Отвесные известковые склоны источены ветром, прорезаны сухими трещинами. Еще ниже  — террасы, покрытые осыпями. По дну разбросаны кустарники.

Все серого цвета. Наверное, поэтому долина выглядит мертвой. Но, приглядевшись внимательно, замечаешь под ногами следы лис, сайгаков, верблюдов. А вот и следы человеческих рук — выбитые шурфы. Здесь устраиваем новый лагерь.

Ночью склоны загорелись зелеными огоньками. Это лежащие на поверхности плитки кварцитов отражали свет луны.

С утра хорошо «раздуло». Баллов пять. Но такой ветер мы встретили впервые и поэтому решили сначала походить для тренировки по долине.

Всего у нас семь яхт. Четыре — типа «Турист» и три — ДN-60. Четыре белых паруса и три полосатых. Мачты высокие, пятиметровые, их очень хорошо видно издалека: и на голубом фоне неба, и на фоне выцветшей пустыни.

Около нашего походного лагеря проходит дорога. Глубокие разъезженные колеи выбиты в глинистом грунте. Видимо, весной здесь сплошная грязь и машины часто буксуют.

Мы ходим под парусами и вдоль дороги и поперек. «Пробуем» яхты на поворотах, на переездах. Володе Жукову скучно вертеться на тренировочном пятачке, и он мчит за мысок, на такыр. А Соколов решил выбраться по склону из долины наверх, перебираясь с террасы на террасу. Ну что ж, ветер хороший, пусть попробует, но чем выше, тем сильнее порывы! И в какую-то минуту его яхта сильно накренилась. Повиснув на руках, Саша с трудом карабкается по поперечине. Наконец добрался до самого колеса — яхта выпрямилась.

Из-за мыска прибежал Жуков. У него срезало пятимиллиметровой толщины стальную мочку — скобу, с помощью которой крепится штаг к мачте: парус на земле.

Наконец налетевший смерч чуть не опрокинул яхту Назарова.

Не слишком ли много неудач для начала похода? Пора уходить отсюда.

30 октября

Два дня сидели на Байчагыре — базе геофизиков. Это два вагончика на колесах. Довольно уютных, с водяным отоплением, электрическим светом. Вокруг — землянки-склады. Самолет раза два-три в неделю прилетает сюда из Нукуса.

Отдохнули неплохо. Главное, помылись, почистились. Отремонтировали яхты. Проклеили поломанные латы, усы гиков, разошедшиеся полосы мачт. Наложили бандажи из стеклоткани. Еще раз промазали поверху эпоксидным клеем. Подварили оси задних колес к накладкам на поперечинах: электросварка в этих местах не выдержала из-за сильных ударных нагрузок на колеса.

Вчера прошел дождь, и везде на глинистой земле блестят лужи. После ремонта пробуем яхты. Из-под колес летят фонтаны брызг, в основном на рулевых.

Топограф геоэкспедиции Юра попытался погоняться за нами на машине. Но пока он набирал скорость, яхты ушли метров на сто вперед. Попробуй-ка теперь догони, да еще при хорошем ветре.

31 октября

С утра все ушли на такыр — широкую ровную площадку. Здесь совсем сухо. Чуть блестит под солнцем утрамбованная, как асфальт, поверхность. Только мелкие трещины разбегаются в разные стороны, и потому кажется, что такыр выложен плитами причудливой формы.

Ходить по такыру одно удовольствие. Правда, иногда так разгоняешься, что собственное сердце уходит в пятки и просит не торопиться: скорость за восемьдесят.

На краю такыра травишь парус, поворачиваешь — и снова с края на край.

Когда вся группа мчится в одну сторону, яхты постоянно меняют положение относительно друг друга: то одна вырвется вперед, то другая. Кажется, что кто-то держит в руках невидимые нити и искусно управляет движением. На самом же деле рулевые все время стараются «поймать» в паруса ветер и удержать его как можно дольше. Но это не всегда удается. Мы исходили такыр во всех направлениях — и вдоль и поперек, и по ветру и против. Наконец приустали. Собрались на середине поделиться впечатлениями. Только неугомонный Жуков все еще носится по площадке. Около нас он втугую выбирает шкоты, накреняет яхту и, задирая одно колесо, виртуозно проходит мимо.

8 ноября

Сегодня день неудачный. С утра ветер дует прямо в лоб. И крепкий ветер. Приходится толкать яхты навстречу или, удлиняя путь, идти галсами.

А часа через два после выхода на моем «Туристе» лопнул базовый швеллер — одна из двух основных балок, образующих корпус. Швеллер из дюралюминия Д16Т, размером 90х60х6мм. Лопнул в самом напряженном месте: возле крепления лапы заднего колеса. Колесо, наезжая на препятствия, передает создаваемые при этом ударные нагрузки через лапу на корпус. Под их действием балки корпуса стремятся разойтись. Но они связаны между собой поперечными уголками. Срезало заклепки одного из уголков, около него и лопнул швеллер.

Хорошо известно, что способ крепления проволокой часто бывает наиболее простым, быстрым и довольно надежным, Поэтому я всегда возил с собой на всякий случай кусок 8-миллиметровой металлической проволоки. И не зря! Я стянул обе балки телеграфными бандажами.

Через полчаса прошли колодец Кирсигиз. Как и все колодцы, он расположен в низине. Проедешь в километре — не заметишь. Пополнили запас толстой проволоки: как ни странно, ее оказалось вокруг достаточно. Мотки были разбросаны прямо на земле.

А еще спустя полчаса новая поломка: яхта Петрова, подпрыгнув на кочке, вдруг оказалась без правого заднего колеса. Бороздя землю обломанной поперечиной, она описала дугу и остановилась.

Столпившись вокруг, молчим. Думаем: что делать? Идти по пустыне назад одному нельзя. А если возвращаться, то всем. Бросить яхту и идти пешком за нами? Не угнаться. Посадить к кому-нибудь вторым? Яхты на это не рассчитаны. Надо чинить! Кто-то подает идею: сложить концы поперечины внакладку, склеить, скрепить болтами, стянуть проволокой. Правда, поперечина яхты станет короче — от этого ухудшится ее устойчивость. Но нет худа без добра: поперечина теперь будет «вписываться» в колею машин. Для такого ремонта есть все необходимое. Часть людей сразу принимается за дело, остальные разбивают походный лагерь. На сегодня путь закончен.

10 ноября

Дожди. Редкие в этих местах летом, осенью они идут почти беспрерывно. Земля размокла и тяжело липнет к колесам. Что на дороге, что на целине — одинаково. Яхты еле ползут: трудно сказать, кто кого везет. Да еще начались сплошные холмы.

Часам к трем повалил снег. Это уже совсем неожиданно. Сначала он быстро таял, но к вечеру все кругом стало бело, только дорога слегка чернела. Потом ударил мороз. Земля затвердела, лужи покрылись корочкой льда, на кустах намерзли ледяные ягоды сосулек. Но зато поднялся ветер. Основательно промокшие и продрогшие, мы пустили яхты на полный ход, хотя ветер и продувал нас насквозь. Надо идти, идти вперед.

И в пустыне бывает снег
И в пустыне бывает снег

Слева промелькнули кусты кандыма. И хотя мало их для костра, чтобы как следует обсушиться и обогреться, решаем сделать остановку, Двигаться дальше нет сил.

Пальцы не могут удержать спичку: вынешь руку из-за пазухи, почиркаешь — и скорее обратно. Костер только дымит: на кустах сплошная наледь. Даже сухой спирт не загорается на таком ветру. Наконец догадались разжечь его в кастрюле под пологом палатки. Но очень скоро выяснилось, что наш костер и не светит, и не греет. Решили только чай вскипятить. Забрались прямо с кружками в спальники.

Утром, пока отогревались, с трудом натягивали мокрые паруса, очищали яхты от снега, сквозь окно в облаках выглянуло солнце. И сразу появились проталины.

А вскоре дорога вновь зачернела, зачавкала грязью под колесами наших яхт.

В этот день мы подошли наконец к долгожданному спуску с плато. Двухсотметровая, почти вертикальная стена переходила в крутой, иссеченный оврагами глинистый склон. А дальше уже начиналась долина. Это значит — близок конец 800-километрового пути.

13 ноября

Два дня мы потратили на то, чтобы спуститься в долину. Полдня ушло на поиски хоть сколько-нибудь подходящего для спуска места, день — на переноску яхт в промежуточный лагерь, и еще полдня мы скатывали их вниз.

Пожалуй, впервые яхтсменам пришлось стать и альпинистами. Узкая терраса, огибая утес, круто уходит вниз. Она узка для парусника, и правое колесо катится по самому краю, сбрасывая в пропасть камни. Двое спереди ведут яхту — направляют, двое сзади удерживают ее, перекинув через плечо шкоты, накрепко обвязав лапы у самого корпуса. С яхт сняты мачты, гики, выложены все вещи.

Терраса, сделав поворот, уводит в скалы. Узкая расщелина забита упавшими сверху камнями. Здесь яхту надо нести на руках. Колеса все время цепляются за огромные глыбы, ноги застревают между валунами.

Проход становится еще уже и внезапно обрывается на несколько метров вниз. Яхта, повиснув на веревках, осторожно спускается через этот порог и опять на руках «едет» дальше, до следующих таких же ворот.

Наконец выбираемся из скал на каменистые осыпи. Парусник можно поставить на колеса. Правда, не на все три. То за одно, то за другое приходится его поднимать, чтобы перетащить через камни.

Но вот пошли глинистые осыпи. Здесь яхта уже сама едет вниз. Даже приходится сдерживать ее, чтобы не разбилась…

Вскоре пустыня и плато Устюрт остались позади. Наша экспедиция завершена.

В. ТАЛАНОВ,

инженер

 

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Рекомендуем почитать

  • ОНЕЖЕЦ – СЕМЕЙСТВО ЛЕСНЫХ БОГАТЫРЕЙОНЕЖЕЦ – СЕМЕЙСТВО ЛЕСНЫХ БОГАТЫРЕЙ
    О ЗАВОДЕ... — С появлением трелевочного трактора в лесной промышленности произошла подлинная техническая революция: была механизирована самая тяжелая и трудоемкая операция лесозаготовок...
  • МОТОНАРТЫ ОТ «А» ДО «Я»МОТОНАРТЫ ОТ «А» ДО «Я»
    Что должен знать любитель, принимающийся за создание «зимнего мотоцикла»? Типовая конструкция (рис. 1). Обратите внимание на необходимость как можно ниже расположить центр тяжести и...
Тут можете оценить работу автора:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: