Мы вынуждены исказить текст в ответ на заблокированную вами рекламу.
Друзья! Проект modelist-konstruktor.com существует благодаря рекламе. Просьба добавить сайт в исключения блокировщика и обновить страницу.
БРОНЕАВТОМОБИЛИ ДЫРЕНКОВА

БРОНЕАВТОМОБИЛИ ДЫРЕНКОВА

Наряду с танкостроением, в Советском Союзе в 1930-е годы достаточно бурно развивалось и бронеавтомобилестроение. Если в предыдущее десятилетие на вооружение приняли лишь один броневик – БА-27, то за ним последовали еще с десяток типов различных машин. Такой диссонанс легко объясним, поскольку основой бронеавтомобилей в те годы, как правило, служили шасси легковых или грузовых автомобилей, находившихся в массовом производстве.

В 1920-е годы в СССР имелся фактически только один тип автомобиля – АМО-Ф-15. Он и послужил базой для создания единственного броневика. Спустя десять лет в распоряжении конструкторов имелись десятки как отечественных, так и импортных автомобилей, пригодных для этих целей. Иными словами, процесс пошел! И один из его этапов был связан с деятельностью Н.И. Дыренкова.

Изобретатель-самоучка Николай Дыренков имел только начальное образование. Однако, судя по сохранившимся документам, он обладал весьма напористым, пробивным характером и умел убеждать в своей правоте. Впрочем, подчас это было не так сложно, поскольку очень немногие тогдашние военные руководители в Советском Союзе имели высшее, а тем более высшее техническое образование, а уж о военном образовании и говорить не приходится.

Карьера Дыренкова началась в 1928 году с постройки «железнодорожного автовагона» («автомотрисы») для наркомата здравоохранения УССР. Вагон эксплуатировался вполне успешно, из чего можно сделать вывод, что его конструктор был далеко не худшим из многочисленных изобретателей-самоучек тех лет. Однако его амбиции зашкаливали, и в 1929 году он предложил Реввоенсовету СССР разработать колесно-гусеничный танк. И получил заказ! Более того, 29 октября 1930 года его назначили руководителем созданного Опытно-конструкторского и испытательного бюро Управления моторизации и механизации (УММ) РККА. Это как же нужно было «запудрить мозги» начальнику УММ РККА, бывшему телеграфисту И.А. Халепскому!

Справедливости ради, надо сказать, что Н.И. Дыренков имел, без сомнения, неплохие организаторские способности. Сразу после создания КБ он развернул бурную деятельность по целому ряду проектов: танков, бронеавтомобилей, бронированных тракторов, боевых химических машин, мотоброневагонов. Дыренков разрабатывал сварные и штампованные корпуса для танков, новые составы брони, вездеходы и трансмиссии – всего свыше 50 различных конструкций за полтора года! Но природная изобретательность не могла компенсировать отсутствие инженерного образования и почти все его проекты оказались неудачными. Правда, не менее 20 из них изготовили в металле.

Серийный бронеавтомобиль Д-8. Зима 1932 года
Серийный бронеавтомобиль Д-8. Зима 1932 года
Бронеавтомобиль Д-12
Бронеавтомобиль Д-12

В качестве примера изобретательности и напористости Николая Дыренкова обычно приводят историю создания бронеавтомобиля Д-8. Вот как описал эти события в книге «Автомобили России и СССР» известный историк отечественного автомобилестроения Л.М. Шугуров:

«…Во время визита на завод одного из заместителей наркома обороны в 1931 году тот, просматривая в кабинете Дыренкова американский журнал «Арми Орднанс», обратил внимание хозяина кабинета на последние модели бронеавтомобилей США. Они имели низкий силуэт и сильно наклоненные броневые листы, способствующие рикошетированию пуль. Дыренков ответил, что работа над подобной моделью у него уже идет и завтра он готов ее продемонстрировать. После ухода гостя Дыренков распорядился снять легковой кузов со своего служебного автомобиля, вызвал плотника и уже к вечеру на шасси стоял фанерный макет со следами карандаша, которым изобретательный инженер размечал выкройки прямо по листам фанеры. Затем подогнанный по шасси макет разобрали и по импровизированным фанерным лекалам вырезали из бронелистов панели, собрали из них кузов, установили его на шасси. Самым трудоемким оказалась сушка окрашенного масляной краской броневика посредством паяльных ламп. Но к полудню Дыренков смог представить высокому гостю готовый для пробных стрельб корпус Д-8, смонтированный на шасси ГАЗ-А…».

В сентябре 1931 года Дыренков, получив от УММ РККА предложение спроектировать легкий разведывательный бронеавтомобиль на шасси «Форд-А» (ГАЗ-А тогда еще не производился), предложил проекты двух машин и получил вполне официальный заказ на изготовление двух опытных образцов с бронезащитой из котельного железа. Видимо, прототипом Д-8 послужил американский полубронированный автомобиль Т.6, имевший корпус аналогичной формы.

Характерной особенностью Д-8 (как, впрочем, и его американского прототипа) было отсутствие башни. Корпус серийных машин – клепаный, собирался из катаных броневых листов толщиной 3 и 7 мм, располагавшихся под сравнительно большими углами наклона. Для наблюдения за полем боя в крышке смотрового люка водителя и боковых дверях корпуса имелись соответствующе щели, закрывавшиеся изнутри бронезаслонками. В крыше корпуса также находился люк для наблюдения.

Бронеавтомобиль Д-8 на маневрах. Московский военный округ, 1935 год
Бронеавтомобиль Д-8 на маневрах. Московский военный округ, 1935 год

Бронекапот с откидывающимися боковыми складными дверцами впереди имел жалюзи, через которые к радиатору подавался воздух. В боевой обстановке они закрывались, а воздух шел через наклонный бронелоток, защищавший переднюю ось и картер.

Вооружение бронемашины состояло из пулемета ДТ с боезапасом 2079 патронов, включая 756 бронебойных, и расположенного в правом лобовом листе, рядом с водителем, и такого же запасного пулемета, для которого в кормовой части предусмотрели дополнительную огневую точку. Поскольку в боковых стенках имелись еще две бойницы, снабженные бронезаслонками, то по замыслу конструктора экипаж Д-8 в случае необходимости мог вести почти круговой обстрел. Но только по замыслу.

Бронеавтомобили перед парадом на Красной площади. На переднем плане - Д-8. Москва, 7 ноября 1934 года
Бронеавтомобили перед парадом на Красной площади. На переднем плане – Д-8. Москва, 7 ноября 1934 года

Одновременно с Д-8 создали его вариант Д-12 с зенитным пулеметом системы «Максим». Он устанавливался на авиационной турели на крыше бронекорпуса. Стрельба из него велась с остановок. Из-за этого корпус в задней части пришлось изменить, увеличив объем боевого отделения и уменьшив угол наклона кормовых листов брони. Задний пулемет ДТ на машине Д-12 уже не устанавливался.

За счет изменения формы корпуса и появления дополнительного вооружения боевая масса Д-12 возросла до 1650 кг против 1600 кг у Д-8. Однако на динамических характеристиках бронеавтомобиля это не отразилось: обе машины развивали скорость по шоссе до 85 км/ч. Одинаковым был и запас хода – 225 км по шоссе и 190 км по проселку. Вместе с тем, испытания выявили и немало недостатков.

В мае 1931 года машины осмотрела комиссия Научно-технического комитета УММ РККА. В ее заключении говорилось:

«Имеющиеся на машинах установки для ДТ расположены без учета ведения из них огня. Установка пулемета у водителя вследствие невозможности приведения пулемета до горизонтального положения, так как голова стрелка упирается в крышу и отсутствие угла снижения допускает возможность ведения пулеметного огня только по высоким целям.

Стрельба из боковых установок также невозможна ввиду трудности приспособления стрелка к этим установкам. Если стрелять с левой установки, то мешает задняя стенка машины и спина водителя. При стрельбе из правой установки можно стрелять прямо перед собой. При этом стрелку приходится втискиваться между водителем и задней стенкой корпуса. Сектора обстрела при стрельбе из правой и левой установок совершенно отсутствуют. Такое же положение и при стрельбе из задней установки, имеющей те же недостатки, что и бортовые.

Установка турели на Д-12 не оправдывает своего назначения, так как она имеет недостаточный угол возвышения и не защищает стрелка от поражения с воздуха (турель авиационного типа). Перестановка пулемета из одного гнезда в другое в бою на ходу совершенно невозможна, так как пулемет после стрельбы сильно перегревается и взять его голыми руками совершенно невозможно.

Если иметь не один, а 2-3 пулемета, установленных в имеющихся установках, то они делают совершенно невозможным ведение огня из машины вследствие стесненности стрелка. Условия наблюдения для командира машины (он же стрелок) совершенно не отвечают техническим требованиям».

В июне 1931 года комиссия пришла к выводу: «Признать, что бронеавтомобили Д-8 и Д-12 не удовлетворяют требованиям, предъявляемым к легким разведывательным автомобилям ввиду неудобства пользования вооружением, плохой видимости для водителя и перегрузки передней оси».

Почитаешь и задумаешься…

Тем не менее, после небольших доработок оба бронеавтомобиля рекомендовали для серийного производства, поскольку ничего другого просто не было, а армия нуждалась в новой технике. Планировалось осуществлять выпуск броневиков на Ижорском заводе, но из-за его загруженности заказ передали на завод «Можерез», где в 1931 – 1932 годы изготовили шестьдесят Д-8 и Д-12.

Стоит отметить, что параллельно с разработкой Д-8 и Д-12 на Ижорском заводе изготовили и несколько броневиков на шасси автомобиля «Форд-А». Внешне все машины (в документах они именуются как «Форд-А» с броней», или «колесные танкетки») были очень похожи. Их корпуса представляли собой броневые ящики без крыши. Вооружение броневиков включало по два пулемета. Один из них размещался в лобовом листе справа от водителя, другой – на штыревой установке в центре броневого кузова.

Очевидные конструктивные недостатки бронеавтомобилей Д-8 и Д-12, а также поступление в армию новых типов легких броневиков предопределили их использование в основном как учебных. Известен лишь один случай боевого применения Д-8 в ходе войны с Финляндией в составе 117-го отдельного разведывательного батальона 163-й стрелковой дивизии 9-й армии. В том батальоне числилось три машины и в ходе боев все они были потеряны. Причем один броневик, захваченный финнами, использовался в качестве штабного вплоть до ноября 1943 года.

Весной 1931 года в Опытноконструкторском и испытательном бюро УММ РККА изготовили опытный образец бронеавтомобиля Д-9. В качестве базы при его создании использовали шасси трехосного неполноприводного американского грузовика «Мореланд». Сотню таких машин закупила в США комиссия И.А. Халепского в 1930 году. Боевая машина массой 7000 кг имела сварной корпус, выполненный из броневых листов толщиной 4-8 мм. Во вращающейся башне находилась 37-мм пушка Гочкиса, а в раздельных установках – пулемет ДТ. Имелись также два пулемета, которые можно было расположить в любых из восьми шаровых установок по бортам корпуса. Экипаж состоял из трех человек, для которых в бронеавтомобиле предусмотрели дверь с правой стороны корпуса.

Бронеавтомобиль Д-9. Москва, 1931 год
Бронеавтомобиль Д-9. Москва, 1931 год

При создании следующей машины Д-13, в отличие от Д-9, использовали более легкое трехосное шасси автомобиля «Форд-Тимкен», благодаря чему ее масса не превышала 4140 кг. Корпус броневика – сварной. Он изготавливался из броневых листов толщиной от четырех до восьми миллиметров.

Вооружение Д-13 состояло из 37-мм пушки «Гочкис» (или ПС-1) и пулемета ДТ, размещенных раздельно во вращающейся башне конической формы. Еще один ДТ расположили в шаровой установке в лобовом листе корпуса справа от водителя. Этот же пулемет при необходимости мог быть перенесен в одну из четырех бортовых и кормовую шаровую опору. Над верхним люком, находившимся в кормовой части корпуса за башней, для стрельбы по воздушным целям имелась возможность устанавливать турель с пулеметом системы «Максима». Боекомплект состоял из 100 патронов к пушке и 5040 патронов калибра 7,62 мм.

Бронеавтомобиль Д-13. Лето 1931 года
Бронеавтомобиль Д-13. Лето 1931 года

Для наблюдения за местностью использовались смотровые щели в корпусе и башне, закрывавшиеся изнутри броневыми заслонками. Для посадки экипажа в бортах и корме корпуса имелись двери.

Максимальная скорость машины достигала 55 км/ч. Запас хода по шоссе -130 км. По бортам корпуса крепились запасные, свободно вращавшиеся колеса, позволявшие преодолевать препятствия, исключая посадку днища машины на грунт. Для движения Д-13 задним ходом (со скоростью до 9 км/ч) предусмотрели кормовой пост управления.

Обе машины в мае 1931 года продемонстрировали военным, которые, как и в случае с Д-8 и Д-12, подвергли жесткой критике их бортовые пулеметные установки. Применительно к Д-9 недовольство заказчика вызывала чрезмерно большая масса и громоздкость машины при вооружении как у среднего бронеавтомобиля. К тому же, трудоемкость изготовления Д-13 оказалась слишком высокой. Действительно – корпус броневика состоял из 55 деталей различной формы, а протяженность сварных швов составляла 122 метра!

На доработку машины ушел месяц. В обновленном варианте Д-13 имел башню, сваренную из плоских бронелистов, лишился бортовых пулеметных установок и зенитной турели. Но и на этот раз представителям НТК УММ отметили множество недостатков. Тем не менее, было принято решение о запуске первой серии из десяти машин с условием их доработки. При этом от Д-9 военные решительно отказались.

Выпуск первой партии Д-13 планировали начать на Московском железнодорожном ремонтном заводе («Можерез») в Люблино, куда летом 1931 года переехало КБ Дыренкова. Но почти сразу же возникли трудности. Как и следовало ожидать, корпус бронемашины был мало приспособлен к серийному производству. Можно лишь предположить, что конструктор не имел никакого представления о технологии производства. В итоге пришлось срочно перерабатывать проектную документацию на корпус, и к сборке первых бронемашин приступили лишь в начале 1932 года. Впрочем, худо-бедно, но к маю все десять Д-13 сдали, и они поступили в войска.

А затем на военных «снизошло просветление»: расформировав 1 декабря 1932 года Опытно-конструкторское и испытательное бюро УММ, они отказались от дальнейших работ с Н.И. Дыренковым. Изобретатель-самоучка пытался предложить свои услуги КБ ОГПУ, но безуспешно. Дальнейшая его судьба почти неизвестна. По некоторым сведениям, он погиб в автокатастрофе в середине 1930-х годов.

Михаил БАРЯТИНСКИЙ

Рекомендуем почитать

  • АВТОНАСОС ДЛЯ ВЕЛОСИПЕДААВТОНАСОС ДЛЯ ВЕЛОСИПЕДА
    Накачивать камеру велосипедного колеса, например после ремонта ее или шины, операция довольно утомительная из-за малой производительности входящего в комплект насоса. К тому же есть...
  • ЗИМА НЕ СТРАШНАЗИМА НЕ СТРАШНА
    если повысить интенсивность обогрева квартиры установкой на свободных участках труб отопления дополнительных пластин-хомутов, сделанных из теплопроводного материала (например,...
Тут можете оценить работу автора: