ТРИ ЖИЗНИ ЭСМИНЦЕВ

ТРИ ЖИЗНИ ЭСМИНЦЕВ

Говоря об истории развития класса эскадренных миноносцев, можно отметить один любопытный факт. После обеих мировых войн флот Соединенных Штатов Америки оказывался в весьма своеобразном положении: эсминцев военной постройки находилось в строю намного больше, чем этого требовалось для мирного времени. Естественно, что средства на постройку новых дестройеров выдавались крайне неохотно, и американским адмиралам приходилось мириться с тем, что в случае возможного конфликта им придется воевать устаревшими кораблями.

Судьба “гладкопалубных” миноносцев постройки 1916-1919 годов сложилась не самым лучшим образом – лишь немногие из них дожили до Второй мировой войны, полностью потеряв к тому времени боевое значение. Зато у их “потомков” позиции были значительно сильнее. В конце 40-х годов американские эсминцы военного времени не только не уступали, но и заметно превосходили по прочности и боевым качествам своих современников. И, что не менее важно, оставалась возможность их применения в будущем, поскольку появился новый потенциальный противник – Советский Союз.

Противолодочный фрегат "Рэпид", Англия, 1943/1953 г.
Противолодочный фрегат “Рэпид”, Англия, 1943/1953 г.
Переоборудован из одноименного эсминца по проекту 15, модернизировался на верфи “Стефенс”. Данные после модернизации: водоизмещение нормальное 2240 т, полное 2850 т. Длина наибольшая 109,2 м, ширина 10,9 м, осадка 4,2 м. Мощность двухвальной турбинной установки 40 000 л.с., скорость 36 узлов. Вооружение: два 102-мм универсальных орудия и два 40-мм автомата, два реактивных бомбомета “Сквид”, два 533-мм торпедных аппарата. Всего в 1952 – 1956 годах по проекту 15 модернизировано 23 единицы

Если на поверхности моря и в воздухе американцы имели абсолютное превосходство, то угроза из-под воды становилась все более и более опасной. Бурный рост советского подводного флота требовал многочисленных легких сил для противолодочной обороны и эскорта ударных авианосных соединений. Но строить новые корабли при наличии трех с лишним сотен совсем не старых и вполне боеспособных эскадренных миноносцев выглядело недопустимым расточительством даже для богатой Америки. Куда целесообразнее было модернизировать “флетчеры”, “самнеры” и “гиринги” с учетом более актуальных задач и новой обстановки на море. Так эсминцы флота США стали главным объектом программы ФРАМ (FRAM – Fleet Rehabilitation And Modernisation – восстановление и модернизация флота), включавшей также подводные лодки и противолодочные авианосцы.

Программа ФРАМ и по сей день остается крупнейшим в своем роде мероприятием. Она преследовала две главные цели: получить новые, более эффективные корабли ПЛО и продлить срок службы эскадренных миноносцев, находившихся в строю к моменту ее принятия уже свыше 15 лет. Перевооружение основывалось на “трех китах” – трех новых системах противолодочного оружия: противолодочнои акустической самонаводящейся торпеде Мк-44, ракетоторпеде АСРОК (ASROC-Anti-Submarine Rocket) и системе ДЭШ (DASH), основанной на применении малого радиоуправляемого вертолета. Первые два компонента оказались весьма удачными. Заряд малогабаритной торпеды Мк-44 был опасен для подводной лодки, но нанести большой ущерб крупному надводному кораблю он не мог. Впрочем, торпеда для решения последней задачи и не предназначалась. Зато она демонстрировала высокую надежность, причем не столько за счет электронных “наворотов”, сколько вследствие рациональной простоты конструкции. В частности, в ней не было даже гироскопов; ее устойчивость на курсе и по глубине обеспечивалась только лишь удачной балансировкой.

Эсминец "Рэдфорд", США, 1943/1963 г.
Эсминец “Рэдфорд”, США, 1943/1963 г.
Один из эсминцев типа “Флетчер”, модернизирован по программе ФРАМ-2. Водоизмещение стандартное 2340 т, полное 3050 т. Длина наибольшая 114,8 м, ширина 12,1 м, осадка 5,3 м. Мощность двухвальной турбинной установки 60 000 л.с., скорость 35 узлов. Вооружение: два 127-мм и четыре 76-мм универсальных орудия, четыре 20-мм спаренных зенитных автомата, один реактивный бомбомет “Уэпон Альфа” и один многоствольный реактивный бомбомет “Хеджехог”, радиоуправляемый вертолет ДЭШ, шесть 324-мм торпедных аппаратов ПЛО. Всего по программе ФРАМ-2 переоборудовано три корабля типа “Флетчер”, 33 – типа “Аллен М. Самнер” и 16 – типа “Гиринг”

Эта же торпеда стала и основным компонентом системы ПЛО АСРОК. Восемь направляющих для ракетоторпед помещались в большой “ящик”, позволявший вести стрельбу любым количеством снарядов, от одного до восьми в залпе. Перед пуском по данным гидроакустики рассчитывалась точка, в которую следует направить ракету, чтобы после ее приводнения головка самонаведения торпеды могла захватить цель. В XXI веке едва ли кого можно удивить этой немудреной схемой, но следует помнить, что разработка системы началась в послевоенные годы, когда конструкторы еще вели расчеты на механических арифмометрах! Тем не менее, система получилась настолько удачной, что во многих странах она состоит на вооружении и сегодня. Следует лишь заметить, что эффективность системы находится в прямой зависимости от дальности действия корабельного гидролокатора, поэтому важнейшим компонентом модернизации по программе ФРАМ был не только монтаж ракето-торпедной пусковой установки, но и передового по тем временам сонара SQS-23.

Что же касается третьей составляющей ФРАМовской модернизации, то идея атаки подводной лодки на расстоянии нескольких десятков миль при помощи беспилотного вертолета, вооруженного самонаводящейся торпедой, потерпела полное фиаско. Система ДЭШ была принята на вооружение до ее полной проверки. Летательные аппараты, испытанные лишь в “тепличных” полигонных условиях, в море стали один за другим терпеть аварии. Пришло время подсчитать убытки: всего за пять лет, с 1964 по 1969 год, когда на программе ДЭШ окончательно поставили крест, из 746 поставленных флоту вертолетов разбились 416! Попытка же базировать вместо двух радиоуправляемых аппаратов один нормальный вертолет оказалась несостоятельной – полетная палуба не могла выдержать веса даже самой легкой машины. Флот Соединенных Штатов оказался в неприятном положении: в то время, когда другие страны начали активно применять корабельные вертолеты, американцы остались вообще без противолодочной винтокрылой авиации.

Эсминец "Леонард Ф. Масон", США, 1946/1964 г.
Эсминец “Леонард Ф. Масон”, США, 1946/1964 г.
Один из эсминцев типа “Гиринг”, модернизирован по программе ФРАМ-1. Водоизмещение стандартное 2460 т, полное 3500 т. Длина наибольшая 119 м, ширина 12,54 м, осадка 4,42 м. Мощность двухвальной турбинной установки 60 000 л.с., скорость 32 узла. Вооружение: четыре 127-мм универсальных орудия, 1×8 ПУ ПЛУРО АСРОК радиоуправляемый вертолёт ДЭШ, шесть 324-мм торпедных аппаратов ПЛО. Всего по программе ФРАМ-1 переоборудовано 79 кораблей типа “Гиринг”

Модернизация эсминцев военной постройки проводилась по двум основным схемам. Первая из них, ФРАМ-1, обеспечивала продление активной службы кораблей, по меньшей мере, на десять лет и предусматривала установку комплекса АСРОК, двух трехтрубных 324-мм противолодочных торпедных аппаратов Мк-32, ангара на два вертолета QH-50A злополучной системы ДЭШ и многочисленного электронного оборудования. Самыми подходящими для ее реализации были имевшие более длинный корпус “гиринги”. При этом эсминцы лишались одной 127-мм башни, старых торпедных аппаратов и всех зенитных автоматов. За пять лет, с 1960 по 1964 год, таким образом переоборудовали 79 эсминцев типа “Гиринг”. Стоимость модернизации одного корабля составляла около 11 млн. долларов.

Вариант ФРАМ-2 стоил на треть меньше (7 млн. долларов), но и эффективность модернизации уменьшалась: система АСРОК не устанавливалась, а гарантированная продолжительность службы возрастала всего на пять лет. Естественно, что второй вариант стал уделом части хуже сохранившихся “гирингов” (16 единиц), а также более старых “самнеров” и “флетчеров” (переоборудовано соответственно 34 и 3 корабля). По программе 1965-го финансового года предполагалось модернизировать еще 17 эсминцев этих же типов, но затем заказ отменили.

Программа ФРАМ загрузила 11 верфей США. Общие затраты на ее осуществление достигли 1100 млн. долларов – огромная сумма в ценах 60-х годов, равная стоимости двух самых крупных ударных авианосцев. Но в целом затраченные средства окупились. Если не считать “накладку” с беспилотным вертолетом, то следует отметить, что обновленные эскадренные миноносцы в целом оказались вполне современными противолодочными кораблями. А срок службы в итоге превзошел все исходные расчеты: большинство ФРАМовских эсминцев находилось в строю до конца 80-х годов, а некоторые из них служат до сих пор.

 

“Третью жизнь” аме

Эсминец "Шуэй-Ян", Тайвань, 1945/1989 г.
Эсминец “Шуэй-Ян”, Тайвань, 1945/1989 г.
Бывший эсминец “Хоукинс” типа “Гиринг”, модернизирован по программам ФРАМ-1 в США и “Ву-чжинь-1” на Тайване. Водоизмещение стандартное 2425 т, полное 3465 т. Длина наибольшая 119 м, ширина 12,52 м, осадка 4,61 м. Мощность двухвальной турбинной установки 60 000 л.с., скорость 32 узла. Вооружение: два 127-мм и одно 76-мм автоматическое орудие, два 40-мм автомата, пять ПУ противокорабельных ракет “Сюнфэн”, четыре ПУ зенитных ракет “Си Чаппарэл”, 1×8 ПУ ПЛУРО АСРОК, шесть 324-мм торпедных аппаратов ПЛО и легкий вертолет “Хьюз-500”. Всего в 1971 – 1983 годах Тайваню передано 15 эсминцев типа “Гиринг”, из которых десять до сих пор находятся в строю

риканские эсминцы военной постройки обрели во флотах других стран-союзников Соединенных Штатов. С 70-х годов ФРАМовские корабли начали активно поставляться “на экспорт” – в Грецию, Турцию, Испанию, страны Латинской Америки, на Тайвань, в Южную Корею, Иран и Пакистан. Поскольку некоторые из этих стран находились в весьма натянутых отношениях, наличие в составе их флотов одинаковых по внешнему виду кораблей иногда приводило к трагическим случайностям. Во время конфликта на Кипре в 1974 году Греция и Турция от дипломатических демаршей перешли к прямому применению оружия. Это оказалось роковым для бывшего эсминца типа “Гиринг” – “Хэрвуда”, ставшего турецким “Коджатепе”. При высадке турецкого десанта на Кипр греческий флот не замедлил выйти в море. Полная однотипность главных сил, состоявших у обеих противоборствующих сторон из “флетчеров”, “гирингов” и “самнеров”, сыграла злую шутку с этим эсминцем. “Коджатепе”, оторвавшийся от конвоя для противодействия греческому флоту, был принят своей собственной авиацией за корабль противника и “успешно” потоплен.

Дальнейшая судьба уже практически отслуживших свой срок эсминцев зависела исключительно от новых хозяев. Они продолжали модернизировать американский “сэконд хэнд”, возвращая на прежние места малокалиберные зенитные автоматы и устанавливая противокорабельные ракеты. Дальше всех в этом направлении пошли тайваньцы. На их многочисленных “флетчерах”, “самнерах” и “гирингах” спаренные 127-миллиметров-ки частично заменялись современными 76-мм универсальными орудиями итальянской фирмы “ОТО-Мелара”, частично – противокорабельными ракетами “Сюнфэн” отечественного производства, а также американскими зенитными “Стандарт” и “Си Чапарэл”. Полностью обновились также радары и гидролокаторы. По масштабам тайваньские модернизации затмили собой американский ФРАМ.

Что же касается бывшей “владычицы морей”, то у нее после Второй мировой войны дела обстояли далеко не так хорошо, как у их заокеанских союзников. Англичане потянулись было за старшим партнером, однако у них оказалось куда меньше и “исходного материала”, и денег. Их эсминцы военной постройки совершенно не подходили к условиям современной войны: они не имели ни универсальных орудий главного калибра, ни нормальных систем управления огнем, ни сколь-нибудь приличного противолодочного вооружения. Проект “модернизации 15” предусматривал очень серьезные изменения – полубак продлевался почти до самой кормы (как на последних эскортных “хантах”), над ним появились новые обтекаемые надстройки из алюминиевого сплава; полностью закрытый мостик включал специальные помещения для боевого информационного поста с современным оборудованием. Хуже обстояло дело с артиллерией. Она состояла теперь только из пары полуавтоматических 102-миллиметровок, установленных в корме и уступавших по своим характеристикам послевоенным орудиям всех стран. Зато они управлялись из собственного КДП, как и пара 40-мм автоматов, составлявших все легкое зенитное вооружение.

Более мощными выглядели средства противолодочной борьбы, включавшие полный набор современных пассивных и активных гидролокаторов и пару трехствольных реактивных бомбометов “Сквид”, более простых, чем навороченный американский “Узпон Эйбл”, но стрелявших весьма увесистыми бомбами на достаточную дальность. На последних кораблях устанавливался новый стабилизированный бомбомет “Лимбо”, отличавшийся большей дальностью и усовершенствованной системой перезарядки. А вот создать полноценную противолодочную 533-мм самонаводящуюся торпеду “Биддер” англичанам не удалось – та оказалась крайне неудачной, и большинство бывших эсминцев, превратившихся во фрегаты типа 15, остались без торпедного оружия вообще.

Тем не менее, англичане были довольны фрегатами. Правда, денег на слишком масштабную модернизацию явно не хватало. Поэтому на смену пятнадцатому проекту пришел проект 16, так называемое “ограниченное решение”. Спаренная 102-мм артустановка сохранилась на более привычном месте – в носу; система управления огнем осталась простейшей, а единственный универсальный радар едва ли мог оказать существенную помощь при стрельбе в плохих погодных условиях. В попытке повысить более чем сомнительную боевую ценность 16-го проекта на нем оставили один четырехтрубный торпедный аппарат, как указывалось в спецификациях, “для возможности вести бой с надводным противником”. Думается, что при встрече английского “полуэсминца” с любым из его послевоенных “одноклассников” советского флота даже самый азартный любитель пари вряд ли поставил бы на первый даже пенс.

В. КОФМАН

Рекомендуем почитать

  • ЛЫЖЕХОД «ТАЙГА-2»ЛЫЖЕХОД «ТАЙГА-2»
    Жестокие морозы, снежные бури и заносы порой на многие недели обрывают транспортную связь между поселками на Крайнем Севере. Даже вертолету в такую погоду не подняться в воздух. А если...
  • ЧЕРЕЗ ТОПИ И ПРЕПЯТСТВИЯЧЕРЕЗ ТОПИ И ПРЕПЯТСТВИЯ
    Письмо пришло из башкирского поселка Чишма от подписчика нашего журнала Дамира Даянова. Дамир рассказывает о своем соседе — автоконструкторе-энтузиасте Алексее Маскаеве, который, еще...
Тут можете оценить работу автора: