Морская коллекция

ПРИМАНКИ И ОХОТНИКИ

22.08.2015

ПРИМАНКИ И ОХОТНИКИСпустя всего полгода после начала Первой мировой войны Британия, сильнейшая морская держава, казалось, не имевшая соперников на океанских просторах, попала в тяжелейшее положение. Новое, не принимаемое всерьез оружие — подводные лодки — теперь грозило «туманному Альбиону» голодом и лишениями.

 
С каждым месяцем подводная война приобретала все большие масштабы. Кризис разразился в апреле 1915 года. В этот месяц жертвами германских субмарин стали 155 британских судов общим водоизмещением 516 394 т. На них погибло свыше 1100 человек. Кроме того, в течение того же времени «у-боты» потопили 336 ООО т нейтрального и союзнического тоннажа. Из всех торговых судов, покинувших Англию в апреле, четверть не вернулась назад. Причем потери были не только материальными, но и моральными: большинство скандинавских и голландских судовладельцев, ранее исправно снабжавших Британию, стали отказываться от рейсов. Наконец-то немцы могли торжествовать: их план поставить «владычицу морей» на колени как никогда был близок к осуществлению. Минус почти миллион тоннажа каждый месяц, и через год у англичан не осталось бы выбора — только полная капитуляция на милость победителя.
 
Требовалось срочно принимать меры. Первое из возможных решений состояло в вооружении торговых судов артиллерией. В те времена, когда субмарины атаковали «купцов» в основном из надводного положения, расстреливая их из орудий или подрывая после захвата, такая мера являлась вполне действенной. Если из каждых четырех невооруженных судов в течение войны в среднем уничтожались три, то при наличии пушек пропорция становилась обратной — три из четырех выживали. Однако такой путь защиты имел существенные недостатки. Моря бороздили несколько тысяч транспортов, и вооружить все хотя бы одним орудием не представлялось возможным. Пушек не хватало; приходилось переставлять их с пароходов, пришедших в порт, на суда, готовые покинуть его и отправиться в смертельно опасный путь. Процесс растянулся на годы, и только к осени 1918-го — времени окончания войны — четыре с лишним тысячи торговых судов получили долгожданные пушки. Кроме того, для обслуживания одного орудия требовался расчет из 5—7 человек, и обычно хотя бы часть его состояла из военных моряков. Тем самым отвлекались люди, столь необходимые на боевых кораблях.
 
Второй путь был более рациональным. Раз невозможно вооружить все торговые суда, значит, следует снабдить их конвоирами. Выгоды тут несомненны: гораздо проще вместо перестановки пушек отправлять корабль охранения от одной группы судов к другой. Не столь значительным становился дефицит в кадрах, а любой, даже относительно слабый военный корабль все же имел значительно больше шансов на успех в бою с субмариной, чем вооруженный «купец». Маневренность и подготовка экипажа из профессиональных военных моряков не только делали его опаснейшим врагом немецких подводников, но и позволяли при необходимости использовать для выполнения самых разнообразных заданий.
 
Во времена парусного флота необходимость в отдельном классе кораблей охранения не возникала: их роль могли выполнять любые суда, способные по своим боевым возможностям сражаться с каперами — такими же вооруженными судами. Лишь появление принципиально нового противника — подводной лодки — вызвало потребность в специализированных боевых кораблях, главной задачей которых становились конвоирование, охрана, а при случае и охота за субмаринами. С тех пор новый класс—эскортные корабли — не только сохранил свои позиции, но и стал одним из наиболее многочисленных в современных ВМС.
 
Однако вернемся к Первой мировой войне. Вскоре после ее начала и еще до кризиса 1915 года англичане разработали проект корабля, первоначально предназначавшегося в основном для траления мин, но также и для других повседневных нужд флота: буксировки, перевозки небольших важных грузов и эскортной службы Конструкция предусматривалась максимально простой с тем, чтобы эти суда могли строить практически любые гражданские верфи. Адмиралтейство лишь обеспечивало поставку стандартного оборудования, что позволяло сократить срок от закладки до ввода в строй до пяти месяцев. Сейчас такая цифра никого не удивляет, однако в начале XX века для провинциальных судостроительных предприятий, не имевших никакого понятия о конвейерной сборке, сварке и других современных технологических приемах, подобные темпы выглядели большим достижением. Заказ на первые 12 кораблей, официально отнесенных к классу шлюпов-тральщиков, поступил в первый день 1915 года; а уже спустя две недели последовал повторный заказ — потребность в эскортных судах ощущалась все острее. Все шлюпы получили имена цветущих растений, из-за чего их обычно называют типом «Флауэр» («Цветок»),
 
Головная «Экейша» («Акация») вступила в строй к лету 1915 года. Ее нормальное водоизмещение составило 1200 т, скорость хода 16,5 узла, вооружение включало две 76-мм пушки и пару малокалиберных зениток.
 
Конечно, это был далеко не идеальный корабль. Единственный винт обеспечивал ему радиус циркуляции как у крупного крейсера, а для того, чтобы удерживаться на курсе по ветру, в штатное оборудование входил специальный парус! Тем не менее, «цветы» оказались очень полезными единицами флота. Их боезапас защищал бронированный «ящик», из соображений большей вероятности подрыва на мине носом смещенный далеко в корму. Надо сказать, что мера оказалась действенной: на некоторых из шлюпов взрывами погреба буквально разносило на куски, но снаряды при этом не детонировали. Кроме того, назначение кораблей выдавали усиленный форштевень и мощные носовые переборки, способные выдержать таранный удар по корпусу лодки.
 
Следующие 12 шлюпов типа «Азалия», заказанные в мае 1915 года, вместо 76-мм пушек получили по два 120-мм орудия. Их предполагалось использовать для охраны противолодочных заграждений в Ла-Манше, на которые немцы неоднократно организовывали набеги легких сил, и усиленное вооружение им было необходимо. За ними последовали еще 36 единиц типа «Арабис» с чуть более мощными машинами и улучшенной живучестью. У шлюпов на протяжении 15 м в носовой части отсеки заполнялись пробкой, чтобы иметь возможность оставаться на плаву даже после взрыва мины или торпеды.
 
Часть кораблей последней серии имела по две 102-миллиметровки вместо 120-мм пушек. Более легкий снаряд позволял развивать большую скорострельность, а попадание из четырехдюймовки выводило из строя подводную лодку не хуже, чем из более крупнокалиберного орудия. Именно так вооружили и следующую серию шлюпов, конвойно-противолодочное назначение которых стало основным.
 
«Обретия» отличалась от предшествующих «флауэров» прежде всего внешним видом. Дело в том, что двухтрубные «цветы» имели настолько характерный силуэт, одинаково непохожий ни на военный корабль, ни на торговое судно, что германские подводники научились их быстро распознавать. Поэтому в январе 1916 года Адмиралтейство приняло решение полностью изменить облик конвоиров, сделав их похожими внешне на небольшие каботажники в надежде на то, что «у-боты» не сумеют сориентироваться и будут подставлять себя под британские снаряды. Результат оказался сомнительным, и прежде всего, из-за обитаемости. Около сотни человек экипажа вынуждены были тесниться в неудобных кубриках и крохотных надстройках. Кроме того, поскольку «внешнее оформление» поручили верфям-строителям, каждый из корабликов оказался уродлив по-своему, и вскоре опять-таки легко распознавался немецкими подводниками.
 
ПРИМАНКИ И ОХОТНИКИ
 
1. Патрульный корабль Р-14, Англия, 1914 г.
 
Построен фирмой «Коннел». Водоизмещение нормальное 615 т. Длина наибольшая 74,5 м, ширина 7,2 м, осадка 2,4 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 3500 л.с., скорость 20 узлов. Вооружение: одно 102-мм орудие, один 40-мм автомат, два 356-мм торпедных аппарата. Всего в 1915—1918 гг. построено 43 единицы. Большинство продано с торгов в начале 1920-х гг. Р-12 погиб в результате столкновения в 1918 г., Р-57 в 1920 г. продан Египту, Р-38 в 1925 г. переименован в «Спей» и использовался для охраны рыболовства до 1938 г.
 
2. Патрульный корабль-ловушка РС-51, Англия, 1917 г.
 
Построен фирмой «Тайн Айрон Шипбилдинг». Водоизмещение нормальное 690 т. Длина наибольшая 75,3 м, ширина 7,8 м, осадка 2,4 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 3500 л.с., скорость 20 узлов. Вооружение: одно 102-мм и два 76-мм орудия. Всего в 1916—1918 гг. построено 20 единиц. РС-55 и РС-69 в 1921—1922 гг. переданы индийскому флоту. РС-73 и РС-74 дослужили до 1939 г. и 1948 г. соответственно, остальные проданы на торгах в 1921—1925 гг.
 
3. Шлюп «Хризантемум», Англия, 1918 г.
 
Водоизмещение нормальное 1290 т. Длина наибольшая 80,0 м, ширина 10,7 м, осадка 3,5 м. Мощность одновальной паросиловой установки 2500 л.с., скорость 17,5 узла. Вооружение: два 102-мм и два 76-мм орудия. В 1917—1918 гг. построено 28 единиц типа «флауэр-конвойный» второй серии. Пять кораблей были потоппены торпедами подводных лодок до конца войны («Бергамот», «Анчуза», «Коуслип», «Кэндитафт» и «Рододендрон»). Большинство остальных проданы с торгов в 1921—1923 гг. Зато «Саксифрейдж» (переименованный в «Президент» и служивший в качестве учебного корабля военно-морского резерва) и «Хризантемум» находятся на плаву до сих пор.
 
4. Патрульная канонерская лодка «Килмун», Англия, 1919 г.
 
Построена фирмой «Смите Док». Водоизмещение нормальное 895 т. Длина наибольшая 55,5 м, ширина 9,1 м, осадка 3,2 м. Мощность одновальной паросиловой установки тройного расширения 1400 п.с., скорость 13 узлов. Вооружение: одно 102-мм орудие. Предполагалось построить 85 единиц, однако заказ на 30 из них был отменен почти сразу, в марте 1918 г., а большая часть остальных продана в частные руки в 1919—1920 гг. «Килмун» стал единственным кораблем серии, оставшимся в составе ВМС. В 1920 г. его переоборудовали в кабелеукладчик. Он был сдан на слом в 1950 г.
 
Тем не менее, история получила продолжение. До конца войны англичане заложили еще почти 30 единиц. Опять заказ выдавался различным фирмам, которые в полной мере попользовались предоставленной им свободой. Знаменитый Армстронг ухитрился построить шесть своих шлюпов по трем различным проектам! Вооружение «Анчусы» и ее систершипов увеличилось на два 76-мм орудия; кроме того, появились бомбометы и сбрасыватели глубинных бомб. Это сделало их весьма грозными противниками кайзеровских субмарин. Маскировке по-прежнему уделялось большое внимание. Так, когда большинство торговых судов получило, наконец, свое оборонительное вооружение, обычно состоявшее из одной пушки на корме, на шлюпах-конвоирах также появилось фальшивое деревянное орудие на том же месте.
 
В принципе, «цветочная» серия вполне удовлетворительно выполняла свои задачи. Главным недостатком оставался лишь довольно большой размер — свыше 1200 т, замедлявший и удорожавший постройку. Параллельно с их развитием Адмиралтейство создало несколько альтернативных проектов менее крупных патрульных судов. Наиболее оригинальными из них, несомненно, являлись «Пи-боты» (P-boats). Буква P первая от английского Patrol, ясно свидетельствовала об их главном предназначении. Британцы в полной мере проявили здесь свою оригинальность. Мало того, что всего лишь 600-тонные кораблики имели двухвальную турбинную установку (!), позволявшую развивать до 20 узлов, при этом они отличались очень низкими надводными бортами и крошечными дымовыми трубами, практически незаметными на фоне единственной надстройки в середине корпуса. В общем, все делалось для того, чтобы охотник напоминал свою жертву — большую подводную лодку, которую он должен был топить своим 102-мм орудием или автоматическим 40-мм «пом-помом». Однако этим «многоцелевым истребителям», как первоначально классифицировало их Адмиралтейство, было чем «поговорить» и с более крупными врагами. У них в корме располагалась пара неподвижно закрепленных торпедных аппаратов. Идея состояла в том, что, уходя от сильного надводного противника, «Пи-бот» разворачивался к нему кормой и посылал прощальный торпедный залп, прежде чем воспользоваться своей скоростью. Все они нашли применение именно там, где предполагалось, прослужив всю войну в Ла-Манше, кишевшем германскими подводными лодками, миноносцами и катерами.
 
Другой задумкой Адмиралтейства стали конвоиры-ловушки. «Цветы» и «Пи-боты» имели лишь очень ограниченные элементы маскировки, способные обмануть только крайне невнимательного подводника. Между тем руководство флота упорно верило в то, что хорошо замаскированные приманки способны стать основным средством борьбы с субмаринами. Поэтому в конце 1916 года последовало распоряжение перестроить десять «Пи-ботов», большей частью уже заложенных, в корабли-ловушки. Первоначально серия получила литеры PQ (буквой Q англичане именовали свои «секретные» противолодочные суда), однако в конце концов было принято обозначение PC. Исходный проект изменился неузнаваемо: готовые PC действительно напоминали небольшие торговые пароходики с возвышенным полубаком и средней надстройкой. За скрытность пришлось уплатить немалую цену. Ложные надстройки добавили около 15 процентов дополнительного веса, и остойчивость кораблей стала крайне низкой. Нельзя сказать, что они имели успех, однако Адмиралтейство заказало еще десяток в 1917 году. Интересно, что один из них, РС-74, дожил до Второй мировой войны, пробыл в течение двух месяцев в старой роли ловушки, но в октябре 1939 года был переклассифицирован в обычный конвойник и прослужил до 1948 года.
 
Так обстояли дела со специализированными сторожевыми судами. Однако основную массу кораблей охранения составляли мобилизованные траулеры, дрифтеры и китобойцы. Поэтому неудивительно, что в течение четырех лет Великой войны неоднократно предпринимались попытки поставить на поток производство судов именно этих классов, организовав их постройку под контролем Адмиралтейства. Так, например, китобойцы обладали рядом привлекательных качеств, одним из которых являлась отличная маневренность, другим — малая осадка, безопасная для прохода минных заграждений, а третьим — низкая цена. Адмиралтейство предложило фирме «Смите Док» из Миддлсбро поставить десяток таких судов за крайне сжатый срок — три месяца после предоставления чертежей. Завод согласился и получил заказ еще на пять единиц. Все они вступили в строй в 1915 году и получили литерное обозначение Z.
 
Сторожевики китобойного типа также, в сущности, являлись типичными ловушками. Трудно придумать более безобидный с виду кораблик, чем всего 40-метровый внешне неуклюжий Z, на носу которого красовался макет гарпунной пушки, едва ли способный устрашить командира «у-бота». Однако в корме под парусиновым укрытием таилась 76-мм пушка, которую можно было легко ввести в дело, поскольку «приманка» могла поворачиваться буквально на месте. Для ночных действий имелся прожектор — вещь довольно странная для китобойного судна, но и тут изобретательные англичане нашли выход. Прожектор также укрыли парусиной, на которой нарисовали большой штурвал! Из других чисто боевых свойств можно отметить усиленный форштевень и приличное разделение на водонепроницаемые отсеки.
 
Но несмотря на хорошую маневренность, военные китобойцы, как и их мирные прототипы, отличались плохой мореходностью и сильно заливались волнами. Естественно, что в таком состоянии они не представляли большой опасности для подводных лодок. Поэтому было решено прекратить постройку 2. и сосредоточиться на траулерах, признанных оптимальными в качестве массовых и недорогих сторожевых кораблей.
 
Адмиралтейство наладило производство траулеров нескольких типов по гражданским чертежам, однако все они оставались, в сущности, невоенными судами со слишком малой скоростью, мореходностью и дальностью плавания, и потому мало годились для постоянной конвойной службы. Лишь в середине 1917 года последовал заказ на специализированный «быстроходный траулер», выданный нескольким признанным строителям судов данного класса, в первых рядах которых оказался все тот же «Смите Док». Кстати, этот завод стал единственным, реально построившим всю серию (остальные заказы были аннулированы). Классификация в очередной раз изменилась, и корабли типа «Кил» (именно с этих букв начинались их названия) стали канлодками, хотя и состав вооружения, и внешний вид выдавал их типично «рыболовную» сущность. Как обычно, не обошлось и без маскировки. На этот раз надеялись запутать германских подводников симметричным корпусом с почти одинаковыми высоко приподнятыми носом и кормой. В итоге «Кил» сильно напоминал игрушечный бумажный кораблик. При стоимости около 40 тысяч фунтов стерлингов вместо одного линкора можно было построить примерно 50 таких конвоиров. На деле пришлось обойтись всего 37 единицами из 85 заказанных — война закончилась. Большая их часть даже не получила вооружения и поступила на торги. Британия, наконец, возвращалась к мирной жизни.
 
В. КОФМАН




Рекомендуем почитать
  • ОБРАЗЕЦ ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ
    ОБРАЗЕЦ ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯПри ведении боевых действий реки являются серьёзным препятствием для наступающей стороны. Не случайно в годы Второй мировой войны мощные оборонительные рубежи сооружались на их берегах; достаточно вспомнить, известный немецкий «Восточный вала», важной составной частью которого стали реки Нарва, Сож, Днепр и Молочная. Очень показательно, что после победоносною завершения Битвы за Днепр продолжавшейся с августа по декабрь 1943 г., за проявленный героизм 2438 наиболее отличившимся солдатам, сержантам и офицерам всех родов войск было присвоено звание Героя Советского Союза (всего за четыре года Великой Отечественной войны кавалерами медали Золотая Звезда стали 11 603 воина).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ VK FB


Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter.